Золотая свирель

Глава 23 Кошачий бог

Они сидели у костерка — втроем. Хелд потягивал что-то из баклаги, Пепел вырезал на палке узоры, Кукушонок ворошил прутиком прогоревшие дрова. У меня сразу отлегло от сердца. Нашелся!

   Пепел оглянулся на меня и что-то сказал. Ратер вскочил.

   — Эй! — крикнул он. — Нашлась пропащая!

   — Это я пропащая? Это ты пропащий. Где ты шлялся?

   — Нет, вы слышите? Я — пропащий! Сама-то! Ушла и не вернулась! Ее, оказывается, псоглавцы прихватили. Если бы не батька...

   — Ладно, ладно. — Я протянула ему руку. — Рада тебя видеть, бродяга. Живого и здорового.

   Он схватил меня за руку, дернул к себе и крепко обнял.

   — Ух! — пробормотал он, встряхивая меня как щенка. — Тебя на цепочке водить надо. Я тебя десять раз уже похоронил. Черт знает что мерещилось. А батьку с Пеплом послушать — так я немного выдумал.

   Взял меня за плечи, отодвинул. Оглядел. Скосил янтарный глаз на нашего линялого менестреля.

   — Ну, Пепел, ты просто волшебник. Вылитый пацан получился. На себя не похожа.

   — Я актер, лицедей. — Пепел довольно улыбнулся. — Мастер перевоплощений.

   — Как там твой друг? — Хелд задумчиво потряс баклагу возле уха, определяя количество выпитого.

   — Ты к мантикору ходила? — шепотом спросил Ратер. — Нашла его? Как он?

   — А! — Я поморщилась. — Не хочет обратно на остров. Уперся как мул. Не знаю, что с ним делать.

   — Слушай, а в замок-то ты тогда таки добралась? Или нет?

   — Добралась. Оказалось, с принцессой все в порядке.

   — Ты ж говорила...

   — Ошиблась. Не разобрала в кровище. У нее один только шрам, вот тут.

   — Она не ослепла?

   — Нет. Все в порядке. Все хорошо. Забудь, что я говорила.

   Ратер недоверчиво нахмурился, но отвязался. Я вздохнула. Не так хорошо, как хотелось бы. Но свои желания мы должны исполнять сами.

   Холера.

   Подошли к костерку. Пепел отодвинулся, приглашая сесть на охапку тростника. Хелд протянул ополовиненную баклагу.

   — Глотни, барышня. Устала?

   — До чертиков. Шлялась по лесу, по колдобинам, босиком. — Я вытянула к огню натруженные пятки. — Толку чуть.

   — Так что, друзья-приятели, — сказал паромщик. — Пора нам в дорогу, э? Ежели сейчас выйдем, к ночи в Чернохолм успеем. Рыбачья деревенька енто милях в тридцати от устья. Только поспешить надобно, пока отлив не начался.

   — Вчетвером в лодку не влезем, — покачал головой Ратер.

   — Да что лодка! В порту новую купим. — Хелд похлопал по узлу. — Чего стесняться? Хавн Коростель намедни свою продавал, можа не продал еще. Ща схожу и куплю. А вы тут подождите.

   — Да Хавн тебя не признает.

   — А и пусть не признает. Мне не Хавн нужон, а лодка его.

   — Вы поезжайте, — сказала я негромко, не поднимая глаз. — Поезжайте. Я останусь. Мне нельзя ехать.

   — Еще чего, барышня! Хочешь, чтобы...

   — Тссс. Не надо, Хелд. — Худющие, ломкие как камышинки, пальцы певца легли мне на руку. — Если она говорит "нет", значит — нет.

   — Да что за дурость тебя тут держит, барышня? С псоглавцами разговор не договорила?

   — Нет, Хелд. Мой друг остается здесь, и я не могу его бросить. Здесь остается мой учитель. Кроме того, я обещала принцессе найти того, кто хочет ее убить.

   — Тю! Да ты что — с ведьмищей этой спелась?

   Ратер встал.

   — Бать. Пойдем, поговорим.

   — Да что говорить...

   — Пойдем.

   Они отошли.

   Пепел погладил мою руку слабой влажной ладонью. Будто пучком прелой соломы пощекотал. Нельзя сказать, что прикосновение было приятным, но оно успокаивало.

   — Какое тебе дело до принцессы, Леста?

   — Большое. Это долгая сложная история. Ты говорил, что знаешь, кто я.

   — В большей или меньшей степени.

   — Откуда ты это знаешь?

   Он только головой качнул. Я осторожно высвободила руку из-под его ладони.

   — Я утопленница. Двадцать четыре года назад я утонула в этой реке.

   — Хочешь напугать меня? Я это знаю.

   — Я была в Сумерках. В холмах. На той стороне.

   — И это я знаю.

   — Здесь у меня остались не отданные долги. Я знала мать принцессы, королеву Каланду. Каланда умерла. Теперь ее дочери грозит опасность. Я считаю, что обязана в этом разобраться.

   Он вздохнул.

   — Понимаю. Так что с принцессой?

   — Ее хотят убить. Было три покушения. Как она выжила после второго, вообще не представляю. Сейчас… у меня есть некоторый план. Ты знаешь, где находится королевская усыпальница?

   Пепел задумался, потом пожал плечами.

   — Никогда не интересовался.

   — Неважно. Ты… согласен мне помочь?

   Он кивнул, улыбнулся. Хорошая улыбка — и слов никаких не надо.



Amarga

Отредактировано: 29.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться