Закон о чистоте крови. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава 4

ГЛАВА 4 

Стенки кокона полыхали так ярко, что резало глаза, пронизывали меня энергией и болью. Боковым зрением я видела, как по обе стороны от меня бьются в таком же плену маленькая брауни… и обнаженный мужчина. 
Сколько прошло времени? Я не знаю. Оно стало таким тягучим, что я уже не знала, когда все началось, и, разумеется, не была в курсе, когда этот кошмар, который, казалось, плавил кости, закончится. Я даже кричать не могла, даже пошевелить пальчиком по своей воле, только непроизвольно корчиться от боли. А сознание почему-то не спешило меня милостиво покидать. 
В себя я пришла только на полу все в том же зале. Рядом постанывала брауни и хрипло кто-то дышал. Я повернула голову и увидела распластавшегося на полу мужчину. Собрала в кулак силу воли и села, затем стянула с себя кофту и подала ее фениксу. Тот лишь слабо кивнул и поднялся, оборачивая вокруг бедер уже привычный «наряд», и подал руку сначала мне, а потом и Мышке, которая даже на ногах не устояла. Нурикеш меня не на шутку удивил. Он брезгливо оглядел шатавшуюся и непроизвольно ухватившуюся за него девушку, потом вздохнул, поднял ее на руки, едва не свалился сам, но донес брауни до ее кресла. 
— Господин Айнир, я вас не узнаю, — хрипло рассмеялась низшая фейри. 
— И правильно, — кивнул в ответ феникс, опускаясь прямо на пол. — Считай, что это был бред. 
После Айнир вскинул на богиню яркие зеленые глаза и спросил: — Почему я снова такой? И как скоро… пройдет эффект? 
— Тут я тебя не порадую, — пожала плечами Гаррини. — Обернулся потому, что сила опять достигла рубежа, а твое желание вновь стать таким настолько сильно, что как только появляется возможность, ты сразу возвращаешься. Но… последние пять лет не прошли для тебя даром, Айнир Нурикеш. Контроля над разумом, эмоциями и энергией почти нет, то есть, сила быстро утекает и ты снова становишься птицей, а так как сейчас тебе наиболее привычен вид попугая, то ты автоматически принимаешь именно этот облик. 
— Кр-р-райне весело, — коротко рыкнул мужчина, сжав кулак. 
— В этом есть и положительные стороны, — мягко улыбнулась Гаррини и в ответ на любопытный взгляд тут же вскинувшегося феникса продолжила: — Тебе вновь нужно учиться… начинать все заново. Время пребывания в человеческом виде зависит только от тебя. Но зато ты открыл еще одну грань своего таланта, Нурикеш. Ты можешь обращаться не только в птицу огня, а в почти любую другую, и в случае смерти… Ты сам знаешь, сколько сил тратится на восстановление из праха большого феникса. Теперь понимаешь, в чем прелесть маленького размера? 
— Я могу смело сдохнуть больше четырех раз, предусмотренных энергетическим восстановительным запасом обычного феникса? — вскинул темную бровь «сообразительный и тактичный» пернатый. 
— В общем-то — да, — согласилась богиня. — И вероятно, после смерти восстановишься уже не в виде попугая, а в каком-то ином. Правда, с гибелью советую не экспериментировать… неизвестно, на сколько хватит жизненной силы.  
Я самостоятельно дошла до своего кресла и рухнула в него, осуждающе поглядев на Земляну. 
— Это было больно! 
— Знаю, — сочувственно посмотрела на меня женщина. — Но так надо. Это… создание связи-канала, расширение энергетического резерва, увеличение физического потенциала. Все то, что делает вас слугами. Осталась сущая, чисто формальная малость. 
Она перебрала в воздухе пальцами, и передо мной в ареоле золотисто-розового сияния возникла красивая подвеска, изображающая двух змей, обвивших красивый камень глубокого синего цвета. Цвет его глаз… 
Я встряхнула головой и осторожно взяла украшение. Заметив вопросительные взгляды, показала кулон остальным, за что удостоилась ответного жеста доверия. 
У феникса это был грубо обработанный нефрит лишь с одним ровным срезом, на котором была изображена навек застывшая в полете птица. Мышиссе достался розовый агат и золотая волшебная феечка на нем. 
Символично… У всех нас. 
— Итак, о том, что делать дальше, — вмешался в размышления голос Земляны. — Вам нужно пять дней провести в том энергетическом озере, в которое вас перенесла брауни. Это позволит пополнить резерв и создаст прямой канал-соединение с капищем. В дальнейшем вы сможете восстанавливать через него свои ресурсы. 
— Это все, разумеется, замечательно, но, может, все же озвучите задание, — с некоторым усилием поднялся мужчина и сложил руки на широкой груди. Я в очередной раз невольно отметила, что сложен этот гад просто великолепно. И мимолетно удивилась тому, что воспринимаю его просто как какой-то красивый предмет, невзирая на то, что этот шикарный (только в телесном плане, так как характер менее мерзким у Кешеньки не стал!) мужчина или вообще без всего, или с одним клочком ткани в качестве одежды. 
А вот от Инейрана, застегнутого на все пуговицы, сердце, то падало в пятки, то лихорадочно стучало где-то у горла. 
— Мне нужны сильные слуги, — склонила голову Земляна. — Но ты прав, Айнир, задание будет. Сроки оговаривать не стану, мне не нужно, чтобы вас поймали. Достаньте мне Огненный ключ. 
Со стороны Нурикеша последовало округление восхитительных изумрудных глаз, потрясенное молчание на несколько секунд, а потом непереводимая игра слов. Матерная. 
— И не стыдно? — немного недовольно поинтересовалась Гаррини. — Тут, между прочим, все дамы, а я так вообще твоя госпожа! 
— В текущей ситуации не стыдно! — заявил мужчина и с некоторой издевкой велеречиво вопросил: — Позволено ли поинтересоваться, зачем вам одна из реликвий рода Золотых Фениксов? 
— Нужна, — невозмутимо ответила Земляна. 
— Исчерпывающе, — хмыкнул он и спросил: — А как тут вообще с одеждой? Или все же юбка госпожи Мышиссы — это все, на что я могу рассчитывать? 
— Тебе бы пошла, — буркнула брауни. 
— Не сомневаюсь. 
— С одеждой решим, — успокоила его Гаррини. — Ну а сейчас предлагаю вам все же вер… 
Договорить она не успела. Раздался легкий хлопок, и на месте потрясающего мужика опять сидел попугай. 
— Ну да, — заворчал Кеша, встряхивая крыльями. — Вопрос с одеждой уже решен! 
— Вот потому и рекомендую пойти в источник, — пожала плечами Гани. — Чем скорее, тем лучше. По поводу сроков не волнуйтесь, озеро погружает тех, кто длительно в нем находится, в колдовской сон. 
— Анабиоз… Отвратительное слово, — опять не смолчал попугай, видимо вспоминая, сколько он в нем уже провел, и, перелетев мне на колени, добавил: — Нет, плюсы все же есть. Сижу на коленях у девушки! И скоро перелезу на шею! 
Я только закатила глаза и, подхватив Кешку на руки, встала, поклонилась богине и направилась по уже известному пути обратно в пещеру с голубым озером. 
— Интересно, а раздеваться надо? — сказала Мышисса, замерев у воды. 
— Без понятия, — пожала я плечами, бережно опуская вздорную птичку на пол. 
— А давайте! — с энтузиазмом оглядел нас Нурикеш. — Моя очередь получать эстетическое удовольствие! 
Мы с брауни оказались на удивление единодушны: 
— А ты не обнаглел?! 
— Нет, — торжественно ответил попугай.  
После этого противный крылатый взлетел и с размаху плюхнулся в центр озера. Спустя полминуты вынырнул уже мужчина со словами: 
— Меня доконают эти обороты «туда-сюда», — заметив наши вопросительные взгляды, Айнир пояснил: — Восприятие меняется, и довольно сильно. 
Сильными гребками феникс поплыл на противоположную сторону и крикнул: 
— Тут какие-то углубления! Судя по всему — именно для наших целей. 
И правда, оказалось так. 
Мы с Мышкой сошлись на том, что одежды все же должно быть по минимуму, но совсем раздеваться под пристальным взглядом ухмыляющегося мужчины не решились, оставшись в тонких коротких сорочках. 
Уже лежа в воде, в той нише, что посередине, между брауни и фениксом, я, повинуясь порыву, протянула в стороны руки и очень удивилась, когда левую обхватили тонкие маленькие пальчики низшей фейри, а правую после долгой паузы бережно сжали сильные длинные пальцы. 
— Забавная штука жизнь, — шелестом прозвучал под сводами баритон. 
— Очень, — тихо согласилась Мышка. 
Я лишь улыбнулась, медленно уплывая в сон. 
И правда, забавная. Все так обернулось… посмотрим, к чему приведет. Но нас трое, и это хорошо. Трое — это лучше, чем одна. И мы связаны. А значит, мы друг за друга. Значит, мы — сила! 
Свет в глазах померк окончательно, и я погрузилась в свою личную сонную тьму, пронизанную энергетическими разрядами. 



Александра Черчень, Анна Минаева

Отредактировано: 02.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться