Жизнь или долг? Монстры

глава 7

Сны снились сумбурные, все о том мире, его преследовала толпа лохматых чудовищ в шкурах, он бежал, уворачивался от летевших в него камней и копий. Сердце колотилось как бешеное…

  Хорошо, конечно, что пацанов дома не было, то-то они подивились бы, как Григорий во сне дергался. 

  С утра его разбудила Клавдия Ивановна. Попытался оправдаться:

- Клавдия Ивановна, я мотоцикл вчера не вернул, поздно очень было, не хотел будить…

  Она не дала ему закончить:

- Гриша, какой мотоцикл! Девка туда собралась! Мстить, говорит, буду!

- Чего?!!! – обалдел Григорий.

- Гриша! Она же там не была никогда, ее же сразу поймают и убьют, Гриша…– тетка заламывала руки, - Я не могу с ней пойти, не на кого их бросить…

  Не надо было говорить кого, Гриша и так понял.

- Я с ней пойду.

- Подожди, давай я сперва ей скажу, да и ты тоже давай, бороду одевай, может, отговоришь.

  Баба Клава побежала обратно, немного ободренная, что девчонка хоть не будет одна, если что. Ей вообще не хотелось, чтобы Нина туда ходила, но та же уперлась… Господи, помоги… Но Гришка выглядел надежным, это вселяло некоторую уверенность.

 

***

  Примерно через полчаса Григорий уже стучался у них на крыльце. Открыла Нина.

- А, дедушка, заходите. Только вы не пугайтесь, у нас такой кагал, - она хмуро улыбнулась.

  Прошли в комнату. Там и правда было многовато народу, да еще трое его пацанов тут же на него уставились круглыми глазами. Он за спиной Нинки проговорил одними губами:

- Надо!

  И пацаны, смерив его странным взглядом, все же отвернулись и стали глазеть в окно. Чтобы перехватить инициативу Григорий решил начать первым:

- Нина Владимировна, вы, я слышал, на днях в город ездили?

- Да, - голос был нерадостный.

- Что там новенького?

- Не знаю, Григорий Семеныч, я по делам ездила, - а у самой чуть слезы из глаз не текут.

  Он видел, что девушка расстроена, и предложил:

- Ниночка, давайте немного пройдемся, думаю, вам стоит выговориться.

- Вы правы… - она оглянулась, - При таком скоплении народа точно не выйдет душевной беседы.

  Они вышли во двор, и присели на той самой скамейке. Гриша спросил:

- Все так плохо?

- Плохо? А… да… Нет, на самом деле, ничего ужасного. Просто, навестила бывшего мужа… А тот уже успел жениться. На той самой бабе, с которой я его тогда застукала… Ну, - она застыла, глядя куда-то вдаль, - Что ж, счастья им. Просто… Они меня с такой неприязнью встретили… Они все... Ладно, забыто.

- А ездили-то зачем? По делу, говорили.

- Да, кстати о деле. Дедушка, вы знаете, кто я? Кто Клавдия Ивановна?

- Позвольте, Ниночка, конечно, знаю… - начал было Гриша.

- Нет, Григорий Семеныч! Я не про это…

  И полилось из нее все про монстров, про родителей, про детство свое… Под конец она вытащила из кармана длиннющую нитку ожерелья и сказала:

- Это ключ, открывает портал. Не смейтесь, я не вру ничего.

  Гриша попытался было сказать, что и не думал смеяться, но она не дала.

- Я пойду туда! Во что бы то не стало! И я не сумасшедшая… - она взглянула на мнимого деда горящими глазами, - Вы мне верите?

- Верю, - Гриша уже понял, что отговорить ее не удастся, - Раз уж вы все решили, Ниночка, я вам помогу убедить Клавдию Ивановну.

  Она внезапно прижалась к нему и прошептала:

- Спасибо.

  А потом подхватилась и потянула Григория, слегка сомлевшего, пока его обнимали, в избу. По их виду бабе Клаве стало ясно, что надежды ее переубедить девчонку не оправдались. Вздохнула и сокрушенно взглянула на Григория. А Нине сказала:

- Пойдешь с Григорием Семенычем. И слушайся его! Все, что он скажет! Поняла?!

- Поняла.

  А потом было вот чего.

  Клавдия Ивановна открыла люк в тот коридор, что вел из ее кладовки прямо в подземный бункер, и сказала:

- Гриша, голову пригни.

  Но было поздно, он уже приложился к выступу на потолке, тихо матерился, потирая голову и думая, что эти проклятые выступы почему-то есть в каждом коридоре. Чтоб их! По дороге к портальному помещению им встретилось несколько человек, все с удовольствием таращились на Гришкин маскарад, но ржать вслух никто не стал. Понятно же, парень для девушки приоделся.

  А вот в портальном зале на глазах у Нины произошло дивное превращение. Гриша вдруг подобрался и словно стал выше ростом, на самом деле, просто перестал горбиться. И голос у него изменился, куда девались старческое дребезжание!

- Нина, одежду верхнюю снимай, достань ключ и повесь на шею. Да не накручивай, пусть свободно висит. Вот так… Ничего, что до пола.

  Она, удивляясь переменам, стояла в одном нижнем белье и смотрела на него во все глаза. А посмотреть было на что. Гриша малость смущался, раскрывая свое инкогнито, когда под ее взглядом из деда, теперь уже ясно, что мнимого, превратился в молодого мужчину. Вот так просто, снял с себя бороду и усы, да и от шапки избавился - и это уже никакой не дед, а молодой мужик! Красивый, молодой мужик! Однако обстоятельства требовали полного разоблачения, а потому он заодно избавился и от пиджака, и от штанов, и от всего прочего... Оставшись в одних семейных трусах, вытащил такое же ожерелье и одел на шею. Хорошо, что Гриша был ужасно занят ответственной процедурой, не то, выражение Нинкиного лица могло его на многие «подвиги» спровоцировать.

- Фигасссееее… - бормотала Нина, разглядвая "дедову" мощную фигуру, но в этот момент красавец Гришка открыл портал.



Екатерина Кариди

Отредактировано: 01.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться