Золотая свирель

Глава 33 Сколько бы ты ни отдал...

— Стеклянный Остров, — сказал Амаргин, — это настоящий камень преткновения. Считается, что Стеклянный Остров объединяет миры, находясь сразу во всех — в серединном мире, в Сумерках, в Полночи, во всех пустынных или дальних местах. Это не верно. Все гораздо проще, но, тем не менее, именно так принято толковать магию острова.

   Амаргин пожал плечами и усмехнулся. Я молчала, чтобы не провоцировать его на длинные замысловатые объяснения, которые все равно не пойму. Кормили меня уже этим "гораздо проще". Оно несъедобно.

   Остров создали фоларэг, морской народ. Те, кого ты видела в клетках. Их еще там много, в застенках. Сотни. Конечно, взаперти сидит не весь морской народ поголовно. Малая часть. Но именно та часть, что строила остров и сражалась за него.

   — Почему? — не выдержала я.

   Почему их держат вклетках, а не перебили? — Амаргин опять усмехнулся. — Потому что Королева мудра, и не даст судьбе лишнего повода ответить тем же.

   — Почему их вообще посадили в клетки?

   — Чтобы прекратить войну, зачем же еще. Стеклянный Остров в руках врагов, а фоларэг до сих пор достаточно сильны, чтобы отвоевать его обратно.

   — Королеве настолько необходим этот клочок суши?

  — Знаешь, Лесс, сколько за него крови пролилось? Страшное дело. Кровь эта не только впиталась в землю и смешалась с водой. Остров стал символом, сердцем и смыслом. Он объединяет не только миры, но и племена. Когда-то он объединял фоларэг, теперь объединяет сумеречный народ. Не будет острова — не будет Сумеречного Королевства. Ну и по мелочи — остров действительно непрост. Короли не зря его вожделели. Эта горстка камней и песка расширяет наше восприятие до невероятных пределов, а если диапазон и так был немаленький -пределы вообще теряются в сияющих далях. Ты ведь сама ощутила действие острова, не так ли?

   — О, да, — пробормотала я. — Мне казалось, я разваливаюсь. Особенно в начале.

  А потом привыкла. Эх, человеческий разум поразительно изобретателен в своем нежелании менять картину мира. Этот барьер наскоком не взять, будем потихоньку подкапываться.

   — О чем ты говоришь?

   Не важно, просто старческое бормотание. Итак, остров. Когда-то этот остров вожделел Изгнанник, он же Король Ножей, тогда ещебывший просто Сумеречным Королем. Вожделел настолько, что продал душу Полночи, а в Сумерках такого не прощают. Короля выперли, его сменила Королева, и именно она сумела заполучить Стеклянный Остров. Королева поставила на смертиных, на особенных смертных, на смертных, не связанных ни с Сумерками, ни с Полночью. Рискованный шаг, еще никто ничего подобного не делал.Игра стоила свеч — смертным удалось то, что не удавалось ни сумеречным воинам, ни сумеречным магам.

   Это был Лавен Странник и его люди?

   — А, два и два сложила? Молодец. Так вот, Королева получила остров и власть, а Лавен со своей бандой — дареную кровь и новые земли, на которых, если прежних жителей перерезать или взашейпрогнать, можно построить новое королевство. У Лавена губа была не дура, он и подарки взял, и что плохо лежит под шумок уволок.

   — Это ты про святую Невену?

   — Про Невену, госпожу кошек. Сестрицу нашей Королевы. Впрочем, "плохо лежит" — это я погорячился. Она сама за смертным пошла. Любовь там, говорят, была неземная.

   — Чего ты такой злой? — удивилась я.

   — Я найл, елки-палки. — Амаргин фыркнул. — Фоларэг были когда-то богами моих предков. Такая толпища богов. Сейчас всего трое остались. А твои предки, — он ткнул в меня пальцем, жестким как гвоздь,твои предки моих богов обставили и в клетки заперли. Что мне теперь, плясать от радости?

   — А почему ты их не отпустишь, раз они твои боги?

   — Не мои, а моих предков. Разницу видишь?

   — Вижу. Но все равно — они же тебе, считай, почти родные. Их там голодом морят!



Amarga

Отредактировано: 29.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться