Закон о чистоте крови. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 11

Столица Соединенного королевства
Особняк Финиста Цари
 



 

— Ну и долго это будет продолжаться? — спросил феникс у гремлины.

Он стоял на пороге комнаты девушки, и опираясь плечом о косяк, устало смотрел на просто до отвращения пасторальную картинку. Элу поджав ножки расположилась в кресле у окна, залитая солнечным светом, который путался в волосах, высекая из них медные искры и… вышивала. Да-да, до безумия милая в простом голубом платье, которое невероятно ей шло, оттеняя молочно-белую кожу.

— Что именно? — ровно спросила девушка, даже не посмотрев на своего хозяина, а заправив за острое ушко пружинку локона, склонилась над полотном, аккуратно втыкая в него иголку.

— Вот это.

Да, фраза ничего не конкретизировала, но господин Цари был более чем уверен, что противная девчонка прекрасно понимала причины его недовольства! Под загадочным, но всеобъемлющим “это” крылось совершенно все, что выводило Финиста из себя в последние дни.

После практически выжатого из девушки признания, он много чего осознал, и устыдился. Финист со вкусом предавался самобичеваниям всю ночь и уже настроился на то, чтобы утром извиниться и корректно обозначить малышке перспективы их отношений. А точнее отсутствие этих самых перспектив.

Феникс и гремлина!

О таком даже не говорили просто ввиду того, что в среде крылатой братии считались моветоном отношения со служащими. А личные гремлины это не просто слуги, это самые верные и доверенные лица. Надо быть полным дебилом, чтобы тащить в койку того, кто прикрывает тебе спину. Тем более, если это юная девочка. А такие, как правило, имеют дурную манеру идеализировать происходящее в постели.

Плотская любовь - не более чем способ получения удовольствия. Это даже не потребность тела, если совсем уж откровенно!

Финист сравнивал любовные радости со сладким. Вкусно, полезно, очень нравится… но от того, что у него некоторое время не было шоколада ще никто не умирал. И опять же очень глупо начинать считать себя кому-то чем-то обязанным, если вы как-то в ночи умяли напополам торт.

В общем любовь штука мутная на придирчивый взгляд феникса с диагнозом “синдром темного властелина”. Но тем ни менее очень привлекательная.

— Я не понимаю о чем ты, — ровным, спокойным тоном поведала Элна.

И вот так продолжалось уже около недели.

На утро после злополучного ночного разговора гремлина вышла к завтраку с каменным выражением лица и не меняла его уже семь дней. Сначала Финист обрадовался - как же, нет слез, покрасневших глаз, обвинений или не дай Земляна, требований немедленно ответить взаимностью.

Но дни шли и вместо привычной подружки с так импонировавшим фениксы чувством юмора, по прежнему находилась послушная, но малоэмоциональная слуга. Она безупречно выполняла все его распоряжения, но не проявляла инициативы даже в малейшей степени.

Еще какое-то время господин Цари ожидал, пока привычная живость натуры не возьмет верх над обидой. Не дождался.

Остроносый рыжик дулся. И дулся основательно.

— В общем, ты можешь сколько угодно обижаться, а также изображать внезапно проснувшуюся страсть к вышиванию, — махнул рукой брюнет, решив перестать уговаривать вредную девчонку. — Но сейчас нужно спуститься в малую гостиную и поговорить с визитером.

— Мне? — она впервые посмотрела на него в упор и вскинула темно-рыжую бровь.

— Тебе, — отрывисто кивнул феникс, всеми силами стараясь не позволить себе залипнуть на, оказывается, безумно красивом цвете глаз Элны.

Голубые.

Как летнее небо за окном…

Небо, в которое он не позволял себе падать настолько давно, что практически забыл о том, как это - ощущать всем телом сопротивление воздуха. И преодолевать его каждую секунду! Полет - не свобода, чтобы там не говорили. Полет - борьба! Каждый миг, каждую секунду, потому что в тот момент, когда ты отдашься на волю неба, ты начинаешь падать.

Ты начинаешь умирать.

— Фини-и-ист? — гремлина склонила голову. — Ты странно себя ведешь.

Да. И это ему совершенно не нравится.

— В общем, пойдем вниз! Пора познакомиться с кандидатами на роль будущих хозяев.

— О-о-о, так ты решил не заморачиваться и с ходу организовал кастинг? — с наигранной радостью осведомилась новообретенная рыжая проблема. — Ну тогда чего же мы ждем?! Идем, буквально бежим и спотыкаемся!

— Элу! — разъяренно рыкнул Финист, глядя как девчонка с наигранной радостью быстро закрепляет иглу на ткани, а после соскочив с кресла, вприпрыжку идет к двери, с каждым шагом все более уменьшаясь в размерах, пока не становится ростом до его колена.

— Я делаю что-то не то? — вредная девчонка запрокинула узкое личико, насмешливо глядя на хозяина.

Поганка. Мелочь невоспитанная. Некому драть было в детстве, а сейчас уже поздно, хоть и очень хочется!

Он не ответил, лишь чуть дернул уголком рта выдавая свое недовольство. Раньше работало безотказно, а сейчас рыжая лишь фыркнула и двинулась по направлении к лестнице.

В нескольких метрах от двери за которой находился первый кандидат на обладание сомнительным рыжим счастьем, девушка остановилась и дернув крылатого за штанину, спросила:

— Слушай, а это я их выбираю или они меня?

— Они готовы тебя взять. Так что да, выбор за тобой, кто больше понравится с тем и уйдешь. Сегодня вариант номер раз.

— Ох, люблю я твои формулировочки господин. Ладно, если так, то “собеседовать” я их должна без тебя.

— Почему это? — опешил господин Цари.

— Потому, — мило улыбнулась гремлина и добавила для наименее сообразительных в лице хозяина: — Ты остаешься тут. А я иду туда.



Александра Черчень, Анна Минаева

Отредактировано: 30.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться