Янтарь и Льдянка

Font size: - +

Глава 6

Если меня кто-нибудь спросит, знаю ли я, как ощущается колокольный звон, если все колокола находятся прямо у тебя в голове, то я теперь смогу искренне сказать, что знаю. Именно с этого, раскалывающего череп на множество мелких осколков звона началось мое утро. Все тело ломило, а во рту, кажется, поселился разъяренный еж, который ворочался, не в силах устроится, и жестоко царапал мне иголками небо и горло. Что, демон побери, со мной такое?

Я, кажется, даже тихо застонала, прижимая ладонь ко лбу – та ощутимо дрожала. Непривычно ярко бьющий в глаза свет, несмотря на то, что шторы были задернуты, заслонила тень. Матрас прогнулся под дополнительным весом.

– Проснулась?

– Убей меня, – почти искренне простонала я, не открывая глаз.

– Отрава подойдет? – в голосе Янтаря промелькнула едва заметная сочувствующая насмешка.

Я приоткрыла один глаз и увидела, что огневик протягивает мне стакан, до краев наполненный чем-то ядовито-фиолетовым.

– Что это? – ужаснулась я. Один только вид предлагаемого напитка вызывал тошноту.

– Это то, что тебе надо выпить, – Янтарь дождался, пока я со скрипом сяду, и вручил стакан.

Я стиснула его обеими ладонями для верности и отхлебнула. Даже если и отрава, лучше, и правда, умереть, чем всю оставшуюся жизнь провести с этим колокольным набатом. На вкус жидкость оказалась куда менее мерзкой, чем на вид, и чем-то напоминала апельсиновый сок с сильной горчинкой. Первый же глоток утихомирил разбушевавшегося во рту ежа, поэтому остаток я опрокинула в себя уже без колебаний.

– Что случилось? – Я вернула стакан Янтарю и без сил упала обратно на подушки, массируя ноющие виски.

– Ты ничего не помнишь? – спросил он с какой-то странной осторожностью в голосе.

Я попыталась сосредоточиться, отодвинув боль на второй план. Получилось не очень. Какие-то разрозненные обрывки лиц, голоса…

– Помню, как начался бал. Помню, разговаривала с твоей мамой, с Камелией. Помню… нет, больше не помню.

– Тебя отравили. – Судя по звуку, огневик водрузил стакан на прикроватную тумбочку. – Кто-то подсыпал тебе в вино «поцелуй демона».

«Поцелуй демона»? Боги, этого еще не хватало для полного счастья! Это наркотик, из-за которого у Империи с эльфами уже несколько десятилетий длится то и дело обостряющийся конфликт. Сами остроухие называют его «поцелуем Алариль[1]» и используют в каких-то ритуальных целях, чтобы достичь пика наивысшего просветления. Как оказалось, на людей он действует совершенно иначе, устраняя все преграды, стоящие между человеком и его желаниями, будь то законы, нормы приличий или собственные страхи и чувство самосохранения. Под воздействием этого наркотика, любой мог сорваться с крыши только потому, что ему захотелось полетать. Или, не задумываясь, убить обидчика, или сжечь полгорода, чтобы посмотреть, как горит. А я?..

Распахнув от ужаса глаза, я снова рывком села на кровати.

– И что я натворила на балу?!

Янтарь отвел взгляд.                                     

– На балу – ничего. Я вовремя тебя увел.

Ни формулировка, ни опущенные ресницы меня не воодушевили. Разрозненные картинки в голове закрутились с новой силой, постепенно обретая более четкие очертания. Эхом отдалось обеспокоенное: «Что у тебя с глазами?», неожиданно ярко вспомнилось странное, томящее ощущение, когда сильные пальцы вздернули мой подбородок. Так, словно это было прямо сейчас. Я тряхнула головой, отгоняя наваждение, но вместе с ним разлетелись и только-только начавшие складываться в логическую последовательность воспоминания.

– А потом? – обеспокоенно спросила я. – Когда увел?

Огневик нервно побарабанил пальцами по одеялу, коротко выдохнул, словно перед прыжком в ледяную воду, и вскинул голову. Он даже открыл рот, собираясь что-то сказать, но замешкался. А спустя мгновение, эти слова уже не понадобились, так как ни с того ни с сего проснулась непонятно где доселе бродившая память, подкинув пару пока еще никак не связанных друг с другом, но весьма живописных картинок-воспоминаний. И таких ярких и насыщенно-полноценных, что я снова словно заново ощутила эти прикосновения и эти поцелуи.

У меня кровь прилила к щекам, а воздуха начало резко не хватать. В янтарных глазах отразился мой ужас и его собственное отчаяние.

– Прости, – почти прошептал он. – Прости меня. Я не должен был… Знаю, что не должен. Я пытался сопротивляться, но не смог… справиться с собой.

«Прекрати. Ты этого не хочешь», – гулко отзвенело в голове.

Слов не находилось. Я сидела, с трудом находя воздух для дыхания, и смотрела широко открытыми глазами на мужа, который совершенно внезапно из фиктивного превратился в настоящего по моей собственной инициативе, пусть и под воздействием наркотика.



Дарья Снежная

Edited: 26.12.2018

Add to Library


Complain