Закон о чистоте крови. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава 5

ГЛАВА 5 

Столица Соединенного Королевства 

Финист Цари сидел в кабинете, тьму которого рассеивал лишь серый рассвет, лившийся в окна. Феникс думал. И подумать было над чем. Проследить за Нурикешем до самого сердца капища Земляны ему не удалось, но даже того, что он видел, было достаточно для размышлений и выводов. 
Надо признать, что господин Цари не сразу узнал во вздорном попугае гордого наследника рода Рубиновой Крови. Да-а-а, судьба посмеялась над Айниром. Финист знал, что претендента на трон устранили, но не уточнял, как именно. Просто ему в свое время передали перстень на хранение. 
И сейчас зеленый феникс на полном серьезе размышлял на вечную тему «Как быть и что делать?». По сути, ему как верноподданному стоило сообщить правителю о том, что его бывший друг уже не пылится в лавках старьевщиков в роли симпатичного чучелка. Ну а с другой стороны… Финисту очень не нравились брожения при дворе и то, как копают под него, тайного советника. И ладно бы враги, это дело почти привычное и забавное… но королевская СБ — это уж чересчур.  
Короче, «самый умный» чуял — назревает что-то для него нехорошее. Пока признаки только косвенные, но надо быть идиотом, чтобы ждать прямых и явных. Неужели королю и его кукловодам надоел «верный» советник? 
Феникс задумался о своих прегрешениях, но не упомнил ни одного настолько глобального, чтобы его решили устранить без предшествующей «воспитательной работы». 
Как-то все выходило из-под контроля. Надо же… Финист Цари впал в немилость. Но сдавать Айнира? Увольте. 
Этот джокер ему самому может пригодится. Ведь Надиру Первому путь к престолу расчистил именно его приятель. Вернее, Айнир планировал усадить на трон собственный пернатый зад, но вот… Кое-что случилось. И как итог, гордый, сильный и волевой Нурикеш оказался низвержен, а его гораздо более слабый во всех отношениях друг правит страной. 
Нет, он хороший правитель. Но из Айнира получился бы великий… если бы был угоден тем, кто над ними. 
Темноволосый феникс вздохнул и чуть слышно пробормотал: 
— Как ни странно, великие на престолах не нужны. И если они вовремя это не осознают и не отойдут за трон, как я некогда, то окажутся на дне жизни. 
Мужчина с тихим стоном потянулся. Не будет он пока никому рассказывать про старого противника. В конце концов, два умных врага всегда могут временно подружиться против кого-то третьего. В наличии у рубинового соперника мозгов Финист никогда не сомневался. А вот с инстинктом самосохранения… Ну, чего не было, того не было. 
В углу комнаты заискрился воздух, и спустя миг из него появилась гремлина. На сей раз она была одета в простое зеленое платье, длиной до колен, открывавшее затянутые в белоснежные чулки стройные лодыжки. Буйные огненно-рыжие локоны были небрежно перехвачены изумрудной ленточкой. 
Она задумчиво посмотрела на хозяина и осуждающе покачала кудрявой головой. 
— Опять всю ночь не спал? 
Мужчина повернул голову, ответил девушке слабой улыбкой и кивнул. 
— Ну и где твой хваленый интеллект? — ворчливо поинтересовалась Элна. — Мальчишка! 
— Но-но! — погрозил ей пальцем мужчина и потер виски. — Просто сначала наблюдал за одной занятной компанией, а потом думал, что же делать с полученной за последнее время информацией. 
— Ты в курсе, что обчищенного нами сида назначили королевским эмиссаром? При этом никуда господин Гирин пока не торопится. Остался в столице. Не знаю, как тебя, а меня изрядно настораживает все это. И еще… — Девушка нахмурилась и прикусила губу, постепенно замедляя шаг и скользя ладошкой по стенке стола, до края которого сейчас едва-едва доставала макушкой. 
— Договаривай, — вздохнул Финист и, подкатив кресло немного ближе, подхватил охнувшую худенькую гремлину и посадил на стол перед собой. 
Она покраснела, обхватив плечики руками, и посмотрела, на чем сидит. 
— А ничего, что я тут, с твоей подачи, устроилась на распоряжениях Надира Первого? 
— Ничего, — мрачно отозвался зеленый феникс. — Туда им и дорога. 
— Грубиян, — неодобрительно покосилась на покровителя медово-карими глазами Элу. 
— Извини, — протянул руку и дернул ее за кудряшку Цари. — Буду более сдержан… при тебе. 
— Спасибо, — серьезно поблагодарила его низшая фейри и продолжила уже по делу: — Как ты знаешь, у меня мало с кем из коллег нормальные отношения, точнее, эти отношения даже нейтральными не назовешь. Но… Поведение некоторых моих знакомых в последнее время вызывает подозрение. Они как-то слишком довольно улыбаются, многозначительно переглядываются и… позволяют себе лишнее. 
Брюнет вскинулся и обманчиво мягко спросил: 
— Правильно ли я понял? Некоторые из гремлинов или брауни тебя задирают? 
— Финист, задирали меня пару лет назад, как и обливали ядом презрения, — поморщилась Элу. — Но, ты разумеется, не заметил, что я в последний годик стала похожа на девушку, и даже весьма эффектную. Видишь ли, твоему примеру не следуют совершенно все существа мужского пола. 
— Так… — нахмурился феникс. — Пристают, что ли? 
— Не все, — покачала головой гремлина. — Но да, это имеет место. И еще, если хозяева не позволяют себе переглядываний и всяких там ухмылочек, то вот слуги… Если меня стали трогать больше обычного, то у них имеется причина так осмелеть. 
— М-да… — нервно сцепил пальцы в замок мужчина и откинулся на спинку кресла. Его лицо в тусклом свете казалось еще более резким, чем обычно, почти некрасивым. — Все гораздо веселее, чем я думал. Но… такое за пару недель не делается! Как я умудрился прошляпить заговор против себя же и засек его только на первых стадиях исполнения?! Совсем осведомители отвратительно работают. 
— А по-моему, ты просто самодовольный павлин, — честно выдала Элна и, прижав к голове острые длинные ушки, торопливо выдохнула. — Вспомни, чем ты в последнее время занимался! Бабы, какие-то «интеллектуальные» игры, чтобы рассеять скуку, и снова бабы! 
— Мои связи не твоя забота, — резко бросил Финист. 
— Ну разумеется, — пробормотала девушка, сделала каменное лицо, плавно поднялась и, пройдясь башмаками по «ценным» бумагам, спрыгнула с другой стороны стола. 
— Ты куда? 
— Распоряжусь, чтобы господину принесли завтрак, и приготовлю тонизирующее зелье, — склонившись в почтительном поклоне, ровным тоном сказала гремлина. — Господину понадобятся силы. 
— Элна! 
— Господин мной недоволен? — не поднимая головы, осведомилась вредная девчонка. 
— Всякий раз, когда ты проявляешь такую почтительность, меня не покидает ощущение, что ты издеваешься, — вздохнул Финист и уже более серьезным, но одновременно и мягким тоном закончил: — И все же, Элу, моя личная жизнь на то и личная, чтобы ты не совала в нее свой остренький носик. Девочка, давай не будем «нарушать границ», хорошо? 
— Простите, господин, я была непозволительно вольна, — выпрямилась рыжая и сложила ручки на животе. — Позволите идти? 
— Позволяю, — угрюмо буркнул господин Цари и мрачно проследил, как гремлина скрывается в пространственном изломе. — Только этого мне не хватало… 
Проблемы со «служанкой» начались давно. Едва ли не сразу, потому что Финист ошибочно уделил слишком много времени и внимания этой загнанной в раковину улитке. В итоге их связывали не совсем типичные взаимоотношения «хозяин — слуга». Вернее, со стороны девочки в их общении всегда проскальзывали собственнические нотки, но в последний год, а особенно когда гремлина узнала, что феникс, согласно правилам, собирается передавать ее другому господину, Элу стала вредничать еще больше. 
И у Финиста Цари, жесткого дельца и политика, почему-то не хватало решимости как следует поставить на место мелкую вредность. Возможно, он просто боялся, что красивые медово-карие глаза больше не станут так безоглядно доверчиво на него смотреть? 
Феникс знал, что девочка очень к нему привязана, а отсюда и чувство собственничества. Тем более, мы в ответе за тех, кого приручили. Именно поэтому Финист и сдерживал желание продлить с ней контракт. Девочка должна стать самостоятельной и сильной. А работая на одного хозяина, который, к тому же, относится к ней почти как к члену семьи, она таковой не станет. 
Слишком много поблажек ей давал Финист Цари. И самое отвратительное то, что он не хотел вести себя по-иному. Но ничего. Период слабости скоро пройдет, и придется расстаться со светлой и радостной рыженькой девочкой. Обидно, досадно… но ладно. 
Прерывисто вздохнув, мужчина отправился в столовую. Надо позавтракать и собираться по делам. Если грядет что-то неприятное, то следует принять меры. Для начала связаться с тем, кто в свое время сотворил одни любопытные духи… Инейран Дальварис… приятель по университету. Один из тех, кто участвовал в перевороте пятилетней давности. 

Днем позже. Змеиная провинция 

А сам рыжий наг был занят совершенно иными делами и проблемами. Ну, как проблемами… неурядицами. У него увели добычу!!! Даже не так. Добыча увелась совершенно самостоятельно, что возмущало еще больше. Ведь неизвестно куда вляпается, дурочка малолетняя… 
Да это ни в какие рамки! Это досадно и очень неприятно. И нуждается в исправлении, чем Иней в данный момент и занимался. 
В большом зале совета сейчас собрался необходимый для его целей состав высшей касты нагов. Пятнадцать змеев, получивших статус старейшины. 
В двенадцати креслах по кругу разместились старейшины, в центре стояли друг напротив друга два нага. Крупный воин, скрестивший на груди мощные руки, с легкой брезгливостью, за которой пряталось беспокойство, смотрел на своего визави. Тот, напротив, был небольшого роста, с красно-медной чешуей, медными волосами и пронзительно синими глазами, в которых тлела злость, прикрытая спокойствием. 
Иней был на своем поле. Он был ферзем, в руках которого находились все козыри. И отец Лали прекрасно это понимал. Но кто же думал, что эта медная рептилия является обладателем перстня государя?! Ни для кого другого не стали бы созывать совет старейшин, даже в условиях пропажи девушки, на которую был подписан договор. Скорее, послали бы неудачника… самого искать девицу. 
Такого поворота событий они с Гаррини не ожидали. И она сама как назло опять впала в состояние прострации. Лежит с открытыми глазами, но не дозовешься! Опять дух высшей жрицы — аватары Земляны бродит невесть где. Хотя именно в данном случае известно где. Под городом.  
Гани говорила, что им нужно пять дней для того, чтобы окончательно связать новых слуг с капищем силы. Прошло меньше двух. И время тянуть не получится, лишком уж резво принялся за дело молодой нахал. Но откуда у него знак привилегии?! Таких перстней существует всего пятьдесят. Пятьдесят влиятельных людей на большую страну — это мало. 
И как же, вот каким образом маленькая девочка смогла заинтересовать именно такую тварь?! Хотя и так все понятно. Просто рыжий попался. На свой же особый дар. Лалидари его зацепила. Отвлекала от дел. От раздражающих факторов Инейран Дальварис привык избавляться. А если способ настолько приятный, то почему бы и нет? Да, цинично. Но кто сказал, что жизнь иная? 
Тем временем действо разворачивалось. С одного из кресел поднялся подслеповатый морщинистый старик. Даже чешуя его была потускневшей, а это явственно указывало на то, что нагу недолго осталось жить. И, тем не менее, он здесь. Потому что так было приказано. 
— Я прошу вас вернуться к нашему делу, — дребезжащим голосом проговорил он. 
— Разумеется, — уважительно склонился Инейран и плавно выпрямился, скользя взглядом по присутствующим. — Я прошу вас, старшие, провести ритуал призыва младшей дочери рода. 
— Право? — надтреснутым голосом прошипела старуха с противоположного угла. 
— Лалидари моя по праву Закона о чистоте крови, — отчеканил Инейран. 
— Молодой человек, — неприятно усмехнулась старуха. — Все верно, она ваша. И вы упустили девчонку. Возвращать обратно тоже вам… Юнец. 
Синие глаза парфюмера прищурились, на губах появилась легкая улыбка, и он плавно развернулся к говорившей: 
— Леди Шаррини, какая жалость, что вы так неоправданно грубы и резки. 
— У меня маразм и слабоумие, — фыркнула в ответ старуха. 
— Пока нет, — лучезарно улыбнулся в ответ Иней, от чего пожилая нага мигом перестала улыбаться и впилась в молодого мужчину пристальными, удивительно яркими для ее возраста зелеными глазами. Почти такими же колдовскими, как у ее внучки Гаррини. 
Эта бездонная зелень в свое время свела с ума немало мужчин, чем и пользовалась сама ползучая интриганка по имени Шаррини. Пользовалась ровно до того момента, пока у ее дочери в до безобразия чопорном союзе не родилась девочка. Совсем-совсем без магического дара. Гани. 
— А вы, мальчик мой, однако, дерзите, — спокойно отозвалась нага, плотнее сворачивая кольца темно-зеленого хвоста. 
— Что вы, леди, — скрыл немного хищную улыбку Инейран. — Просто хочу вам напомнить, почему вы тут. 
— А вот теперь вы еще и хамите, — перебрала когтистыми пальцами по подлокотнику Шаррини. Да, истинная дочь своей матери! Недаром в склепе леди Мириам папочка Лали так дергался. Уж очень она напоминала свою доченьку. 
На этом этапе вмешался другой старейшина. 
— Леди Шаррини, у Инейрана Дальвариса и правда есть основания. Потому предлагаю приступить к ритуалу, минуя привычную для вас процедуру выноса мозга присутствующих. 
— Ты ко мне предвзято относишься, Хиррин, — открыто ухмыльнулась старушка. 
— Вовсе нет, — нахмурился сухопарый, совершенно седой наг. 
Ну да… отношения у них были своеобразными еще с тех пор, когда она при дворе хвостом вовсю крутила. Или с тех, когда в десятый раз отказалась выходить за него замуж? В итоге… оба одиноки. 
— Займемся ритуалом! 
— А вы уверены, что метка полукровки достаточно сильна для того, чтобы ее нащупать и вытащить? — вскинула бровь старушенция. 
— Пока не попробуем — не узнаем, — пожала плечами еще одна из присутствующих. 
— Приступайте, — с предвкушением глядя на пентаграмму в сторонке, прошипел Инейран. — Приступайте, уважаемые, — и добавил уже совсем иным тоном, повелительным и властным: — Я жду. 
Все же печать рода, которая ставится на любого нага, принятого в род, — это поистине замечательная вещь. Имя, слепок «клейма» и двенадцать представителей знати с уровнем допуска «старейшина» — и можно вытащить кого угодно. 
Вот и пригодилось. Совсем-совсем скоро маленькая строптивая змейка окажется там, где ей и надо быть. Рядом с Инеем. В его постели. Пока не надоест ему, разумеется. 



Александра Черчень, Анна Минаева

Отредактировано: 02.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться