Задержавшиеся

Размер шрифта: - +

Глава 7. День седьмой

Тряпичная кукла со светлыми волосами.  Мягкими, пушистыми волосами пятилетнего ребёнка.  Девочки, знакомой мне до боли.  Кукла лежала на моей груди и давила всё сильнее, сильнее, пока, наконец, хриплое дыхание не выдало мои страдания.  Кукла усмехнулась и надавила сильнее.  Я почувствовала, что не могу дышать, и паника затрепетала где-то в глубине, где балом правил инстинкт самосохранения.

 

Со сдавленным криком я попыталась вскочить с постели, но меня остановили сильные неумолимые руки.  Пытаясь стряхнуть куклу с моей груди, я начала жестоко царапать мою кожу.  Нестерпимая боль исходила из тусклых кукольных глаз и выплёскивалась на мою кожу.  Я пыталась выцарапать её из себя, но не могла.  Мои руки проходили сквозь куклу, и она смеялась своим тряпичным беззубым ртом, по которому стекал густой сок, смешанный с кровью.  Сок тираблиса.

 

- Джулия, очнитесь!  Откройте глаза!  Вам снится сон! - Мужчина навалился на меня, пытаясь поймать мои руки.

Всё ещё борясь с ним, я прищурилась, пытаясь сфокусировать взгляд на его лице.   Язык прилип к нёбу горькой парализованной массой. 

«Где я?»  

Видимо этот вопрос был написан на моём лице. 

- Вы в безопасности, в своей постели.  Посмотрите на меня! - В странном свете фиолетового шара растрёпанная голова лекаря Айриса казалась видением.  Он наклонился к моему лицу, и его губы дрогнули, как будто он готовился к поцелую.  Такому, который насытит меня влагой и силой.  И вернёт наше прошлое всего за один неосторожный момент.

Нет.  Это невозможно.

Сделав глубокий вдох, я застонала: рёбра обожгло резкой болью.

Ник склонился ещё ближе, и я почувствовала его дыхание на губах.  Нет.  Прикрыв глаза, я отвернулась.

- У вас ушиблены, а может быть, и сломаны рёбра.  Постарайтесь лежать спокойно, я сейчас отпущу ваши руки.

Я перестала с ним бороться, и его лицо расслабилось.

- Что со мной случилось?

- Вообще-то я надеялся, что вы мне сами об этом расскажете.  Когда мы с вами виделись в последний раз, вы отправлялись на завтрак к госпоже Лиссон.  Я искал вас весь день, но, по-моему, вы меня избегаете.

Избегаю.  И никогда не перестану избегать.  Неужели он не понимает, какие мучения причиняет мне своим присутствием?   Неужели я это заслужила?    

Сверкнув глазами, лекарь подозвал Элли нетерпеливым движением руки.

- Ещё немного горячей воды, и холодной тоже.  Побольше полотенец и чистую простыню, пожалуйста. - Элли убежала, тихо повторяя его приказы.  Посмотрев ей вслед, лекарь встал и закрыл дверь. - Сначала мы должны привести вас в порядок.  Пока вы лежали без сознания, я вас осмотрел, - он отвёл глаза, – но мне нужно это сделать снова… более тщательно.

 

Похоже, что мне попался единственный лекарь в мире, который ещё способен смущаться. Немного придя в себя, я прислушалась к своему телу: болят рёбра, левое бедро и голова.  Ещё немного саднит скулу.  Больше вроде ничего особенного.  Воспоминания выстроились в моей голове сбивчивым рядом, и я поняла, что мне срочно надо взять контроль над сложившейся ситуацией.

- Я уверена, что со мной всё в порядке. – Мой голос прозвучал бодро.  Почти.

- Неужели?  А вот я уверен в обратном.  Две минуты назад вы расцарапывали себя в кровь от какого-то видения, а теперь вы в полном порядке?  Мне уйти?

- Можете уйти, только оставьте ваш чемоданчик с порошками.

- Ну уж нет.  Кстати, о порошках: если вы хотите обезболивающего, то давайте поторопимся с осмотром. - Он нерешительно коснулся края одеяла.

- Не стесняйтесь, - пригласила я.

 

Внимательно глядя на меня, он ощупал мою шею, повернул голову, подвигал руками, потом, глядя в сторону, помял живот.

- Мне нужно осмотреть ваши ноги.

- Я знаю.  По-моему, у меня что-то не так с левым бедром.

- Да, вы правы.  Я уже пытался его осмотреть, но… - Он замялся.

 - Делайте, что нужно, я не стесняюсь.

Издав ироничный смешок, Ник склонился к моему уху.  Его тёплое дыхание погладило мой висок.

- Уж я-то точно не стесняюсь, - прошептал он. - Однако к вашему бедру прикреплено столько оружия, что я посчитал разумным отложить эту процедуру до того момента, когда ваша служанка выйдет из спальни.  Кроме того, в вашей комнате повешены метки наблюдения.

 

Я кивнула.  Я знала, что он заметит слежку и поймёт, что нам следует быть очень осторожными. Кто знает, какие ещё секреты таит в себе Алалирея.  

- Спасибо.

Ник уже отодвинул одеяло и в моей помощи, похоже, не нуждался.  Ощущение его тёплых рук на моём бедре растопило застывший воск моей памяти, и картины прошлого потекли передо мной, одна за другой.  Те воспоминания, которые я так тщательно изгнала из своего сознания, снова появились там, требуя внимания.  Ник тоже затерялся в воспоминаниях, я чувствовала это. Его прищуренные серые глаза пытались сказать мне что-то важное, но потом он моргнул, и произнесённые им слова прервали наш безмолвный диалог.

- У вас сильный ушиб, мне нужно наложить холод.  Вы разрешите мне снять ваше оружие, или вы сделаете это сами?

Я протянула руки, но, почувствовав острую боль в рёбрах, сдалась.

- Снимите его и сложите под подушку.

 

Подняв одеяло, чтобы отгородить нас от меток наблюдения, быстрыми движениями он снял с кожаной подвязки кинжал и изогнутый стилет в ножнах.

- Я не буду снимать оружие с другой ноги, - решил он.

- Меня это радует.  Я бы предпочла не оставаться перед вами безоружной. - Я состроила ему глазки.



Лара Морская

Отредактировано: 29.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться