Золотая свирель

Глава 3 Страж кладбища

Городское кладбище располагалось на склоне холма, за крепостной стеной. У ворот, на пороге своей будки, сидел старенький сторож, а рядом с ним, на земле, на расстеленной тряпице лежали куски пирога, вареные яйца, пара луковиц, яблоки и четвертинка сыра. Амаргин добыл из недр балахона оплетенный лозой кувшинчик, выставил его на тряпицу.

 

   — Помяни моих мертвых, добрый человек.

   Старик улыбнулся, покивал, сморщив коричневое лицо. Нагнулся, покряхтывая, и посудинка словно бы сама собой спряталась за порог, с глаз долой. Скрюченная стариковская лапка подобрала с тряпицы яблоко:

   — И ты помяни моих мертвых, северянин.

   — Мертвые живы нашей памятью, добрый человек, — маг подбросил и поймал яблоко, потом повернулся ко мне и сказал тихонько: — Но на самом деле мертвых не существует.

   — Как так? — удивилась я, догоняя широко шагавшего мага.

   — Оп! — он опять подбросил яблоко, — Мертвое тело — всего лишь земля. А душа не умирает.

   — А… — разочаровалась я, — ты об этом...

   Периметр ограды обрамляли высокие вязы — темные и торжественные на фоне закатного неба. Солнце уже нырнуло за большой скалистый холм на северной стороне портовой бухты, кладбище и нижнюю часть города накрыла тень.

   За воротами, на ровной площадке громоздилась церковь, приземистая, суровая, из серо-розового местного камня. К ней вела мощеная дорожка, а по сторонам ее росли кусты шиповника, в брызгах коралловых ягод. Дальше, направо и налево, тянулась выкошенная лужайка. Ее украшали несколько плодовых деревьев.

   — Это кладбище? — удивилась я. — Больше похоже на сад. Где же тут могилы?

   — За церковью. Это новая территория, здесь нет ничего любопытного. А нам надо вон туда, — Амаргин указал подбородком на темные заросли противоположного склона. — На ту сторону, через Мележку.

   За церковью склон понижался. Дорожка, огибавшая церковь, разделилась на множество тропинок, вьющихся между рядами аккуратных склепов и могил. Среди темной зелени тут и там мерцали огоньки. На могилах сияли лампадки, горели свечи или просто плошки с маслом. У огня сидели люди — в одиночку, по двое-трое, а то и целыми семьями. Обрывки разговора, позвякивание посуды, порой приглушенное пение или детское хныканье, перемешанные с шумом листвы, плели музыку печального праздника. Склоненные лица, хлеб в руках, трепет маленького пламени. Сладковатый запах вина и ладана. "… грибочки в сметане, покойница очень любила...", "… Шанечка, не спи, не спи, малая...", "… деда, а мама нас видит?" Хотелось остановиться, слушать и смотреть, и наслаждаться этим странным томительным уютом.

   Амаргин, грызя яблоко, равнодушно шагал мимо увитых ежевикой каменных чаш, стелл и плит. Я застревала чуть ли не у каждой. Дрожащего света иногда хватало, чтобы прочесть: "Возлюбленному супругу от скорбящей супруги и детей". "Блаженной памяти Рута Болана под камнем сим вкушает мир". "Здесь обрел покой благородный сэн Рудор Вепрь, сраженный благородным сэном Ламаленом Левобережным и сразивший оного тако же на поединке чести", "Здесь обрел покой благородный сэн Ламален Левобережный, сраженный благородным сэном Рудором Вепрем и сразивший оного тако же на поединке чести". Благородные сэны почивали в тишине, у них ни единого огонька не горело.

   — Не зевай, — прикрикнул Амаргин. — И прибавь шагу. Темнеет.

   Я нагнала его.

   — Ты же сам сказал, самое время.

   — Да, но мы можем не застать хозяина.

   — Какого еще хозяина?

   — К которому идем в гости. Ночь — его время.

   Я немного озадачилась.

   — Мы что, идем в гости к какому-нибудь мертвецу?

   Тропинка стала круче, сузилась, мне опять пришлось отстать. Огоньки поредели и отдалились. Из оврага тянуло сыростью.

   — Или к вампиру? Эй, Амаргин?

   — Не говори глупостей.

   — Не беги так быстро, здесь скользко!

   — Осторожно.

   Я с размаху ткнулась в амаргинову спину. Мой лоб ощутил острый его позвоночник даже сквозь два слоя сукна.

   — Осторожно, говорю. Здесь мост. Очень старый, в настиле полно дырок.

   Ветхий мосточек соединял два крутых склона. Внизу бесшумно, словно змея, в осоке и череде ползла черная, подернутая вечерним туманом вода. Поломанные перила и изрешеченный прорехами настил были густо прошиты молодой ивой и ольхой. Я старалась наступать туда же, куда и Амаргин. Мосток скрипел и раскачивался, но доверять перилам нельзя было даже в воображении. Последний раз по этому мосту ходили, вероятно, лет десять назад.

   Еще несколько ярдов вверх по скользкому склону, под сомкнутые темные кроны, в сырое и мрачное царство крапивы. Когда склон немного выровнялся, я остановилась отдышаться. В сгущающихся сумерках тут и там что-то белело — кладбище продолжалось и по эту сторону реки. Однако здесь было темно и тихо — ни единого огонька, лишь гнилушки просвечивали из травы. Многие могильные камни покосились, некоторые упали, и все они были источены временем, изъедены сыростью, испятнаны лишайником. Я смахнула с ближайшего мелкий лесной мусор. Надпись удалось прочитать только вслепую, ощупывая пальцами рытвинки и трещины — "Рольм Барсук. Колль и Мирта Барсуки".

   — Это старое кладбище, — объяснил Амаргин. — Сейчас здесь не хоронят. Вон там, — он махнул рукой выше по склону, — была старая церковь, она сгорела лет сорок назад. Там вокруг могилы и склепы для благородных. А здесь лежит народ попроще. Пойдем, это уже рядом.



Amarga

Отредактировано: 29.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться