Золотко

Font size: - +

Внеочередная переоценка ценностей

Внеочередная переоценка ценностей

 

На следующий день в фойе школьной раздевалки Соловейчик подбежала к Нике и бросилась обнимать её. Широкая улыбка, весёлый блеск глаз так красили подругу, что невозможно было не рассмеяться вместе с ней.

– Ты чего? Полинка! – смущалась Вероника.

– Вчера на радостях забыла спасибо сказать!

За те полгода, которые они учились вместе, одноклассники не видели Соловейчик такой счастливой. Барабанщикова, просачиваясь мимо, остановилась.

– Привет! Чего скачете?

Ответа не дождалась, пожала плечами и поплыла к лестнице на второй этаж. Золотова и Соловейчик под руку пошагали следом.

– Послушай, – уговаривала Нику новая подруга, – мама приглашает тебя к нам в гости. Ведь у нас такой праздник благодаря тебе. Мамуля испечёт мой любимый «Дипломат».

– Дипломат? – удивилась Вероника и пошутила: – Это человек или портфель?

– Торт! С орешками, маком, изюмом и кремом, – засмеялась Полина.

– Наверное, вкусный.

– Придёшь? Завтра мама работает во вторую смену, можно собраться утром, – уговаривала подругу Полина.

– Заманчиво, но у меня тренировка. Первенство скоро.

Ника говорила с грустью. Она представила: стол с кружевной белой скатертью в квартире Соловейчиков, огромный торт в центре, миленькие чашечки ароматного горячего чая, улыбчивая Раиса Марковна раскладывает по тарелочкам прослоённые кремом кусочки ажурной лопаткой. Уютная воображённая картинка выглядела привлекательно. Когда это осуществится? После уроков слишком поздно, а по утрам тренировки. Пропускать нельзя, в прошлый раз Ника смогла оправдаться, поведав тренеру, как по пути в спортивный комплекс повстречала вымокшую девочку и помогала ей высушить одежду у себя дома. Ольга Михайловна шумно вздохнула, покачав головой:

– Что ж, сам погибай, а товарища выручай. На первый раз оставим прогул без последствий, но учти, Золотова, больше такое не должно повториться. Первенство не увеселительная прогулка, там борьба будет о-го-го! Пропущенная тренировка тебе в минус.

Вероника не спорила, хотя даже страшно представить, что было бы, если б она не свернула тогда в парк.

Первым был урок математики. Ираида Владиславовна прохаживалась вдоль классной доски, строго поглядывая на учеников. Через неделю всероссийская контрольная работа по алгебре, отнестись к ней надо со всей серьёзностью, по результатам будут судить о квалификации учителей.

– Отсутствуют Сёмина и Борзов. Так. Борзов опять прогуливает? – спрашивала учительница.

– Он подвернул ногу, – приподнялся с места Колов, – к врачу пошёл.

– Ладно, позвоню его маме. Что нам делать с Лизой? Уже неделю пропустила, отстанет. – Подойдя к столу, Ираида Владиславовна нашла там пачку листов и, потрясая ими, спросила: – Кто навестит Сёмину? Надо передать задание.

Несколько мгновений было тихо, потом руку подняла Золотова:

– Я знаю, где она живёт.

– Хорошо, Вероника. – Ираида Владиславовна быстро подошла и протянула девочке листы. – Пусть всё прорешает.

После уроков Ника не отважилась идти к Сёминой, даже пожалела, что сама напросилась. Как её встретят? Лиза вряд ли обрадуется объёмному заданию по математике, а её мама в прошлый раз так резко разговаривала с Вероникой, что при одном воспоминании в животе возникал неприятный холодок.

На пороге школы Соловейчик спросила подругу:

– Чего ты загрустила?

– Да вот, обещала классной зайти к Лизке Сёминой, а, честно говоря, не хочется.

– Почему?

– Неловко одной. У неё мамаша такая сердитая.

– Хочешь, я с тобой пойду? – предложила Полина и смутилась. – Только не сейчас, меня концертмейстер ждёт, мы с ней договорились сегодня небольшой прогон программы устроить.

– На ночь глядя? – удивилась Ника.

Соловейчик развела руками.

– Что поделаешь, она тоже перегружена, лишний часок трудно выкроить.

– Давай завтра вместо «Дипломата», – неожиданно для самой себя выпалила Вероника. Хотя честнее было бы сказать – вместо тренировки.

– Давай, с удовольствием, я могу прихватить с собой кусочек торта для болящей.

Попрощались в хорошем настроении, назначив на следующее утро встречу.

Открыла девочкам сама Лиза. По домофону она говорила с Никой, поэтому удивилась, увидев на пороге Полину.

– Я думала, Золотко, ты одна, – сказала и распахнула дверь, – проходите.

Пока гостьи раздевались в прихожей, Лиза, всё такая же бледная, стояла и теребила поясок халатика, по фисташковому полю которого рассыпались уморительные рожицы мультяшных медвежат. Заметив, как Полина разглядывает её наряд, сказала:



Ирина Ваганова

Edited: 05.07.2017

Add to Library


Complain




Books language: