За грань Галактики. Книга первая: Поиск Навигатора

Размер шрифта: - +

* * *

Данталеон не знал, сколько времени провел в лазарете. ВИ корабля полностью контролирующий все системы, включая и медицинский отсек, не давала точную временную оценку, да если честно, мальчишку это и не интересовало, так как большую часть этого времени он спал, в основном благодаря препаратам. Без них же маленький капитан не мог спокойно заснуть, кошмары безжалостно мучали его. Самым страшным, настырным и изобретательным из плеяды был Хартс. В часы бодрствования он обычно прятался по темным углам, заставляя мальчика поверить в свою победу и заниматься своими делами: до хрипоты спорить с Офи обо всем вопросам начиная с того, что именно приготовить на завтрак, допустимо ли проводит тренировки по стрельбе в коридоре, рядом с лазаретом, можно ли вернуться к прерванным занятия по рукопашному бою или стоит ограничиться чтением книг по истории, медицине, тактике и стратегии. Данталеон старался занять каждую способную минуту своего времени, надеясь забыться в ворохе повседневных дел и уснуть без сновидений, иначе приходил Хартс. Он медленно, явно наслаждаясь происходящим действом, входил в лазарет, неся на своих широких плечах, сотканных из мрака плащ. Едва различимоё движение и ткань слетела со своего места, растекаясь черной кляксой на светло-сером полу. Пару секунд ничего не происходило, но вдруг плащ приходит в движение, растягивается, и миллиметр за миллиметром затягивал в свои сети все доступные объекты, глуша в своих недрах любой звук, любой источник тепла. Ухмыляясь, Хартс и сам растворялся, сливаясь с тенями в одно целое. И лишь его глаза, алевшие во мраке голодным огнем, продолжали следить за всем происходящим. Через несколько же мгновений и Данталеон оказывается на пути захватчика. Сначала ледяные прикосновения Хартса нерешительны, осторожны, но вскоре они становились грубыми, безжалостными стараясь как можно глубже проникнуть под кожу, как можно быстрее, захватить, подчинить, лишить воли. Оглушенный звенящей тишиной, задыхаясь в этих липких объятиях, мальчишка пытался сопротивляться. Он кричал, плакал от бессилия, бился, стараясь всеми силами разорвать сковывающие его по рукам и ногам оковы, вдохнуть полной грудью драгоценный воздух, но все тщетно. Любое его действие было просчитано, любая возможная реакция расписана, и все пути к спасению давно найдены и перекрыты. Хартс жадно впитывая в себя каждый отблеск эмоций мальчика, каждый крик, каждую слезинку зловещим, безжизненным смехом . Когда же жертва перестала радовать его своими реакциями, в окружающем мраке проступало его лицо-маска. Приблизившись, он начинал говорить мягким обволакивающим голосом, обжигая ледяным дыханием:

- Зачем ты сопротивляешься мне? Ты же знаешь, что это все бесполезно и итог всегда один. Сдайся мне. Прекрати борьбу. Ты рано или поздно окажешься в моёй власти. Ведь Офи как и твоя семья и друзья предадут, покинут тебя и ты останешься один. Один … тут… со мной. Так зачем же ты барахтаешься, борешься, когда можно спокойно смириться и принять свою судьбу? Ведь это так легко. Позволь мне лишь занять всего немного места … вот тут … в твоей груди и все… станет проще и наступит покой. Покой и тишина.

Этот голос казалось, звучал везде и всюду, нежно вливался в уши, расслаблял напряженное тело. Легчайшее прикосновение к груди, как раз напротив испуганно стучащего сердца вселяло обещанное спокойствие и умиротворение. Раз за разом отказываться от этого предложения было сложно, Данталеон знал – пока в нем живет искрящиеся Нечто он не стадиться и продолжит борьбу. Прикрыв глаза, словно соглашаясь, мальчик позволил златоглазому созданию окутать его своим жаром, раствориться в каждой клеточке своего тела. Когда же торжествующий Хартс оскалившись, наклонился еще ближе, буквально завораживая свою жертву, маленький дэйманец атаковал. Чистейший и ослепительно белый энергетический разряд в клочья раздирает наведённую кошмаром паутину, заставляя врага испуганно взвизгнуть и теряя остатки былого нахальства, капитулировать. Победа! Но, увы, Данталеон не радовался, ибо знал через пару часов он вернется вновь и продолжит свое дело. Сейчас же обессиленный мальчик, до боли сжимая рукоятку кинжала, что не выпускал из рук с момента первого визита кошмара, вытер рукавом мокрое от слез и пота лицо, старался унять бешено колотящиеся сердце и, вполуха слушал причитания Офи. Она сокрушалось на неисправность своих сенсоров, так как не могла определить причины очередного отклонения в физиологических показаниях капитана.

Иногда же в часы же бодрствования он тихо плакал, надеясь, что ВИ его не слышит. Даже строгое воспитание и дисциплина не могли помочь мальчику справиться со своими чувствами. Когда же Офи позволила Данталеону покидать, хотя первоначально и ненадолго, лазарет он часто гулял по кораблю. Это помогало ему отвлечься, но все же с каждым последующим днем маленький капитан все больше замыкался в себе и все меньше разговаривал.

В каюту матери мальчик долго не решался зайти, тотчас подступал приступ не контролируемого страха, и ВИ опасаясь за здоровье своего капитана, хотела даже заблокировать этот отсек, но он запретил.

После очередной бессонной ночи с участием Хартса маленький дэйманец встал не выспавшимся и раздражённым. Свесив ноги с биокровати, Данталеон спрятал лицо в ладони и неподвижно замер на несколько минут, пытаясь привести мысли в порядок.

- Красавчик, мне снова не нравятся твои показатели, да и нарушение режима сна, может привести к серьезным последствиям, - прервал тишину электронный голос. - Предлагаю провести еще одно полное медицинское обследование, для выявления причины этих изменений.

Техники в свою очередь загрузили в банки памяти ВИ много самых разнообразных баз данных, в том числе и основы психологии различных рас. Офи создавалась помощницей капитана, но все же не была живым существом и была ограничена своей программой. А потому проблему в изменении характера и беспокойного сна Данталеона она не могла связать с происходившими событиями и списывала на какие-то сбои в организме.



Dakile

Отредактировано: 26.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться