Живой гекс или Паяцы

14. Белка и... стрелка.

14.

Маша одарила остановившегося рядом непися ледяным взглядом.

«Моль, 18 уровень, кузнец»,— явствовало из надписи над узорной миниатюрной шапочкой, так не вязавшейся с общим образом незваного участника разговора.

«Гном в тюбетейке»,— проскочила озорная мысль.

—Тебе-то почем знать?

—Мне-то? Дык…,— гном сгреб в широкую ладонь бороду,— повидал я их немало, почитай, в детстве-то…

«Ух ты, персонаж же явно сценарий отыгрывает,— решаю про себя,— только б Машка грубостью не отпугнула потенциального квестодателя!»

—Очень интересно!— вклиниваюсь в диалог я, аккуратно завладевая рукавом рубахи Моля.—А не продолжить ли нам знакомство… в…

Взгляд шарит в поисках подходящего места. Вот, кажется и оно…

—…в «Белке и кружке»?— на вывеске пивная пузатая чаплажка и проворный грызун, уже нащелкавший солидную горку орехов на закуску.

—Кхе-кхе-кхе…,— заранее обводит усы, будто очищая их от пены, кузнец,— оно, конечно, можно. Товар мой не портится вовсе, не молоко али морс, не прокиснет и не забродит, подождет, сколь надо. – Но…

У меня сердце замирает. Неужели репутации окажется недостаточно?

—…Но вот в «Стрелке и Бочонке»… оно было б как-то сподручнее… Там и пиво с медовицей крепче… и народ проще!

—Тебе виднее, уважаемый Моль!

—Между прочим, у нас еще основное задание не завершено… А кое-кто собрался мед-пиво пить… И пушистика я этому бородачу не отдам, пусть губу не раскатывает,— шипит мне в ухо спутница.

И тут же меняет тон на просительно-ласковый:

—Ты же отдашь Петеньку мне?

Вот в этом все женщины! Впрочем, просительные нотки в голосе вполне объяснимы. Я формальный лидер группы. Без моего одобрения приватизировать пета или любой другой игровой предмет, невозможно! А из этого следует что? Правильно, следует, что взять сейчас паузу будет в самый раз. Лишний рычаг влияния на Машу-Морену мне не помешает. А то совсем разболталась девчонка!

—Пусть пока у меня побудет! Для надежности!— и питомец, подхваченный с ладони, легко спикировал в пространственный карман.

Заведение нашлось неподалеку, народу в корчме оказалось немного, интерьер роскошью не блистал, скорее являя собой пример средневекового минимализма. Камин, лавки, длинные столы, небольшие затянутые полупрозрачной слюдой оконца. С другой стороны все смотрелось вполне благопристойно и опрятно.

Не успел объемный мешок Моля, брякнув железками, опуститься на пол, к нам уже подскочила местная официантка.

—Чего изволит господин кузнец? Багряницы, как обычно? А его уважаемые спутники?

—Багряницы, для зачину, всем! Багряница она для утробы как…

—Я не буду!—категорично отрезала Машка.

Толчок локтем под ребра не возымел на нее никакого эффекта.

—Кузнец оценивающе прищурился.— Ну… Мабуть… девице и не пристало с мужланами пиво да настойку хлебать. Принеси ей квасу, Марта! Али кислицы тебе, девонька с ягодкой морошковой да веточкой можжевеловой?

Даже я не понял, оказывает Моль любезность моей спутницы или жестко трунит над забывшей правила приличия девчонкой. Что уж говорить о Маше.

Морена, на всякий случай, фыркнув, уселась на лавку.

—Кружки, вырезанные из дерева, в мгновение ока оказались перед нами.

—Пенное,— с чувством пробасил кузнец, сдувая благоговейно с напитка пузырящуюся шапку.

Я последовал его примеру, пригубив напиток. Ощущения вкусовые остались самые приятные, смущал только рубиновый цвет.

Моль, оказывается, не сводил с меня глаз, пока я знакомился с одержимым кружки. И тут же предупредительно пододвинул ко мне невесть когда появившееся на столе широкое блюдо. 

—А ну-кась, зажуй красненькой.

Блюдо содержало пузатые белесые грибочки, масляно блестевшие выпуклыми боками. Дары леса окаймляли гроздья рябины, сорванные прямо с веточками, окаймленные характерными вытянутыми листочками. Я отщипнул парочку мелких ягод и отправил в рот. Сочетание свежего вкуса напитка и кисло-сладкого местной рябины, было изумительным.

—Ты точно кузнец? Судя по тому, с каким мастерством ты управляешься с гостями, я бы сказал, что ты первый виночерпий при правителе!

—Скажешь тоже!— отмахнулся новый знакомый, но сравнение, судя по всему, показалось ему лестным. Во всяком случае, сообщение об увеличении репутации с персонажем не заставило себя ждать.

Я мельком отметил кислое выражение мордашки Маши, уже попробовавшей зеленоватый травяной коктейль из глиняной чашки. Ну что ж, наперед будет наука, что с добрым человеком (пусть даже не совсем человеком, а его цифровой имитацией), и самой не грех поприветливей быть.

Я извлек мохнатое недоразумение и осторожно примостил на край стола. Кто его знает, может не принято тут у них тащить на стол… всякое.

—Так что за зверь это… Моль?

Глаза кузнеца ностальгически повлажнели.

—Ты это… убери все ж его… туда, откуда достал. Непривычен здешний народец к коббоку.

—К коббоку?

Мимоходом отметил, что слово читается одинаково в обоих направлениях. Напряг память, отыскивая нужное слово. «А роза упала на лапу Азора»… Тьфу, пропасть, да как же его!? О, палиндром!

—Ну вот и имя пушистику само нашлось. Колобком будет!— не удержалась и вставила свои пять копеек Маша-Морена.

Впрочем, Моль, пожалуй, и не расслышал реплики. Он как раз допил свое пиво и, со смаком крякнув, стукнул донышком о столешницу.

—Коббоки они… такие…

Кузнец достал из необъятных штанов кубик табакерки, набил нюхательной смеси в нос, отвернувшись к стене, оглушительно чихнул. Слюда в окнах жалобно тренькнула, но выдержала натиск. В кружку вновь плеснула рубиновая жидкость. Я искренне понадеялся, что на сем разъяснения о природе коббуков не исчерпали себя.

—В горах они, значится, обитают… Коббоки… Да.



Реникса

Отредактировано: 28.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться