Зона Салам

Размер шрифта: - +

Часть вторая. Глава 10

- И все таки… - Джейкобсон отложил карандаш в сторону и сцепив руки замком, наклонил голову вперед, – Многое указывает на то, что вы внедряетесь, как агент. Но… это настолько нелепый способ, что наши аналитики не могли свести концов с концами. Профессионалы так не действуют, а мы относимся к своим коллегам из эФэСэБэ и ЭсВээР с должным уважением, чтобы счесть столь топорную работу как настоящее внедрение. Может быть, вас использовали втемную? – он задумчиво пошевелил пальцами, - Нет, тут тоже не сходится. Пока вы были на излечении, мы собрали о вас кое-какую информацию. Среди ваших товарищей по ремеслу нет никого, кто бы проходил у нас в разработке как сотрудник органов госбезопасности или агент внешней разведки.

Сергей мысленно прокрутил в голове сказанное. «Выходит, они уже успели проверить «Морозки», сталкерский лагерь в котором полгода обитал Сергей. Значит у них есть там информаторы. Интересно кто? Лагерь большой. После того как военные внезапно разгромили старый оплот сталкерского движения, что располагался в одном из бывших дачных поселков, уцелевшие люди организовали новые, куда меньшие по численности лагеря. А вот выходит у штатовцев и к нам уже дорожка протоптана. Хотя… чему удивляться?».

- Ваши предполагаемые кураторы…  я сказал «предполагаемые» Сергей, не хмурьтесь. Так вот, ваши гипотетические кураторы не могли не понимать, что мы не введем в свой штат человека с таким сомнительным прошлым, даже если он помог нашим сотрудникам. Кстати, вы так никого и не вспомнили, из нападавших? Может быть видели кого-то раньше?

- Вы уже два раза задавали мне этот вопрос. – Сокольских потер переносицу, его начала утомлять данная беседа. – Конкретно этих я никогда раньше не встречал, стопроцентные уголовники, таких тут хватает к сожалению.

- Да, расходный материал. – согласился майор, но как-то двусмысленно. Хочешь так понимай, хочешь эдак.

- Вы знали сталкера по имени «Ацтек»? – расслабленно потянувшись к стоящему на столе кофейнику, внезапно сменил тему Джейкобсон. Но от Сергея не ускользнул брошенный, очень внимательный взгляд.

«А «Ацтек» тут причем?» - Сокольских удивился и даже не посчитал нужным этого скрыть. Конечно, он знал Ацтека, в миру – Леню Сологуба, мужчину с явной примесью южной крови, у которого отец был то ли венгром, то ли болгарином по национальности. Ацтек оказался одним из первых серьезных сталкеров с кем познакомился Сергей попав в «движение».

Леонид Сологуб был среди прочих, научивших Птицу тому необходимому минимуму, без которого сам Серега так бы и болтался в категории новичков «поди-подай» или что вероятней, стал бы кормом для диких животных. И было это, не то чтобы очень уж давно, но по ощущениям, как будто вечность минула…

 

К настоящему моменту Сергей уже знал всю хронологию событий. После 1986 года когда на Чернобыльской АЭС произошла авария и вплоть до начала 90-ых, в Зоне отчуждения ничего экстраординарного не происходило. Аварию ликвидировали, сама станция продолжала работать эксплуатируя три из четырех, уцелевших энергоблоков. Но в середине 90-ых, как говорили все местные, из Зоны «жахнуло снова». Приборами была зафиксирована мощнейшая электромагнитная вспышка, эпицентр которой установить не удалось. Но он определенно был в радиусе границ Зоны отчуждения. Зону накрыло облаком пыли, характер появления которого выявить также не представлялось возможным. А самое неприятное было в том, что Зона выросла в размерах. Она продвинулась дальше, внезапно радиацией зафонили участки местности которые раньше не входили в огороженный периметр. Именно после этих событий стали появляться первые немногочисленные еще аномалии и артефакты. Какое-то время никто не понимал их сути, но позже, когда артефакты стали попадать в исследовательские институты  различных стран, выяснились удивительные вещи. Какие-то свойства данных предметов позволили совершить глубокий прорыв в области физики и химии, иные сумели принести пользу в медицине. Чуть ли не последнюю стадию рака сумели вылечить благодаря особенно ценным экземплярам. Что там к чему было не очень понятно, но одно стало ясно, на закрытой территории ЧАЭС возник новый «Клондайк», постсоветское «Эльдорадо».

Это был «золотой век» сталкерства. Именно о нем вспоминал афганец Николай, с которого началась поездка Сереги в Зону отчуждения. Сюда потянулся самый разнообразный люд: бывшие золотоискатели, авантюристы, работяги. Несмотря на то что военные боролись со сталкерами всеми доступными методами, пытались остановить утечку информации, сведения о Зоне потихоньку просачивалась в большой мир, а артефакты уходили в основном «налево».

Тогда правительство Украины пошло на ряд серьезных мер. В кротчайшее время вокруг Зоны было создано кольцо защитных сооружений с бетонными заборами, вышками, фортификационными блокпостами. Все подходы к ним густо опутали колючей проволкой, пустили напряжение, периметр нашпиговали  минами. Всех сталкеров начали брать на заметку. Формально они вообще были вне закона, но… они оказались нужны.

По той же самой причине когда-то в Советском Союзе была разрешена частная добыча золота. Маленькие крупицы, при должном усердии и личной заинтересованности обычных старателей, превращались в ощутимые ручейки, пополнявшие золотой запас империи.

Вот только "сталкерство" было гораздо опаснее золотодобычи. Аномалии, участки повышенного радиационного фона, делали это промысел смертельно рискованным. И еще была какая-то нехорошая мистика и чертовщина, которая возникала то тут то там в Зоне. Из-за которой подчас «старатели» гибли или просто исчезали без вести. Как отдельные люди, так и целые группы. Военные в Зоне сопровождали научные экспедиции, но бюрократическая машина была тяжела и не поворотлива, - бесчисленные  согласования, малый опыт работы в новых условиях. Все это делало процесс изучения не слишком эффективным.



Игорь Соловьев

Отредактировано: 25.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: