Янтарь и Льдянка

Font size: - +

Глава 7

Придя в себя, я тут же об этом пожалела. Голова, категорически возражавшая против подобного небрежного с ней обращения, раскалывалась на кусочки, отдаваясь саднящей болью в затылке. Я дернулась, чтобы его коснуться и поняла, что не могу. Руки оказались очень плотно связаны и вздернуты наверх, причем, судя по всему, довольно давно — я их едва ощущала. Демон всех разбери, какой смысл быть магом, если тебя может спеленать любой, подкравшись со спины и врезав дубинкой по башке?

Я рискнула медленно приоткрыть глаза и тут же распахнула их от изумления, потому что первым, кто попался мне на глаза, оказался Риан. Гвардеец полулежал на кровати и скучающе подкидывал в воздух кинжал, неизменно ловя его за золотистую рукоятку.

– Риан? Что происходит? – я не смогла сдержать в голосе испуганную дрожь.

В своем положении я готова была увидеть толпу бородатых бандитов, возжелавших выкупа, какого-нибудь сумасшедшего или даже городского стражника, принявшего меня за разбойницу, но никак не сына командира Императорской гвардии, не высказывающего ни малейшего желания меня освободить и оказать первую помощь.

Мужчина вскинул голову, и в его глазах не было ни капли прежней нежности и радости при виде меня. Только безразличие вперемешку со скрытым удовлетворением.

– А, ты очнулась? Не переживай, это ненадолго. Скоро все закончится.

Многочисленные вопросы застряли в горле.

– Закончится? – с трудом повторила я.

Может быть, я что-то не понимаю и не знаю? Это какой-то план? Ловля на живца или?.. Думать было тяжело. Перед глазами то и дело все плыло.

Офицер смерил меня презрительным взглядом.

– Ты на самом деле такая наивная или прикидываешься? Ты же не всерьез полагала, что я, рискуя головой, ухлестываю за невестой принца исключительно из большой и пламенной любви?

Я даже слов не находила. Только беспомощно смотрела на незнакомца, которого считала почти другом. Риану же наоборот, видимо, надоело сидеть в тишине с бессознательной девицей, и он продолжал говорить.

– Это я подкинул василиска в школу, я испортил рисунок вызова металлического элементаля, я организовал нападение разбойников по дороге во дворец.

– Зачем? – тихо спросила я, с трудом подавив чуть не вырвавшееся: «За что?».

Мужчина поднялся и приблизился. Я невольно вжалась в стену, судорожно попыталась призвать хотя бы первичный дар, но поняла, что в меня снова влили зелье. Риан в ответ на мое судорожное дерганье только усмехнулся.

– Мой отец – самый богатый человек Империи после Дейрека. Он владеет пятой частью всех Закатных земель. Руководит гвардией. И, когда наконец представилась возможность войти в императорскую семью, появилась ты и все испортила. Ты, должно быть, понятия не имеешь, что, когда младшему принцу исполнился год, родилась Камелия, и между Императором и моим отцом была заключена договоренность об их союзе. Но, конечно, куда нам соперничать с наследницей Аверна? Стоило тебе появиться на свет, и договор был расторгнут. – Серые глаза смотрели на меня с непривычной жестокостью, граничащей с ненавистью. – Ты должна быть благодарна Императору, он вас очень хорошо спрятал. О, если бы я тогда знал, что рыжий надоедливый придурок, который встретился мне в школе, и есть принц! Все разрешилось бы гораздо раньше. Отец потратил очень много сил и денег, чтобы разузнать, где вы находитесь.

– И почему ты не убил меня в школе? У тебя было столько возможностей, – дрогнувшим голосом поинтересовалась я. – Зачем нужен был весь этот фарс с признаниями?

– Деточка, я же не идиот – убивать принцессу в закрытой школе, где круг подозреваемых будет моментально резко ограничен. Мне стоило огромного труда добиться руководства отрядом, отправленным для расследования, и я не стал бы так глупо попадаться. Шансы моей сестры выйти за принца скатились бы к нулю, узнай Император, о моем участии в таком грязном деле, не говоря уже о том, что я бы лишился головы. Идея заставить тебя сбежать со мной была не так уж плоха. Ведь никто, кроме тебя, не знал о наших «особых» отношениях.

Он обвел кончиком лезвия контур моего лица, заставив меня судорожно сглотнуть.  И припомнить еще кое-что.

– Отравленное вино. На балу, – припомнила я. – Почему ты не дал мне его выпить? А наркотик? Это была Камелия?

– Вино было сумасбродной инициативой моей сестрицы. Эта дура, чуть не отправила к праотцам и родного брата в попытке до тебя добраться. Когда я увидел, что граф начал синеть, в первый миг было желание позволить тебе сделать глоток. Но у Императора могли бы возникнуть ненужные вопросы на тему того, почему я выжил, а вы двое — нет. А вот наркотик – это мысль моего отца. Он надеялся, что сможет подойти к тебе и внушить какую-нибудь навязчивую мысль, несовместимую с жизнью. Но тут так некстати появился принц.

Кинжал скользнул вниз по шее, самому краю декольте. Кажется, Риана забавляло то, как я замираю и вздрагиваю от ледяных прикосновений, грозящих проткнуть кожу.

– Идея твоего «побега» пришла внезапно. Ты, должно быть, не слышала о громком скандале, случившемся не так давно?  Известный вор и убийца укрылся за Стеной и эльфы отказались его выдавать. Человек, преодолевший Стену, никогда не возвращается обратно. Кто бы он ни был. Так любезно с вашей стороны было выбрать именно «Четыре ивы» для медового месяца. И очень мило с твоей – поделиться со мной мечтами о свободе. Я заметил, ваши с Дарелом отношения претерпели некоторые изменения по сравнению с тем, что было в школе. Но, как ты сама думаешь, во что он скорее поверит: в твою искреннюю к нему привязанность или покладистое притворство, принесшее шанс вырваться из золотой клетки?



Дарья Снежная

Edited: 26.12.2018

Add to Library


Complain