Я красавчик. И это бесспорно!

Размер шрифта: - +

3. Надя

За несколько месяцев до мая

 

Такие моменты, как этот, я называю «не самое лучшее время». Всё, что ни делаешь, обречено на провал. И то плохо, и это не задалось. Надо бы спрятаться в окоп и пережить, но жизнь как-то не даёт такой возможности: нужно вертеться, чтобы хоть как-то выбраться к свету.

Нет, начиналось всё слишком радужно. Во-первых, я выиграла конкурс, взяла гран-при с очень хорошей суммой в придачу. Это и гордость потешило мою, и расправило крылья за спиной. Во-вторых, мне предложили работу моей мечты, ради которой я должна была всё бросить и отправиться в столицу, чтобы сделать мечту реальностью.

Конечно же, я бросила. Кто в здравом уме отказывается от перспектив?

– Со всеми своими делами разбирайся сама! – заявила сестра. – Мне не до тебя, я замуж вышла, дети к тому же. Короче, ты меня поняла.

Поняла я, конечно. И не собиралась у неё на шее висеть. Сняла квартиру – небольшую, но уютную, недалеко от офиса к тому же, где мне предстояло работать.

И тут-то всё и началось.

– Гладышева? – морща хорошенький лобик, по слогам произнесла мою фамилию девушка-секретарь приблизительно моего возраста. – Ах, да-да, как же.

По тому, как она скривила губки, я поняла, что мне здесь не рады. Но я как-то не секретарш приехала радовать, а работать.

– Вы знаете, накладочка вышла, – обаятельно улыбнулся мне босс Фёдор Андреевич, – да, приглашали, но вы немного, как бы это точнее сказать… опоздали!

Он неестественно лучезарно мне улыбается, а я стою дура дурой и не понимаю, как быть дальше. Ну, не могу же я собрать манатки и свалить не солоно хлебавши? Да мне этого даже гордость не позволит!

Я не могу его упрекнуть – щёлкнули по носу сразу. Не подписаны никакие бумаги и договоры. Я тут как бедная родственница на пороге богатеньких дядь и тёть. Ясно, как день, что дело не в моих деловых качествах, а всего лишь нужно было кого-то пристроить вместо меня. Это смешно, потому что на такие должности требуется талант прежде всего. Но, видимо, и в таких сферах есть своя мафия. А может, я всё сочиняю, и они нашли действительно офигительного иллюстратора. Ну, что же. Нужно и поражения принимать достойно.

Я так и ушла оттуда на негнущихся ногах, но зато с гордо поднятой головой. В тот же вечер я скупила все газеты с объявлениями, открыла свой навороченный ноут и погрузилась в вакансии. Понятное дело, на первое время деньги у меня есть. Квартира оплачена на полгода вперёд. Так что фигня война – прорвёмся, как любил говорить мой дедушка-военный.

После долгих и продолжительных боёв, как говорили в сводках прошлого века, столица покорилась: работу я нашла. Правда, не совсем по своей специализации, но для начала и так неплохо.

– Нам всё вот это не нужно, – заявил мне усталый и прокуренный насквозь босс номер два, что проводил собеседование самостоятельно. – Логотипы рисовать умеете?

Ну, в общем, мне удалось скрыть недовольную мину. Я как бы знала, на что шла, в конце концов. И всегда есть возможность со временем повернуть реки вспять под себя.

– Да, могу и лого, и разрабатывать линейку любой продукции, где требуется творческий подход.

Это было слишком смелое заявление, и по скептически поджатым губам, где заиграла недоверчивая улыбка, я поняла, что не особо на меня надеются, просто сейчас им позарез нужен кто-то, а то бы видали они меня кое-где в белых тапочках.

– Тебе сколько лет, девочка?

Ой-ой-ой. Старый, блин, козёл. Ещё бы мекеке сделал для полного сходства! К слову, он не совсем чтобы старый – так, под сороковник. Но виски уже седые и складки собачьи пролегли. И выглядит он так, что… в общем, не моё дело как бы. Какая мне разница?

– Двадцать четыре. Но я талантливая, – без ложной скромности, между прочим.

Захотелось на пальцах ему аргументы разложить. Школу я в пятнадцать экстерном закончила – раз, институт с красным дипломом закончила – два. У меня, между прочим, четыре года уже стажа! И конкурс выиграла, и вообще ему, пыльному мешку, повезло. Просто он в силу своей заскорузлости ещё не может осознать, какой глоток свежего воздуха к ним в их шарашкину контору прилетел.

– Ну, да. Наверное, – пытается скрыть босс намбер ту улыбку. – Как тебя там зовут, напомни?

– Надежда Гладышева, – произношу с достоинством. О, ты запомнишь моё имя! Настанет тот день!

– Иди, устраивайся, Надежда, – небрежно машет он рукой на выход.

Кадровичка у него настоящая кадра – мымра в очках. Вздыхает, губки поджимает, волосы у неё в пучок так стянуты, что кажется, вот-вот кожа на черепе треснет. Зато голос у неё неожиданно приятный, хоть и объясняет она нехотя. Будто я ей задолжала и долг забыла отдать.

– Ты четвёртая, – смотрит она мне в глаза из-под очков. Проникновенно так, въедливо. – И вряд ли задержишься надолго.

Ну, это мы ещё посмотрим!

– Алексеев! – кричит она какому-то хмырю, что пробегает мимо. – Проводи девочку к рабочему месту. Это наш новый дизайнер. Очередной.



Ева Ночь

Отредактировано: 28.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться