Я красавчик. И это бесспорно!

Размер шрифта: - +

1. Арсений

– Марс, и как это тебе только в голову пришло?

Мой друг и товарищ Славик Ветров, язвит. Вся наша дружба завязана на этом: я оптимист, а он пессимист. Я толкаю идеи, а он их разбивает в пух и прах, находит слабые места и обещает все беды на мою голову, если и в этот раз поступлю по-своему.

– Ну, сколько можно? Мне тридцать два.

Это железный аргумент, против которого не попрёшь.

– А вообще давно пора, – неожиданно соглашается Славик и делает большой глоток пива.

От неожиданности я моргаю. По спине бежит нехороший холодок: как только Слава становится подозрительно покладистым, обязательно что-то случается, и всё идёт наперекосяк.

– Не, ну правда: новая жизнь, другие рельсы, второе дыхание, преодоление очередной планки. А там, глядишь, женишься, остепенишься, родишь ребёнка или два, у тебя вырастет пивное брюшко, и ты будешь бряцать медалями и рассказывать всем, бия себя в грудь, каким ты был, и как им до тебя расти и расти, потому что сопляки – раз, пороху не нюхали – два.

Я с сомнением поглядываю на свой каменный пресс. Славка ловит мой взгляд и закатывает глаза, вздыхая.

– Это только мышцы качать трудно, а брюхо растёт быстро.

– Что ты предлагаешь? – хочу выслушать его аргументы.

– Да ничего, – салютует он мне бокалом. – Не представляю тебя в другой ипостаси. Попробовал – и не вижу. Ни бизнесменом не вижу, ни отцом семейства.

– Ну да, – мрачнею я, – Гуляй-ветер моё имя.

Из-за моей показушной ярко-сказочной жизни всем кажется, что я не способен ни на что серьёзное. Имидж – всё. Даже Славка забыл, что в глубине души я очень домашний и порядочный, уравновешенный и мечтаю о покое, какой-то стабильности.

– Эй, Марс, – у Славки наконец-то серьёзные глаза. И от этого становится ещё неуютнее. – В конце концов, это твоя жизнь. Ну хочется тебе всё бросить и начать с нуля – сделай это. И вернуться можно, если быстро, и по-другому как-то повернуть, если ничего не получится.

– Мне тридцать два, – твержу я упрямо, – и если я уйду – не вернусь. Уходить надо вовремя и красиво, понимаешь?

– Да понимаю я всё, – машет рукой Славик, украдкой поглядывая на часы. Молнией пронзает догадка: ему сейчас не до меня на самом деле. Не до моих проблем и сенсаций. Но это что-то новенькое. Есть только одна вещь, ради которой Славик будет поглядывать на часы и нервничать – девушка.

– Кто она? – спрашиваю с интересом, на миг позабыв о том, что грызёт меня уже не один месяц.

Славка вздыхает.

– Ничего от тебя не скроешь, барбос. А она – замечательная. Сейчас таких не делают. Умная, красивая, стройная, – загибает он пальцы, – живая, непосредственная, любознательная.

Я даже рот от неожиданности открыл.

– Ты не увлекайся, а то пальцев на руках не хватит, разуваться придётся.

– Да ну тебя, – плюётся в сердцах Славун. – Впервые в жизни хотел прекрасным поделиться, а ты, якобы оптимист, всё стремишься к плинтусу прижать.

– Хороша в горизонтальной плоскости? – по инерции продолжаю выспрашивать. Это что-то наподобие азарта: узнать чуть побольше об очень непростой и замкнутой жизни дворянина Славы Ветрова. Он тот ещё циник и говнюк, и то, что друг вот так рассыпается в комплиментах, я вижу лишь одно: девушка либо очень хитрая, либо ему действительно повезло.

Славик выпрямляется и строго сжимает губы «розочкой».

– У нас пока что чистые и светлые отношения. И мы никуда не спешим. Да.

Я чуть пивом не поперхнулся – как раз собрался сделать первый и единственный глоток: я равнодушен к алкоголю, но компанию поддерживаю, если надо. Славик и чистые отношения?.. Это что-то новое.

– Вот только не нужно так на меня смотреть! – щетинится он, как ёж. – Это у тебя всё просто: свободные отношения, куча баб, поклонниц, страстный одноразовый секс. Ты красавчик – это всем известно.

За мной несётся такой шлейф сплетен. Я не спорю и не развеиваю мифы. Чем больше будешь с пеной у рта доказывать, что это не так, тем громче будут выступать морализаторы. Но, честно говоря, от Славы я такой подставы не ожидал. Уж кто-кто, а он знает меня лучше всех. Да он и сам – далеко не образец благочестия, а поди ж ты… Проняло? Наш циник спёкся?

– Познакомишь? – приподнимаю бровь и делаю контрольный выстрел. Слава ещё раз смотрит на часы и поднимается.

– Извини, но нет. По крайней мере, не сейчас.

– Ну, нет так нет, – соглашаюсь. – Искренне рад за тебя.

У Славки лицо разглаживается. Кивает рассеянно. Он мыслями уже не здесь. И именно это убеждает меня в правильности своего решения.

Это не я начал новую жизнь. Это Славка меня опередил, хоть ему ещё и тридцати нет. Из нас двоих он менее склонен к сантиментам и никогда не верил в судьбу, предназначение, смысл жизни. Всегда издевался и куражился, когда меня пробивало пофилософствовать и поразмышлять.



Ева Ночь

Отредактировано: 28.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться