Жена-невольница. Непокорное пламя

Размер шрифта: - +

Глава 17

Розалинда ощущала, как из нее капля за каплей вытекает дар, а вместе с ним и жизнь. Но силы покидали ее тело с неохотой, заставляя ее тело, да и саму ее душу болезненно сжиматься. И если Астор черпал ее свет осторожно, почти нежно, то низшие духи поглощали дар с жадностью бродячих псов.

От стонов госпожи пробудилась Джоси. С минуту она не понимала, что происходит и не видела призраков. И только когда они начали тянуть и ее дар, поняла, что тоже обречена.

Когда обе женщины были уже на грани смерти, что-то незримо изменилось. Призраки отступили так же бесшумно, как и пришли. Но они не вылетели за пределы замка — сизым дымом потекли по коридорам Корбу и достигли мрачных сводов подвала.

Беал почувствовал, что где-то рядом обитает человек, способный стать для него истинным проводником в мир живых. Сильнейший демон сумрачного мира отдал своему легиону новый приказ, и те кинулись немедля его исполнять. До рассвета осталось не так много времени.

В этот вечер Астор не приглашал к себе Розалинду, а отправился ночевать в лабораторию. Каким бы жестоким и эгоистичным он ни был, прекрасно понял, как сильно задел чувства жены. Но достоинство не позволяло ему просить прощения, да и раскаивался он недолго. Некромагия сполна возмещала ему недостаток человеческого тепла и женской ласки, усыпляя его сознание и затуманивая разум. Граф так и уснул за столом, подложив под голову один из многочисленных дневников далекого предка.

Темные духи ворвались в лабораторию, мазнули холодными боками по Блезу, но тот и не вздрогнул. Лишенный души, камердинер не испытывал страха, но и не мог стать жертвой Беала.

Астор же вздрогнул, когда почувствовал на себе липкие объятия холодной пустоты. Бесплотные тени окружили его сплошным кольцом, закружили в безумном хороводе ночи. Их хриплые голоса проникали в сознание и будоражили заключенную в теле сущность. До самого рассвета низшие духи повествовали графу о планах Беала, вынуждая соглашаться с каждым тайным знаком, с каждой формулой.

— Сделаю все, что просите, — покорно шептал Астор, находясь в состоянии полубреда. — Его воля для меня закон. Не смею противиться Ему…

А утром, пока все порядочные люди трех королевств завтракали и благодарили светлую богиню за новый день, Астор разбирал рукописи предка. И нашел то, что так долго искал — тени сообщили ему ориентир.

— Свершилось! Я знаю, где хранится то, что мне так необходимо! — возликовал он. — Кому как не мне, потомку великого некромага, стать главным помощником Беала.

Довольный открытием и собой, Астор поднялся в столовую. Занял место во главе стола и приказал подавать обед.

— Мне нужно плотно подкрепиться, дорога предстоит дальняя.

Розалинда, больше походившая на мраморную статую, чем на живую женщину, подняла на него невидящий взгляд. Астор отметил темные круги вокруг ее прекрасных глаз, неестественную бледность лица и мысленно возблагодарил Беала за то, что тот пощадил его супругу.

Теперь граф знал, что за чума постигла Шилданию и Эйшеллию. Но не собирался ни с кем делиться этим открытием. Духи сообщили ему, что до того момента, как великий демон вырвется из мориона, осталось не так много времени. И Астор должен быть готовым принять оказанную ему милость.

— Вы плохо выглядите, — довольно любезно сообщил Астор Розалинде. — На ближайшие дни я освобождаю Вас от всяческих обязанностей. Отдыхайте и набирайтесь сил.

Поняв, что его жена пережила ночью, он отпустил ее из-за стола и распорядился, чтобы слуги подали ей красного вина и не беспокоили понапрасну.

У Розалинды все еще кружилась голова, но неслыханная щедрость мужа ее насторожила.

— Смею ли я надеяться, что в Вас все же проснулось сочувствие к моему горю? — несмотря на слабость, Розалинда произнесла это с легкой тенью укора.

Придерживаясь одной рукой за стул, она воззрилась на мужа, терпеливо ожидая, пока он удостоит ее ответом.

— Смерть Вашей матери не имеет к моему решению никакого отношения, — небрежно отмахнулся от нее Астор. Все мысли его были заняты морионом и демоном, заточенным в его недрах. — Вскоре нам предстоит далекое путешествие, и Вы должны быть к нему готовы.

Разочарование от услышанного во много крат усилило ненависть к мужу. Подавив приступ дурноты, Розалинда распрямила спину и непримиримым тоном произнесла:

— Не далее как вчера, Вы, Ваше Сиятельство, говорили, будто покидать пределы поместья опасно? Так о какой же поездке может идти речь?

Астор злорадно усмехнулся. Его стального цвета глаза блеснули, как два осколка мориона.

— Там, куда мы отправимся, чумы нет. А большего Вам знать не следует, — Астор произнес это равнодушным тоном и вернулся к трапезе, давая понять, что разговор окончен.

У Розалинды не осталось слез, чтобы разрыдаться. И лишь сухие спазмы в желудке напоминали, что она все еще жива. Иначе она не смогла бы чувствовать ту душевную боль, что пожирала ее изнутри.

Последующие дни, проведенные без мужа, прошли для нее как во сне — на удивление теплом и уютном. Она ухаживала за Джоси и послушно принимала заботу о себе от других слуг. Все жалели юную госпожу и не пропускали случая оказать ей хоть какую-то любезность. Для нее срезали живые цветы в замковом парке, готовили ее любимые блюда и не забывали развлекать разговорами. Столько внимания Розалинда не получала с тех пор, как была совсем малышкой.



Соловьева Елена

Отредактировано: 21.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: