Жена-невольница. Непокорное пламя

Размер шрифта: - +

Глава 8

Эйдену тоже не спалось этим утром. Сразу после бегства Розалинды он заперся в своих покоях и погрузился в безрадостные размышления. Улыбка прекрасной и дикой розы Хартии грезилась ему наяву, дурманящий аромат ее волос все еще щекотал ноздри и будоражил воображение. Казалось, она все еще стоит рядом — протяни руку и сможешь прикоснуться к ее тонким пальчикам.

Он даже не мог толком понять, чем она его пленила, слишком юная и такая наивная. И все же его сердце видело в Розалинде нечто, не поддающееся описанию. Словно душа узнала свою вторую половину и теперь стремилась к ней, невзирая на все преграды.

Эйдену обычно не нравились томные взгляды и долгие ухаживания, но ради Розалинды он готов был изменить своим предпочтениям. Раз за разом он упрекал себя в излишней торопливости и самонадеянности и жаждал повернуть непокорное время вспять. Готовился вспомнить все светские уловки и покорить юную кокетку своим обаянием и изяществом манер. И только после этого склонить ее к близости, будучи уверенным, что отказа не последует.

А как сильно он негодовал на свою забывчивость. Стоило ему запереть покои изнутри, и коварная виконтесса Чейз ни за что бы не нарушила их с Розалиндой уединения. И не помешала ему в полной мере насладиться хрупкостью дивной розы, рассмотреть каждый из ее лепестков. А после увезти в свою страну и оставить при себе.

Но прошлого не вернешь, и Эйден, прирожденный стратег и укротитель, принялся обдумывать будущее. Ему требовалось немедленно, в сей же момент заманить Розалинду в свои силки, опутать сетью из ласки и нежности так, чтобы девушка и не помышляла о побеге.

Утро, кажется, замерло, а настенные старинные часы слишком медленно отмеряли секунды. В замке Рошен стало тихо, как в усыпальнице. После прошедшего торжества такая тишина казалась особенно тягостной.

Измученные празднеством гости давно разошлись по отведенным им спальням и погрузились в беспробудный сон. И даже свите короля требовался отдых. Никто не нарушал уединения Эйдена, и только слуги, бесшумные, как мыши, продолжали наводить порядок под окнами замка.

Но вот что-то незримо изменилось. Свозь приоткрытые окна в спальню короля ворвался ледяной порыв ветра, задул свечи, словно ледяным когтем, царапнул сердце молодого короля. В свежем утреннем воздухе явственно почувствовался тяжелый дух далеких болот, а на языке появился привкус металла.

Ардо, охранявший сон мага, приподнял приплюснутую голову и зарычал, щурясь на окно ярко-желтыми глазами. Он, вероятно, тоже почувствовал себя странно. Или же перенял от хозяина долю его тревожности.

— Тебе тоже почудилось дыхание смерти, — невесело пошутил Эйден и потрепал Ардо за холку. — Что ж, будем надеяться, что оба мы ошиблись.

Тигр рыкнул нечто невразумительное и прикрыл лапой нос, словно предчувствуя бурю. Эйден поднялся и прошел к окну, выглянул на улицу: на небе ни облачка, а буйное цветение сада заглушало все остальные запахи.

Под окнами несколько девушек собирали в большие корзины разбросанный гостями мусор. Одна из них заметила в проеме окна красивого молодого мужчину и отправила ему воздушный поцелуй. Вторая, постарше, дернула ее за рукав и что-то быстро проговорила. Наверняка указала напарнице, что перед нею не кто иной, как король Шилдании. Но можно ли упрекать служанку за проявленный интерес. Растрепанный, в небрежно накинутом на плечи бархатном халате, Эйден смотрелся до крайности соблазнительно.

Девушки ретировались из-под окон замка, а Эйден широко улыбнулся. Вдохнул полной грудью свежий весенний воздух и подставил лицо раннему солнцу. На секунду он представил, что в этот момент Розалинда тоже вот так стоит возле распахнутого окна и вспоминает о вчерашней встрече. И словно крыло ангела укрыло его плечи, а воображение унесло далеко за пределы реальности.

В таком виде и застал Эйдена Ралф, вошедший, чтобы сообщить срочную новость. Сквозь приоткрытую дверь он увидел распахнутое окно и профиль короля. Советника не удивило раннее пробуждение друга, а вот его задумчивый взгляд, устремленный вдаль, вызвал у него настороженность.

Ардо встретил раннего гостя еще возле дверей, узнал и пропустил внутрь. Жалобно мяукнул и кивнул в сторону своего мага, точно выражая недовольство. Тигру, как и советнику, совсем не нравилась некоторая рассеянность Эйдена и его отстраненность. В таком состоянии сложно управлять королевством. Еще труднее концентрироваться и контролировать сознание животных. Для мага и короля это серьезное упущение.

Не желая показаться нескромным и вызвать неудовольствие монарха, Ралф отступил назад и прикрыл за собой дверь спальни. А после трижды постучал, сообщая о своем приходе.

— Можешь войти, — разрешил Эйден. — Я заметил тебя еще с первого раза.

Ралф облегченно выдохнул и обменялся понимающим взглядом с Ардо. Эйден остался прежним, невзирая на душевные метания. Сильный маг и мудрый король одержали верх над влюбленным юношей, заставив последнего спрятаться на самом дне сознания. Ни весна, ни встреча с обворожительной розой Хартии не изменили его характер настолько, чтобы он забыл о долге перед государством и подданными.

— Доброе утро, Ваше Величество, — кашлянул Ралф и приблизился к королю. — Рад застать Вас в добром здравии.

Эйден полностью развернулся к советнику и устремил на него вопрошающий взгляд. Предчувствие беды определенно не обмануло его и на сей раз. Только сверхважные новости могли вынудить Ралфа явиться в его покои так рано и позабыть о договоре не соблюдать придворный этикет наедине. Да и хмурое выражение на лице советника было слишком хорошо знакомо Эйдену. В последний раз с таким выражением он принес наследному принцу известие о смерти отца.



Соловьева Елена

Отредактировано: 21.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: