Золотая свирель

Глава 15 Эрайн

Полуночный прилив запер Нержель в его устье. Чреда камней, загромождающих реку по правую сторону островка, скрылась под водой, над поверхностью теперь виднелось всего несколько разрозненных черных макушек. Я разулась, собралась сунуть туфли за пазуху, но раздумала. На мне было надето два платья, одно поверх другого, а голова замотана безразмерной шалью… да с таким грузом тряпок я попросту пойду ко дну!

   Решительно раздевшись, я увязала все в кулек. Теперь дело за малым — не потонуть вместе со своим дурацким барахлом… оно, конечно, намокнет, ну и бес с ним.

   А, собственно, зачем мне на острове барахло? Чтобы завтра с утра точно также тащить его обратно? А вот прикопаю его здесь, под ивами, в песочке, и еще камушком сверху привалю...

   Какого черта мне вообще понадобилось на острове? Что мне там делать без свирели? Была бы поумнее, купила бы в городе какую-нибудь дудочку, да и проверила кукушоночье предположение о том, что, мол, грот исключительно мелодия открывает, а на чем ее играть — без разницы...

   Но — если грот открывает мелодия, то, может, достаточно просто напеть это " До, ре, ре диез"?..

   А если не открывает — может, мне удастся залезть на скалу и обнаружить ту щель над озерком, в которую свет попадает… она просто обязана быть достаточно большой, чтобы я в нее пролезть могла.

   Свирелька осталась где-то там, в Нагоре… найдет ли ее Ю? Будет ли вообще ее искать? Почему суд — завтра?! Почему так мало времени?! Почему эти чертовы камни в реке видны только Амаргину? Почему мне опять надо лезть в воду?

   Холера черная!

   А вода оказалась неожиданно теплой. Встречные течения сходились здесь грудь в грудь и смыкали объятия — соленая, плотная морская вода соединялась с речной, сладкой и легкой. Словно хозяйка-великанша, налив молока в миску с ягодным киселем, медленно перемешивала одно с другим. Мелкие камешки и песок клубились в этом вареве, но плыть оказалось легче, чем при отливе, когда течение прижимало меня к камням.

   Еще пара-тройка месяцев, и я начну получать удовольствие от купания. Только зима настанет раньше. Вот не помню, замерзает ли в этом месте река? То-то будет цирк, если не замерзает...

   Высокое Небо, о чем я думаю!

   Под ноги сунулось галечное дно, я на четвереньках выползла на берег. Ветер с залива, более чем прохладный после парной воды, окатил тело дрожью, заставил присесть за камнями. Холодно голяком-то! Впрочем, одежда все равно была бы мокрая, толку от нее...

   Надо двигаться, а то замерзну. Обойдем остров с тыла, со стороны реки… черт! Сколько здесь, оказывается, острых камней!

   Стеклянная Башня моя представляет собой довольно узкую длинную скалу, крылом поднимающуюся из воды на высоту не меньше семнадцати ярдов, гораздо выше левого отвесного берега. Очень странно выглядит этот гигантский осколок, вонзенный какими-то неведомыми великанами в устье реки, как раз на стыке с морем. Вокруг со временем намыло камней и гальки — и образовался небольшой островок. Если верить легенде, на скале когда-то стоял маяк. Теперь он стоит на Чаячьем Камне, в заливе, и отсюда не виден. В общем, на мой сухопутный взгляд, Стеклянная Башня — самое место для маяка. Если он там стоял, то наверх должна вести тропинка или лестница… или хоть какие-нибудь зацепки и щербины в отвесных склонах.

   Черта с два! Я два раза обошла по периметру весь островок, но скала оказалась гладкой, словно ее специально обтесали. Подсохшие на ветру волосы кое-как защищали плечи и спину — но все остальное покрылось пупырышками и заледенело. Кроме того, я понаставила себе синяков и ссадин, и здорово ушибла колено.

   Ну и за каким таким лядом я тут пытаюсь влезть на стенку? Если бы это было возможно, на скалу давным-давно кто-нибудь забрался, нашел пролом в потолке пещеры и вынес оттуда все сокровища. Ты дура, Леста Омела. Ты думала, что умнее многих поколений, живших на этой земле? Что этот остров, про который ходит такая соблазнительная легенда, за несколько сотен лет не обследовали?

   Шиш тебе. Получи десяток царапин, обломанные ногти и дырку от бублика.

   Я присела между камней, злая и разочарованная. Мне вдруг пришло в голову: даже если бы удалось забраться через пролом сверху и спрыгнуть в озерко, то как обратно-то вылезти? У меня ведь нет веревки! Даже одежды нет, из которой я могла бы эту веревку сплести.

   Уродство какое!

   Из всего выходило, что я зря сюда пришла. Лучше было потратить это время на попытки добраться до Ю. Впрочем, еще не поздно — дойти до парома, поднять Ратерова отца, объяснить ему в чем дело, он меня перевезет… Да, так и сделаем. Сейчас только, отдохну немного перед тем, как снова лезть в реку.

   Но моя фюльгья… а если мне удастся вызвать фюльгью? И она поможет мне проникнуть внутрь. Или поднимет меня на скалу… или сама спустится в пещеру и принесет мне золото?

   Ладно, потом придумаю, как с ней договориться, сейчас надо попробовать вызвать ее из Полночи. В Сумерках она меня просто преследовала, чуть ли не в каждой отражающей поверхности я видела ее черные глаза. Но здесь, в серединном мире, как отрезало. Как же ее вызвать?

   На четвереньках я прогулялась до ближайшей лужи между камней. Наклонилась, вглядываясь в воду. Контур отражения едва угадывался — ночь темная, звезды хоть и светят, но луны нет.

   — Ската! Ската, вылезай. Я тебя зову. Ската, Ската, Ската!

   Я окунула руку в воду, ладонь встретила гладкие камешки на дне.

   — Ската!



Amarga

Отредактировано: 29.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться