Золушка 101

Размер шрифта: - +

Глава 22

Алексей обтёр очередную тарелку полотенцем, заканчивая с посудой на кухне. Женщины продолжали болтать на балконе и, благодаря открытому окну, он их довольно хорошо слышал. О нём мачеха перестала говорить, и это не могло не радовать. Теперь она доставала Софию тем, что расспрашивала её о каком-то мужчине.

Громов, ругая себя за любопытство, принялся ставить посуду тише, чтобы иметь возможность расслышать ответ хозяйки. И почему его это задевало? Ей кто-то нравился? Но за всё время, что он здесь провёл, ни один мужчина, не считая ненормального бывшего ухажёра, не появлялся в доме, и не звонил никто. Вечером она всё время одна.

– О ком Наташка говорит? – Алексей не глядя поставил тарелку на край стола и подошёл ближе к окну, вытирая полотенцем руки.

– А вдруг у него кто-то есть? – тихо спросила хозяйка.

– Да нет у него никого! – фыркнула Наталья.

– Почему ты так решила? Он привлекательный мужчина. Разве это нормально? – не согласилась с мачехой София.

– Вот и я о том же говорю. Разве это нормально, чтоб  у мужика никого не было?! – хмыкнула Наталья.

– Не поняла… – София звякнула чашкой.

– Ну, то есть, я хотела сказать, что если уж он согласился на такую работу, то явно никого у него нет. Верно же? Отпустила бы его хоть одна нормальная женщина с другой бабой в одной квартире жить? Ну? И вообще! – мачеха принялась жевать и замолчала.

Алексей насторожился и прислонился плечом к оконной раме.

– О ком они говорят?

В одной квартире? Наташка сказала «в одной квартире»? Не могли же они говорить…

– Алексей очень сдержанный. Я совершенно не могу понять его чувства, – едва слышно продолжила говорить София, – наверняка он смотрит на меня, только как на хозяйку дома, в котором работает.

– Так покажи этому дурню, что он тебе нравится! – возмутилась гостья.

От неожиданности Громов отпрянул от окна. Тут же за его спиной зазвенела разбившаяся тарелка, которая слетела со стола, едва он задел её рукой.

– Чёрт… – Алексей быстро присел, собирая осколки.

 Голова пошла кругом от услышанного, отгоняя прочь все мысли, он так торопился, что порезался и прижал палец к губам.

 – Чёрт…

– Вы в порядке, Алексей? – ахнула София, забегая на кухню.

Она поспешила к нему и присела рядом, заглядывая в лицо помощнику. Громов затаил дыхание, встречаясь с ней взглядом и всё так же прижимая раненную руку. Кровь капнула на светлый пол и глаза девушки расширились от ужаса.

– Вы поранились!?

– Царапина, София… Николавна, – пробормотал Алексей, понимая в этот момент, что ещё больше испугал хозяйку, ведь кровь осталась и на лице, – чёрт…

Он попытался оттереть её рукавом, но София резко поднялась и, хватая его за руку, потянула вверх, вынуждая встать.

– Сядьте на стул, я принесу аптечку! – велела девушка и Громов подчинился, поскольку был слишком оглушён её недавним признанием.

По пути София наткнулась на подругу и только тихо зашипела, веля гостье исчезнуть и не мешать ей на этот раз. Наталья показала ей, что держит за неё кулачки, потрясла ими, и поковыляла обратно на балкон, дышать вечерним воздухом. С довольным видом она погладила свой живот, и тихо прошептала:

– Ты всё слышал? Скоро и твой братик станет счастливым. Заслужил он, – она вздохнула, ощущая, как сын отвечал ей, привычно упираясь в живот.

София схватила из комода небольшую коробку и поспешила обратно. Глядя на помощника, она решила, что дело было совсем плохо. Отчего бледный такой? Она еле открыла крышку, высыпая всё необходимое для «спасения» на стол и велела Алексею показать рану. Молодой человек осторожно опустил руку на стол, ладонью вверх, теперь исподлобья наблюдая за действиями девушки.

Хозяйка с такой нежностью обтирала его царапину, не переставая дуть и успокаивать его, словно малое дитя, явно опасаясь, что с ним случится обморок от потери крови. Эта забота оказалась чертовски приятной и Громов улыбнулся.

София заклеила палец пластырем и ахнула, глядя на его лицо. Следующие долгие несколько минут она оттирала его влажной салфеткой. Серебристые волосы девушки касались его лба, скользя по нему шёлком. Пальцы хозяйки с нежностью держали его подбородок, и Алексей позволил ей самой решить, когда будет достаточно. Или сам хотел, чтоб это «спасение» длилось как можно дольше?

Он и правда, мог понравиться этой девушке? Громов смотрел на её лицо, и ему казалось, что всё это только привиделось и просто растает через мгновение, оставляя лишь привычную пустоту.

– Вы сможете, вести машину? – серьёзно поинтересовалась София.

– Мне не оторвало руку, София Николавна… – неожиданно охрипшим голосом отозвался Алексей,  – это просто царапина. Спасибо вам за помощь, и простите за тарелку. Я куплю вам новую…



Оксана Головина

Отредактировано: 27.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться