Жизнь через хоган

Размер шрифта: - +

Глава 9. На Земле

Что-то мигнуло, словно свет на мгновенье померк. И вместо фиолетового неба Арзюри я вдруг обнаружил над хоганом голубое небо Земли. Было ощущение, что кто-то вдруг раздвинул тяжелые шторы и в комнату ворвался яркий солнечный день.

Я лежал на спине и смотрел на небо. Потом вдруг запаниковал — а вдруг снова попаду локтем в центральную «кнопку» и перенесусь обратно?

Меня разобрал смех. Я весь поджался, прижав к себе локти, но все равно лежал и хохотал, представляя, как вылезу сейчас обратно — с химиковым пакетом и коконом оохола. Через пару минут понял, что уже задыхаюсь от смеха, по щекам текут слезы, и что я по-прежнему боюсь шелохнуться, чтобы не отправиться назад.

Неужели я обманул Химика и на самом деле не хочу возвращаться?

— Ну и долго будешь ржать-то? — спросил вдруг очень знакомый голос. — Если бы не ржал, мы бы сидели и ждали тебя напрасно.

Моя истерика вдруг закончилась. Впрочем, задыхающееся хихиканье еще прорывалось, но я уже успокоился. Рывком сел. Пошевелил ногами. Потом перевернулся на четвереньки и выполз из хогана — вставать почему-то было страшновато.

— Охо-хо, глядите кто пожаловал!

На меня набросились сразу трое, подхватили, поставили на ноги и начали обнимать. Котя, Томас и Хусаин. Мои друзья. И еще человек пять из нашей архитектурной мастерской.

Я вдруг задрожал, в глаза ударила горячая волна и полились слезы.

— Братцы, как же я по вам, негодяям, соскучился!

— Жив!

— Мужик!

— Борода какая роскошная!

— Живой!

— Заматерел!

— Бугай!

— Красавчик!

Радостные крики сливались в одну струю, а потом разбивались на капли — я слышал лишь отдельные слова в общем потоке восклицаний. И вдруг спохватился, стряхнул слезы, огляделся поверх плеч друзей, тискающих, мнущих и продолжающих кричать мне, увидел голубой костюм дежурного следопыта и неожиданно хрипло окликнул его:

— Вызывай помощь! Нужны носилки! Я вам оохола привез!

Друзей словно волной смыло. Они отпрянули от меня и я увидел перед собой изумленные глаза следопыта.

— Оохола? Как это?

— Он мертв. Но мы заморозили его тело и я доставил его сюда. Нужен он вам?

Следопыт заметался, затараторил в клипсу. Друзья пытались заглянуть в хоган. Я требовал носилки, почему-то сейчас это казалось мне важнее всего. С соседних дорожек к нам начали подходить другие люди. Вокруг только и слышалось «оохол прибыл», «оохола привезли», «тут живой оохол из хогана вылез»…

Потом подошла целая толпа, явно сопровождавшая отправляющую Зерна девушку.

— Значит они правда существуют? Может быть мне тоже повезет?

— Кто из вас оохол?

— Где, где он?

Наконец, прибежали сразу трое следопытов с носилками и врач.

Я начал выталкивать кокон из хогана. Друзья ухватили его за ноги и потащили, следопыты начали отнимать его у них. Сумятица творилась неимоверная.

— А ну прекратить бедлам! — вдруг рявкнул врач.

Все немного поостыли, загрузили кокон на носилки и потащили в приемную беседку. За ними потянулась толпа. В последний момент я вспомнил про пакет Химика и сумку с письмами и нырнул за ними в хоган.

* * *

Следующие 68 часов для меня слились в одну непрерывную суету — только два раза удалось поспать, один раз минут двадцать, второй раз — с полчаса.

Добравшись до беседки, я попал в руки принимающих — врач меня измерял, следопыты пытались узнать, как меня зовут и с какой я прибыл планеты. Как меня зовут, сообщил Хусаин, я же все пытался объяснить, что прибыл с Арзюри, но им нужно было не название, а описание.

— Сиреневая такая, фиолетовая…

— А подробнее?

— Вся растительность фиолетовая… Солнце зверское… Растительность агрессивная… Две луны…

— Небо как у нас? Знакомы созвездия видел?

— Не знаю, там эти луны так светят, что звезд мы и не видели почти…

В итоге они-таки нашли мою Арзюри — увы, она оказалась очень-очень далеко от Земли, в совсем другой галактике, какой-то карликовой, я толком не понял как галактика может быть карликовой. Хотя может это звезда была карликовой… или планета… Но разобраться времени не хватило, потому что тут как раз прилетели первые флаеры со специалистами, началась толкотня и суета, наконец, оохола загрузили в флаер медиков, оставшиеся не у дел начали охоту за мной. Следопыты прицепили мне клипсу связи, после чего друзья вытащили меня с визитницы, засунули в авиетку и Котя рванул ее в небо.  Следом за нами летела авиетка с  Хусой и Томиком.

Через несколько минут мы уже приземлились на площадке госпиталя, в котором, как оказалось, и лежал («хранился», как сказал Томас) мой прототип. Врач очень порадовался, что я вернулся, узнал, согласен ли я поменяться со своим прототипом местами, отправив его на Арзюри. Я покивал и мы снова улетели — нужно было добывать все, заказанное Химиком и другими, плюс мне бы хотелось нарвать как можно больше разных трав для него…

Клипса не молчала — звонки сыпались один за другим, я совсем одурел от всех этих вопросов, когда Котя посоветовал мне ее отключить. Надо же, за три года я совсем забыл про ее такое удачное свойство!

Хусаин взял пакет Химика и улетел с ним на остров Масира в Аравийском море — именно там располагался институт, в котором работал Химик.

После этого, наконец, Томас и Котя притащили меня в маленький зальчик нашего любимого ресторана, мы там заперлись и, наконец, взялись за мои списки.

— Давай посчитаем. Полный объем конуса — треть от произведения площади основания на высоту… Давай чуть меньше возьмем, диаметр два метра, значит радиус — метр, умножаем на пи… получается… примерно два кубометра…



Лолита Волкова

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться