Зона Салам

Размер шрифта: - +

Часть первая. Глава 7

Проснулся Сергей в холодном поту. Одежда была мокрой. Тело ощутимо колотил озноб. Он выдохнул, вытер со лба проступившие капли и замер, так и не встряхнув пальцы от противно-холодной влаги. В метре от него стоял… Шухер. Тот самый бывший сослуживец, спасший некогда ему, Птице, жизнь.

Шухарев просто стоял, наблюдая за Сергеем, не делая никаких попыток ни заговорить, ни приблизиться. «Черпак» Костя был таким же, каким его и запомнил Сокольских перед тем, как Шухер накрыл собой гранату.

Кирзовые сапоги с коротким голенищем, афганка-«мабута» (выцветшая форма песчаного цвета) и солдатская кепка, лихо ушитая и отпаренная в идеальную форму «таблетки». Броник, вылинявший, с оттопыренным клапаном кармана, местами ободранный и зашитый. Даже надпись сделанная хлоркой, все также белела на не застегнутой лямке: «К.Шухарев 3 рота». Почему-то, именно эта надпись, метившая броник именем владельца, заставила Сергея не усомниться в реальности происходящего.

С минуту они смотрели друг на друга. Шухарев и Сокольских. Прежде чем Птица наконец, не выдержал:

– Шухер… Это действительно ты?

Мертвый пограничник ничего не ответил, продолжая пристально смотреть на него и лишь через несколько секунд, кивнул.

– Но… ты же… как?

Сергей не знал, что спросить. Слова метались по нёбу, пересыпались в горле песком, задать какой-либо вопрос не получалось. Он не испытывал страха. Это в кино восставшие из могил упыри бросаются на людей, желая напиться свежей крови. Сейчас перед ним стоял солдат, с которым он был ранее хорошо знаком. Да, между ними были конфликты, заканчивающиеся потасовками, длившихся до тех пор, пока «схлопотавший» несколько раз по лицу Шухарев, не признал в Сокольских «правильного пацана».

Константин, не отводя от него взгляда, медленно попятился к двери, после чего медленно повернул к ней голову и застыл, словно прислушиваясь. Сначала ничего не происходило, но затем на лестничной клетке послышался характерный треск лопающихся стеклянных осколков. Некто, тяжелой походкой подходил к входной двери квартиры, в которой на данный момент «ночевал» Сергей.

И вот тогда Птица по-настоящему испугался. Ноги приросли к полу. В животе родилась нехорошая дурнота. Отчего-то ему вспомнилась сказка о «Нильсе», что в одночасье стал крошечным лилипутом и улетел путешествовать с гусями. Сергею тоже захотелось уменьшиться до размеров блохи, забиться в какую-нибудь темную щель, подальше от того нечеловеческого создания, что впечатывало чугунные шаги по ту сторону квартиры. Когда его уши наполнились зловещим скрежетом когтей, располосовавших дешевый дерматин дверной обшивки, Птица попятился к стене и взяв обеими руками пистолет, направил его в чернеющий проем прихожей. В это же время Шухер, неторопливо обернулся и отрицательно покачал Сергею головой. После чего, не спеша шагнул в сторону двери.

Сокольских мог поклясться, что его бывший сослуживец только что стоявший в коридоре, вдруг растворился в двери, словно прошел ее насквозь, как будто бы и не заметив преграды. Поначалу на лестничной клетке стояла тишина, но потом стены подъезда заскрипели от ударов неведомых лап. Существо раздраженно хлестало когтями кирпичную кладку. Так продолжалось еще некоторое время, прежде чем тяжелые шаги не стали удаляться вниз по лестнице.

Сергей бросился к окну и успел увидеть, как в ночных сумерках, на улицу, вывалилась неуклюжая косматая туша. Она, своими огромными конечностями агрессивно полосовала перед собою пустой воздух. Жутковатое создание пыталось достать какого-то невидимого противника и в погоне за ним, постепенно удалялось прочь, пока окончательно не растворилась в темноте городских улиц.

Сокольских била крупная дрожь. Нервно оглядевшись, он спешно собрал свои вещи, однако предпринять что-либо еще так и не решился. Оставаться в квартире было страшно, но еще страшнее было выходить на ночную улицу города-призрака. Какое из двух зол меньше, он определить так и не смог.

Может быть прошел час, может быть меньше, когда в прихожей внезапно материализовался Шухарев. Он снова не произнес ни единой фразы, а все также молча продолжал разглядывать Сергея. Вдруг, Шухер, как китайский болванчик, деревянно покачал головой и сделал призывающий жест – "Иди мол, за мной". Серега хотел было что-то спросить, но пограничник, шагнув в дверную коробку, уже пропал из вида. Торопливо подхватив рюкзак, Птица бросился за ним. Поднатужившись, вырвал из под двери топор, несколько раз щелкнул замком и выскочил на площадку.

Константин медленно, беззвучно спускался вниз по лестнице. Сергею подумалось, что Шухер мог бы без проблем пройти хоть сквозь стену дома и выпасть с седьмого этажа во двор, без вредных для себя последствий. Вероятно, Шухарев хотел чтобы бывший однополчанин не терял его из виду и поэтому, ногами, пересчитывал бетон ступенек. Мимоходом в синем свете фонаря, Птица разглядев несколько распаханных до кирпича полос на штукатурке автоматически отметил, что у обладателя страшной силы минимум шесть когтей на каждой из конечностей. Шесть борозд, вкривь и вкось расчерчивали стены, с седьмого по первый этажи. Входная дверь подъезда была сорвана с петель. Перескочив через нее, Сергей вылетел на улицу и бросился догонять размеренно идущего мертвеца Костю. Точнее его сущность, которая сейчас перенеслась в неведомое измерение, известное как Зона.

Трудно сказать, как долго они шли. Впереди уверенный силуэт Шухарева, а за ним по-пятам, стараясь не отстать ни на шаг – Сокольских. Сперва двигались по тротуару улиц, сворачивая в подворотни чернеющих домов. Несколько раз проводник Сергея делал замысловатые петли вокруг казалось бы пустого и открытого места, а потом и вовсе свернул в высокую, суxую осеннюю траву.



Игорь Соловьев

Отредактировано: 25.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: