Хроники локаций

Размер шрифта: - +

Часть 2 - Печать мертвого дракона

Холодно. Внутри застрял кристалл льда, ранящий внутренности острыми гранями. Убью. Прикончу старика. Из-за него я гнию заживо, спрятавшись в омерзительной норе, наполненной падалью. Пришлось убить детенышей болотного волка. Дали пятьсот жетонов.

Что будет, когда мать распотрошенных волчат вернется?

Не знаю. Ничего не хочу знать. Дойти бы до терминала, восстановить тело. Но там целая толпа народа, даже в очередь выстроилась. Я успел схватить меч, на одежду не оставалось времени, старик мог вернуться.

Нельзя спать, осталось потерпеть всего двадцать часов, пока не кончатся эффекты. Как же больно, внутренности обжигает холод, превращая их в кашу из льда и крови. Если бы не Десятый, я бы сошел там с ума. Симбионт смог частично подавить боль, но оставшаяся часть была слишком велика.

Надо отвлечься. Я пролистал уже десятки раз прочитанные достижения и эффекты, полученные во время опытов старика. 

Получено достижение – Чумная крыса. Награда – частичный иммунитет к болезнетворным бомбам. Попадите не менее десяти раз под болезнетворный снаряд в течении 15 минут. Заменено превосходящим улучшением. Компенсация – 100 жетонов. 

Абсолютно не стоит мучений, которое причиняет чума. Жалких сто жетонов за кашель с кровью.

Получено уникальное достижение – Воля Нешьяна. Награда – на вас не действуют эффекты немоты, контроля разума, оглушения, отравления, болезни, кровотечения. Ваше тело постоянно гниет, нуждаясь в постоянной подпитке ихором. Вам недоступны функция обмена сообщениями.

 Стоит ли гниющее тело таких бонусов?

Глядя на отслаивающуюся кожу и задыхаясь от собственного смрада, я гарантированно отвечу – нет!

И где мне взять ихор? Что это вообще такое?

Вдобавок к разлагающемуся телу идет еще парочка дополнений. Будто отваливающихся ушей недостаточно.

Наложен отрицательный эффект – Светобоязнь. Попадая на открытую кожу, солнечные лучи значительно ускоряют процесс разложения. 

Наложен отрицательный эффект – Зловоние. Разлагающая плоть распространяет ужасный запах, привлекая монстров-падальщиков.    

У нас осталось не больше десяти дней. Необходима пища для частичного восстановления.

Ах, нам срочно нужна еда, но пошло все к черту. Я пробовал съесть щенка болотного волка, но там только воняющая тиной шерсть и дерьмо. Я устроился поудобнее, прижавшись к подстилке из костей и сухих листьев.

Невольно напрягшись, я проклял десятого, манипулирующего мной с помощью гормонов. Иначе, откуда это острое чувство голода и злости?

Пришлось давиться шерстью мертвых щенков. Мерзость. Тонкие косточки хрустели под нажимом челюстей, а шерсть приходилось постоянно доставать пальцами, засовывая их в горло. Кишками я побрезговал, несмотря на давление бурчащего желудка, съел только крохотную печень.

Сверху послышался шорох, но я даже не тронул валяющийся рядом клинок. Мне все равно, если пришла волчица, принесшая своему помету еду и ласку. Пусть разорвет острыми клыками это распадающееся тело. Я даже не буду сопротивляться.

Запахло болотом. Аромат даже умудрился перебить мое гнилостное амбре. В нору проснулась оскаленная, бурая морда, с длинными желтыми клыками. 

Болотный волк. Уровень 12.      

У волчицы желтые глаза и потрепанные, куцые уши. Мы несколько секунд изучали друг друга, пока она убрала морду. От норы не отошла. Громко воет, словно не боится, что придут монстры пострашнее. Я рыгаю и едва не падаю в обморок от густого, почти жидкого зловония. Все же забираю меч. Отчего-то хочется смеяться.

Я вылезая из норы, умудрившись оставить клок волос на узких стенках. Волчица немного отбегает и продолжает выть, запрокидывая голову, словно взывая к волчьему богу, допустившему гибель ее детенышей.

- Ну убей меня, убей… - я захлебываясь от смеха. – Ведь и правду сожрал их, ты сама видела.

Вцеплюсь пальцами в спутанную, длинную шерсть волчицы. Она замолкает, но не пытается сдвинуться, убежать от кровожадного чудовища, пожравшего ее детей. Я почти бьюсь в истерике, оглашая окрестности приступами хохота, перемежающиеся нечленораздельными воплями. В груди становится тепло. Волчица прижимается мордой, обдает жарким, звериным дыханием.

- Почему? – спрашиваю я, постепенно переходя на крик. – Почему? Почему!?

Животное все же испугавшись, быстро отбегает и ныряет в нору, ставшую могилой для ее выводка.

Успокойся, Ди. Мы справимся.  

- Справимся, конечно, - вслух отвечаю симбионту. – Я же не зря съел столько дряни?



Муси Мэй

Отредактировано: 27.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться