Я родилась пятидесятилетней...

Размер шрифта: - +

- Дышите... Не дышите... Дышите... Не дышите... Не дышите... Не дышите... Уносите!

Все очаровательные люди испорчены, в том и есть секрет их привлекательности. — Оскар Уайльд

 

     Грановский был сам не свой весь вечер. Наверное, он бы не поверил ни на грамм девчонке, что притворялась неопытной малышкой, если бы нагло не хлебнул из её бокала тархун, который на глаз посчитал абсентом. Резонанс от ожидания и реальности был таким шокирующим, что русский подавился. И не только в выпивке дело… Александр, конечно, слышал о том, что внешность обманчива, но чтоб настолько!..

      Под его хмурыми взглядами в глазах мисс Свон то и дело росло сочувствие, но жалость — не то чувство, что бизнесмен привык и любил возбуждать в женщинах. От этой эмоции на юном лице девушки у Грановского буквально сводило челюсть. Никогда он не пытался играть на этом, ещё с интерната усвоив, что жалких бьют, и нужно быть сильным. Любой ценой.

      Проницательный Павел, видя состояние опасно подогреваемого бешенства босса, небрежно предложил ему выйти покурить, чтобы не быть подслушанными друзьями Беллы:

      — Сашка, ты же не хочешь, чтобы девочка скинула тебе процент из жалости, правда? — угадал безопасник мысли Грановского. — Я не узнаю тебя, ты был всегда дамским угодником, почему сейчас ты позорно сидишь, злобный, и нервируешь своим настроением хорошую компанию? Уже сдался, или тигру мяса недодали?

      — Предлагаешь пообедать мисс Свон? — огрызнулся «тигр», сплёвывая.

      — Вряд ли получится, — хмыкнув, тихо пробормотал спецназовец, склонив голову и прикрывая губы рукой, чтобы вроде как зажечь сигарету. — Я заметил пару дюже любопытных парней возле барной стойки. А еще один мужик внимательно оценивает обстановку прямо у соседнего столика. Когда девочка пошла с подругой, первый мужик возле стойки быстро и незаметно двинул за ней. Когда какой-то набравшийся паренёк дёрнулся в сторону девушек, ему тихо, но настойчиво поменяли вектор…

      Александр понятливо кивнул:

      — Роберт выставил охрану своей принцессе?

      — Разумно, учитывая то, что Хиггинботам помнит, кто ты, — выдохнул в сторону хмурого неба сигаретный дым Павел. — Не глупи, ладно? Просто мы ведь не в России, брат. Страна чужая, а в некоторых районах порядки те же, что в наши девяностые… Только напомажено поверхностной демократией и равенством. Видел, как Роберт секретаршу выпнул с переговоров? И всё с улыбочкой, почти заботливо… Хотя я не понял, что он ей последнее рыкнул на испанском.

      Грановский нервно отбросил окурок в урну и потянулся за второй сигаретой:

      — Я тоже не знаю… — только сейчас до мужчины дошло, что секретаршу пригласили для отвода глаз ему, а выгнали за то, что та чуть не раскрыла личность мисс Свон.

      — Они быстро просекли мои слабые места, Паш. Это странно. Слишком странно. Ты понимаешь, что ей всего семнадцать? Чёрт с ним с Хиггинботамом, я уже понял, что мы нарвались на хищника, а не на старичка Хоттабыча, который исполнит все мои желания… Но девка…

      Безопасник перебил Грановского, не желая в очередной раз слушать, как взрослый дядя ноет на ребёнка, который обвёл его вокруг пальца.

      — Саш, она же объяснила. Повторяла за дедом… Да, артистично, да, даже я повёлся, но, по сути, я заметил: там, где она бралась за цифры, то ждала отмашки юриста, это было видно по взглядам, либо говорила наобум. Кстати, ты, тогда не понимая, что это её ошибка, а не требование, мигом заводился и начинал спорить, — Павел попытался замаскировать смех под кашель при воспоминании.

      — Я думал, что она просто обнаглела, и готов был придушить её… Раньше сказать не мог, наблюдатель хренов?

      — Во-первых, я не был уверен, и, во-вторых, вряд ли бы она призналась в той обстановке.

      Грановскому очень хотелось дать ухмыляющемуся другу в челюсть, останавливало одно — Алекс понимал, что тот прав. Всему своё место и время.

      — Как думаешь, если я за ней приударю, ну так… красиво, посыпая бошку пеплом, меняя её представление обо мне кардинально, без пошлого, романтишно, короче… Она уговорит деда сменить проценты?

      Павел рассмеялся, глядя на лицо друга, который, кажется, решил идти по привычной дорожке: если запугать нельзя, то можно найти подход через баб.

      — Скорее, мисс Свон не узнает, что по просьбе деда тебе где-то в Детройте отрезали причиндалы и отправили их по кусочкам твоим любовницам на память… Саш, не стоит, правда. Белле семнадцать, да, но её поведение на переговорах ясно дало понять, что твою игру она легко раскусит. Мне неудобно тебе говорить, но, по-моему, она вообще не для переговоров приехала. Её дед завтра приглашает в театр и друзей собрал вот так для неё. Она приехала отдохнуть, кажется. А вечером в воскресенье улетает. Ты просто не успеешь.

      — Ты думаешь, мне слабо окрутить малолетку? — уже заведённый Грановский слышал только то, что было нужно ему. — Найди мне её адрес, где она там живёт…

      Бывший бандит уже всё решил. И сейчас не столько в деньгах было дело. Мужчиной владел азарт. Он не привык проигрывать. Да и кому? Девчонке. Школьнице. Избалованной любимой внучке какого-то американского хрыча… Богатого хрыча… Кстати…

      — Ты собираешься сюда переехать, что ли? — не поверил безопасник, едва не спугнув формирующийся план в немного хмельной голове босса.

      — Ну, зачем так радикально? — Грановский с улыбкой отправил окурок в свободный полет. — Я просто сегодня начну, завтра продолжу… А то, что мы скоро подпишем договор, будет даже лучше. У девочки не должно остаться сомнений, что дело не в деньгах.

      — Я не понял, Саш, — честно признался спецназовец, не уверенный, что друг не по пьяне сейчас говорит откровенный бред. Всё же, выпили они до «тархуна» достаточно.

      — Я ценю твои опасения за мои причиндалы, Пашка. Но у Хиггинботама ведь не может быть подобных претензий к будущему зятю, верно? Девочке достанется корпорация деда. Ты понимаешь, какие это бабки, связи и ресурсы? Она американка, женившись, я легко получу тут гражданство. Если в России что-то не задастся, всегда можно будет свалить сюда.

      Свердлов поднял бровь, туша сигарету и пытаясь «притушить» мечты друга, переспросил:

      — Под крылышко богатой и молодой супруги?

      — Кто сказал, что эта девочка отнюдь не с мозгами финансиста долго останется богатой под моим крылышком, Паш? Без грамотного деда её предел — ролевые игры. И я ж даже не против… — в голосе Грановского был арктический холод, глаза блестели в азарте, а презрительная ухмылка выдавала мысли мужчины, где откровенная похоть уже заслоняла разум.

      — Саш, не прогадай… Гладко было на бумаге, как говорится, но девочка не так глупа. Ты следил за ситуацией в баре? Это же не просто приятели, которые Свон знают год-два. Судя по разговорам, они знакомы с ней с ее детства. Няню и стилиста еще можно понять, все же девочка не бедная, но художник и хозяин галереи, программист крупной фирмы, банкир, журналистка… Как пусть даже двенадцатилетний ребенок мог обзавестись подобными знакомствами? И они ведь спрашивают её, советуются, разговаривают на равных, хотя старше её как минимум на десять лет!

      — Перед богатыми часто пресмыкаются.

      — Но её друзья не бедные, — попытался настоять на очевидном несоответствии безопасник, который всегда доверял своей интуиции и не раз спасал горячую голову Грановского благодаря ей.

      — Паша, умолкни, я уже всё решил.

      — Ладно, — махнул рукой спецназовец, морально готовясь к большим проблемам, — но про Детройт ты помни…
 



Мария Веселая

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться