Хроники локаций

Размер шрифта: - +

Часть 1 – Порог вхождения

Я широко открыл левый глаз, стараясь не моргать. В темноте возникло несколько разноцветных точек, то приближающихся, то отдаляющихся. Процедура диагностики заняла не больше двадцати секунд.

- Можете выходить, - прозвучал искаженный динамиком голос.

В небольшой комнате, заставленной офтальмологическим оборудованием, зажегся мягкий свет. Я вытащил из кармана очки и поправив погнутую дужку, вошел в кабинет врача. Грузный мужчина, неряшливо накинувший на плечи желтый халат, сидел перед экраном монитора, неодобрительно цокая языком. Медсестра схватила пачку бумаг и торопливо вышла.

- Что там, доктор? - спросил я.

Перед глазами плавал белесый туман, не давая разглядеть выражение на лице врача.

Искажения в зрительном поле появились вчерашним утром, после неудачной стычки в клубе. Я вырубил двоих и получил металлической урной по затылку. Выхватил еще парочку ударов ногами, затем прибежали друзья. В глазах всю ночь танцевали искры, а потом появился надоедливый белесый дымок.

Тем же утром меня задержали менты. Смертность при тяжелых головных травмах приближается к пятидесяти процентам. Один из нападавших умер в больнице. Приехал домой, лег спать, а на утро – холодный, как сердце прокурора. Диагноз - вклинение миндалин мозжечка в большое затылочное отверстие.  По злой иронии, паренек и оказался сыном прокурора. 

На камерах видно, что напали на меня, а я лишь защищался. В результате, после двух заседаний суда, ночных звонков, множества угроз, мне дали два года условного срока.   

- Отслоение сетчатки, - сказал доктор, вырывая меня из раздумий, - Множественные мелкие разрывы. Скажу сразу, что лечение будет стоить огромных денег.

- Не будет никакого лечения, - задумчиво сказал я и добавил. - Какие прогнозы?

- Ситуация быстро ухудшается, - сказал доктор, нервно почесывая торчащий кадык. – Лазер не помог. Впервые сталкиваюсь с таким сложным случаем. Я дам пару месяцев до полной слепоты.

- Спасибо, доктор, - сказал я, выходя из кабинета. – Надеюсь, что быольше не увидимся.

Прижавшись плечом к стене, я дошел до лестницы на первый этаж. Все вокруг плыло и дрожало, полностью дезориентируя. Я спустился в холл, умудрившись врезаться в лбом в дверь, и рухнул на коричневое пятно дивана. Пальцы по памяти набрали номер риэлтора, по совместительству являющейся моей девушкой.

- Продавай, деньги домой завези. Срочно. - произнес я и положил трубку.

Настя была хорошей девушкой, но совершенно не умела выбирать парней. Глупышка надеялась, что я продаю квартиру, чтобы устроить нам роскошную свадьбу.

Добравшись домой на такси, я начал собирать вещи. Деньги лежали на столе, сложенные аккуратными пачками. Рядом миска салата и записка от Насти, чтоб я хорошо питался.

Все случилось гораздо раньше, чем планировалось. Я честно пытался жить, как остальные люди – завел девушку, работал в строительном агентстве, завязал с экстремальным спортом. Но просыпаясь каждое утро, я долго лежал, пытаясь справиться с накатывающей тошнотой.

- Скучно, - прошептал я. – Как же здесь скучно…

Есть вещи, которые человек не в состоянии превозмочь. Один удар по затылку и ты калека. Никакая сила воли не поможет излечить рак или предотвратить смерть Я давно решил, что в этом мире меня ничего не держит. Не хватало лишь легкого толчка, чтобы отправиться навстречу другому измерению.

Пискнул телефон. Глаза слезились, и я едва смог прочитать расплывающиеся буквы.

«Жду тебя вечером, мы будем ужинать у мамы.»

Ага, конечно, так я сразу и побежал к этой рыжей мегере. Более сварливой, раздражительной и злобной женщины, я еще не встречал. Мне было искренне жаль ее мужа, уже начавшего глохнуть, чтобы наконец избавиться из визга старой истерички. Говорят, что если хочешь жениться на девушке, то стоит внимательно посмотреть, как ее родители общаются между собой. Девушки неосознанно копирует манеру поведения матери. Поэтому, прости Настя, никакой свадьбы у нас не будет.   

Я надел термобелье, спортивные штаны с начесом, заправил тонкую флисовую кофту, поверх натянул пуховой свитер. Накинул черную альпинистскую куртку и зашнуровал высокие берцы, с блестящими металлическими носами. Подхватив заранее приготовленный рюкзак и напоследок оглядел квартиру, где прожил последние три года.

- Да и хер с тобой, - сказал я. – Гори оно все огнем.

Никогда не отличался сентиментальностью. В двадцать пять лет, практически слепой, я наконец отправляюсь в свою первую локацию. 

Серебристый автобус подъехал к подъезду, опоздав на двадцать минут. Обтекаемая форма кузова и широкое лобовое стекло делало его похожим на огромную стальную гусеницу. Я успел вспотеть, утепленный с ног до головы и почувствовал, как зачесались волосы под шапкой.

Двери автобуса мягко разъехались, выпуская суетливо дергающегося юношу. Из-за ухудшившегося зрения, я не смог даже толком определить возраст.

- Это вы, Мефодий? - спросил он неприятно высоким голосом.

- Ага, - коротко ответил я.



Муси Мэй

Отредактировано: 27.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться