Зона Салам

Размер шрифта: - +

Часть третья. Глава 16

 

2007 год. Зона отчуждения

Когда Сергей увидел ее в первый раз, то на секунду забыл обо всем вокруг. За время своего пребывания в Зоне отчуждения, Птица встречал разных девушек: работниц столовых, медсестер, даже военных. Поэтому не то чтобы очень удивился узнав, что в группе будут представительницы прекрасного пола. Но эта… Это девушка не была похожа ни на одну из прочих.

- Иева. Иева Вирулайне, - представилась она, протянув ему свою красивую, изящную руку.

Рукопожатие у девушки было приятным. Не вялым как у амебы и не нарочито крепким, а именно таким, каким нужно. Ладонь - прохладная и чуть жесткая на ощупь. Уже потом в суете погрузки, он постоянно тайком бросал взгляды на эту удивительную девушку.

Красивая? Пожалуй. Правильные черты лица, темно-русые волосы собранны в небольшую косу. Но что действительно делало ее необыкновенной, так это пронзительный взгляд очень живых, невероятных серо-зеленых глаз. А когда девушка улыбалась, на ее правой щеке появлялась трогательно милая, волшебная ямочка.

Фигура по женским меркам была высокой, наверное метр семьдесят пять. И это без всяких там шпилек и каблуков. Очень вероятно, что Иева занималась спортом, так как была довольно подтянутой, плечи хорошо развиты, а движения, - грациозны. Одно удовольствие было смотреть как она ходит, жестикулирует.

Если она изредка встречалась с ним взглядом, Сергей тут же делал вид что рассматривает что-то другое.

 

Когда началась погрузка в вертолет, Птица несколько раз как бы ненароком, стал прохаживаться рядом. В этом была тактическая хитрость, - он решил при посадке занять место подоле нее.

С одной стороны ему очень хотелось чтобы она села напротив, тогда на нее можно будет любоваться весь полет. Но с другой стороны, Сергей вдруг испытал невероятное желание пообщается с ней. Однако, начав свой мысленный диалог с девушкой, вдруг понял, что толком и не знает, о чем говорить. Осознание этого окончательно смешало все его мысли. Последний раз он всерьез общался с женщинами еще до попадания в Зону. Потом были какие-то единичные случаи общения с отдельными представительницами женского пола, но вот так, по настоящему, он уже давно не был увлечен кем-либо.

Едва прозвучала команда "Грузимся!", он прошел в след за Иевой. Опередил одного из научников и уселся с ней рядом. Как бы не нарочно покрутил головой, в лишний раз отметив ее необыкновенно хорошенький профиль. Справа от Птицы разместился поляк Марек, шумно сопя и распространяя запах пота. Сергею захотелось отвернуться в сторону от подобного амбре, но слева сидела Иева и получилось бы, что он на нее пялится.

На противоположную скамью, лицом к Сокольских, села вторая девушка из их группы, по имени - Ольга. Она тоже была довольно привлекательна, но какой-то жесткой, первобытной красотой. Сильно очерченные скулы, блестящие черные волосы уложенные в тугой хвост. Глаза серые, веселые, но ощущение было таким, словно на тебя не зрачки, а острые гвозди смотрят. А вот улыбка хорошая, чуть пухлые губы обнажали ряд белых, удивительно ровных зубов. «С такой наверное целоваться здорово», - почему-то подумал Сергей. Весьма эффектная девушка, если бы не выражение глаз.

Ольга вытянула в проход ноги обтянутые брюками комбинезона и прикрыла глаза. Но Птицу не покидало ощущение, что она смотрит на него через приопущенные веки и видит, как он хочет заговорить с Иевой, но стесняется.

Птица почувствовал себя неуютно. «Лучше бы мужик напротив сидел. До него мне бы дела не было, пусть хоть обсмотрится. А тут она расположилась и как-будто думает - "Ну-ну парень давай, начинай  подкатывать к моей подруге". Только что не улыбается».

И тут Ольга улыбнулась, обнажив кончик розового языка. Птица смешался, нахмурил брови и до самого взлета не поднимал глаз от металлического пола, крашенного казенной шаровой краской.

 

С нарастающим гулом заработали винты. Медленно и сыто, отсекая от группы внешний мир, поднялась задняя рампа. Вертолет, словно тяжелый жук, оторвался от земли и качнувшись вперед стал набирать высоту.

- У тебя необычное имя! – чуть подался к Иеве, Сергей.

Девушка наклонила ухо поближе чтобы расслышать фразу тонувшую в грохоте винтов. Птица ощутил едва осязаемый запах ее духов, - пахло цветущей яблоней.

- Это литовское имя, его дала мне мама. А фамилия – «Вирулайне», папина, он из Эстонии. Я прибалтка. - по-русски Иева говорила хорошо, но с чуть заметным мелодичным акцентом.

- Давно в Зоне отчуждения?

- Второй год. Первый не вылезала с научной станции, знала о происходящем только из отчетов и работая с приносимыми нам, образцам. Потом, понемногу, стала бывать в небольших экспедициях. Это четвертый крупный выезд за условно-безопасный периметр. А ты?

- Я? Третий год хожу.

- Ого! Это же много, по вашим меркам?

- Это смотря как считать. Есть такие, кто за полгода больше Зоны натоптал, чем я за все время.

- Скромничаешь?

- Ну почему, так оно и есть.

- Я думаю, что малоопытного проводника нам бы не дали. Я сама слышала как «папа» Джейкоб говорил тем двум военным, что идут с нами, чтобы они к тебе прислушивались.

Птица хотел было добавить, что проводником его взяли и-за того что под рукой больше никого не было. И что ходил он к подстанции, конечной точке их маршрута, всего один раз. Но не стал. Не надо ей этого знать. Пусть думает что у него все под контролем. Преждевременная неуверенность ей ни к чему, может все и обойдется. Верил ли он сам в это? Пожалуй что нет. Да и про россохинскую подстанцию большая часть группы, до поры до времени ничего не должна была знать. Майор несколько раз сделал на этом акцент в их беседе. Так что Сергей промолчал.



Игорь Соловьев

Отредактировано: 25.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: