Злата. Охота на блондинок (2-ая книга цикла)

Глава 10

В Лесогорск я вернулась вечерним рейсом уставшая, подавленная и запутавшаяся. В памяти мелькали ужасные образы мёртвой и буквально выпотрошенной Светы, увиденные через Дарину. На душе было мерзко. Погребённые, как мне казалось, под гнётом минувших шестнадцати лет воспоминания всплыли, словно опухший, раздутый и обглоданный рыбами утопленник. Примерно так же, как растерзанная Света, выглядели жертвы моего отца, разве что волосы и лица он не трогал. Ещё один Зверь начал охоту. А хищники каменных джунглей гораздо опаснее тех, что живут в настоящих.

Чем помочь самой Дарине - я не знала. Как доказать её невиновность? Надеяться на «оборотня» - гиблое дело. А вести расследование самой - тоже не вариант. И я сделала то единственное, что смогла - провела для неё дистанционный сеанс гармонизации ауры, биополя и сложившейся ситуации в целом. А через несколько дней в мою дверь позвонил непривычно задумчивый Громов.

- Привет, проверь-ка, - он без предисловий сунул мне в руки целлофановый пакет и, не дожидаясь приглашения, прошёл в гостиную.

Я не стала тратить энергию на выговор по поводу отсутствия у некоторых элементарных зачатков такта. Это всё равно, что упрекать ветер за то, что он дует не по регламенту.

- Что проверить? - я поднесла пакет к окну и вздрогнула: в нём лежали несколько светлых волнистых прядей, испачканных в чём-то буром, липком, очень похожем на кровь. - Волосы Светы? Но я ведь её проверяла.

Громов плюхнулся в кресло-качалку и угрюмо возразил:

- Это не Света. Знакомься - Валерия Ковязина, официантка одной отстойной придорожной кафешки. Сегодня утром найдена в своей крохотной съёмной коморке. Телесные повреждения в точности, как у первой жертвы: волосы срезаны и перепачканы, на лице шрамы, матка вырезана и выброшена в мусорное ведро! Между прочим, это ты накаркала серию! Накрылся мой отпуск медным тазом!

- Значит, всё-таки маньяк?

- Или маньячка. Ты ведь уверяла, что это баба.

- Хорошо, посмотрю. Попробую полный транс, чтобы ничего не упустить. Засекай время, выведешь через пять минут.

Я достала из пакетика волосы, стараясь не коснуться запёкшейся на них крови, закрыла глаза и начала мысленный отчёт…

Очнулась от того, что в лицо плеснули чем-то холодным. Медленно открыла глаза. Что это дождь? Сквозь стекающие с ресниц капли проявилось нечёткое изображение Громова. Добро пожаловать в реальность, Злата. Я с трудом пошевелилась. За лёгкое движение пришлось расплачиваться общей слабостью, головокружением и тяжестью во всём теле.

- Эй, ты чего? - Громов отставил в сторону стакан с водой. - Мне тут ещё один труп не нужен!

- Поздно спохватился, меня только что убили.

- Понял! Скажи, кто, и я за тебя отомщу.

- Увы, не знаю. Напали, как и в первом случае, со спины. Электрошокер, удар в сердце и всё - конец карьере официантки и прочим земным приключениям.

- Чёрт! Но должно же быть хоть что-то? - капитан нервно прошёлся по комнате. - Он ведь шёл за ней до самой квартиры, как она могла не заметить?

- Убийца мог ждать её уже в подъезде, - устало возразила я. - Извини, ничем не могу помочь.

Громов выругался, взлохматил волосы и направился прямиком в сторону кухни. Я неохотно поплелась следом - чего он там забыл? Хлопнула дверца холодильника.

- У тебя пожрать есть что-нибудь? - осведомился капитан, обследуя мои нехитрые запасы.

- Эй, вечно голодный, ты случайно не беременный?

- Нет, я, блин, трудоустроенный. С этой треклятой работой нормально пожрать некогда.

Он нашёл кусок сыра и три банана, расправился с ними в мгновение ока и недовольно буркнул:

- И всё? Н-да, негусто. А это что? Не знал, что ведьмы пьют кефир.

- Приходится, с кровью младенцев напряжёнка, - проворчала я и вдруг вспомнила нечто важное: - А как же Дарина? Теперь ты видишь, что она невиновна!

Громов, не обнаружив больше ничего съедобного, разочарованно вздохнул и захлопнул холодильник.

- А ты ещё не в курсе? Отпустили твою Дарину под подписку о невыезде.

- Сейчас позвоню и проверю!

- Звони, только это, - он слегка замялся. - Ты не думай, у нас её не били, не пытали, вообще пальцем не трогали!

- Это ты сейчас к чему сказал? - насторожилась я.

- Да странная она какая-то была: бледнющая, нервная, тряслась, как осиновый лист, а из отдела вылетела так, что пыль взвилась.

- Почему? Что случилось?

Он развёл руками, изобразив вполне искреннее недоумение.

- Кто ж вас баб, да ещё ведьм разберёт?

Выпроводив «оборотня в погонах», я немедленно набрала номер Дарины, она не ответила, а вечером перезвонила сама:

- Злата, привет! - голос девушки, чтобы там не рассказывал Громов, звучал довольно бодро и от страха точно не дрожал. - Ты звонила, я только сейчас увидела.

- Привет, вот узнала, что тебя отпустили. Всё в порядке?

- Да, конечно, всё отлично!

Повисло неловкое молчание, я нарушила его первой:

- Точно? Мне сказали, ты была напугана.

- А, это? Пустяки - просто дурной сон приснился. У меня всё хорошо.

- Отлично. Значит, помощь не нужна?

- Пока нет, спасибо! Извини, что тогда тебя побеспокоила. Не нужно было.

- Всё в порядке, звони если что.

- О кей, пока!

Мне не понравился странный энтузиазм в голосе Дарины, это как лихорадочный блеск в глазах человека, замышляющего нездоровую и опасную авантюру. Только кто я такая, чтобы вмешиваться? Каждый волен сам выбирать полосу препятствий и набор неприятностей.

Был ещё один человек, за которого я переживала, не решаясь вмешиваться - моя новоиспечённая подруга Инга. Для неё смерть Светы и вся эта история с привидением закончилась нервным срывом, и Жаклин решила на время отправить дочь к отцу - в Германию. Расстроенной девочке и самой не терпелось уехать подальше. Она согласилась лететь в Мюнхен после дня рождения Богдана. Следующая неделя прошла относительно спокойно. А потом началось…



Наталия N

Отредактировано: 07.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться