Звёздные прыгуны

Font size: - +

Глава 5.

    - Кто скажет, для чего нужны Камни Перемещения?
    Преподаватель - длиннорукий несфер обвел класс желтыми глазами с ромбовидными щелками зрачков. Необычное строение глаза, вкупе с небольшими желтыми клыками, нависающими над нижней губой, придавали несферу сходство с киношным, плохо загримированным вампиром.
    Лес ладоней - от трех до восьми палых, клешней и щупалец радовал учительский взгляд.
    Еще бы - вопрос не из тяжелых.
    - Хорошо, Гтанг, - палец несфера с изящным ноготком указал на пучеглазого мальчугана с первой парты.
    - Для Прыжков! - едва успев подняться, выпалил довольный ученик.
    - Каких прыжков? - сдвинул брови преподаватель.
    - Ну... - лупастый часто заморгал.
    - Каринка.
    Девочка - соседка большеглазого, затараторила уже на подъеме.
    - Прыжков во вселенные, в которые нет Проходов, или из места без Проходов, или, когда нет времени ждать, или далеко идти...
    - Молодец, молодец, а еще?
    Рук не убавилось.
    - Д'арно.
    Худой черноволосый ученик бодро вскочил.
    - Капсулы Невидимости!
    - Что такое Капсула Невидимости?
    - Ну... - черноволосый взъерошил затылок, - это капсула...
    Сидящая позади отвечающего симпатичная девочка горячо зашептала в худую спину.
    - Ассанта, может, ты хочешь ответить?
    Девочка поднялась.
    - Это нерастворяемая оболочка из полимерных материалов, содержащая небольшую часть, в учебнике написано - крупинку Камня Перемещения. Капсула вводится в тело агента.
    - Д'арно, ты скажешь нам, зачем это делается?
    - Ну... это, чтобы не нашли его...
    - Вот именно - не нашли! - преподаватель поднял худой палец. - Как вам известно, идет война! Война с Повстанцами!
    - Вы говорили, это... конхронтация, - напомнил тонкий голосок с галерки.
    - Одно и то же! - отрезал преподаватель. - Каждый член Гильдии, каждый агент - потенциальная мишень. Особенно - Совет. Их можно обнаружить, просто представив и прыгнув при помощи Камня Перемещения. А если в это время, он спит? Беспомощен? Капсулы Невидимости - временная, но необходимая мера. До полной победы Гильдии. Да будет вам известно, подобные капсулы - контейнеры с частичками Камней вмурованы в стены комплекса Гильдии, того самого, где мы находимся.
    Класс дружно завращал головами, словно надеясь разглядеть легендарные Капсулы.
    - Для чего это делано - догадайтесь сами.
 
 
   1.
   
   
   - Так мы оказались на планете баньяна, откуда нас спас Д'арно, - голос Золота, легко подхватываемый отличной акустикой Зала Совета, звучал уже не столь самоуверенно.
   - Так называемый, Вольный Прыгун? - заломил седую бровь Гмем Канн.
   Глава службы безопасности, словно обвинял их в чем-то.
   Напарник опустил глаза.
   - Да.
   - Соты, соты по нему плачут!
   Совет, расширенный Совет Гильдии заседал в полном составе - неслыханная честь для агентов.
   Дункан из-под полуопущенных ресниц, рассматривал чиновников, управляющих даже не планетами - вселенными! Указывающих, что делать богам, а, если потребуется, и карающих последних.
   Их было немного - около двух дюжин. Два с половиной десятка, предполагалось, умудренных опытом, в основном, убеленных сединами, существ обоего пола и самых различных рас.
   В ближайшей к Трегарту ложе сидел нахохлившийся советник с длинной шеи до видимого пояса закутанный в темный плащ. Когда он пошевелился, плащ слегка распахнулся, и Дункан понял, что это не что иное, как крылья. Кожистые крылья, плотно облегающие худую фигуру.
   - Сейчас не об этом, - Председатель была едва ли не самой молодой на представленном сборище стариков. - Мы получили сведения о Компьютере Основателя. Возможно, последнем Компьютере, и Проход на планету открывается с вселенной Орт.
   - Я-то ломал голову, зачем им понадобилось оккупировать один из наших миров, - прострекотал морщинистый гуманоид, благодаря густому зеленому пушку, похожий на укрытый мхом пенек.
   - Такой риск.
   - Насколько я понял, Повстанцам неизвестно месторасположение Прохода, ведущего на планету Трех Лун - планету с Компьютером. А мы знаем?
   - Мы знаем! - клацнул зубами советник, благодаря широкому рту, усеянному этими самыми зубами и маленьким глазкам, похожий на акулу.
   - Неведение не продлится долго, - вздохнула Председатель.
   Все повернулись к ней за разъяснениями.
   - Два дня назад, мы послали... мы послали на Элизию диверсионную группу, с целью подготовить плацдарм для возвращения вселенной.
   - Не вижу связи.
   - Ее возглавила агент Орта - бывшая богиня вселенной.
   Одно упоминание имени девушки, заставило сердце Дункана биться чаще.
   - С той поры группа ни разу не вышла на связь.
   Совет разом загалдел, растревоженным курятником.
   - Не стоит сомневаться - богиня в их руках!
   - И ей известны все Проходы.
   Ложи дрожали в такт крикам возмущения.
   - Возможно, они с самого начала рассчитывали на десант во главе с бывшей богиней.
   - Теперь Проходы в руках Повстанцев!
   - Тихо! - бас главы службы безопасности заглушил прочие голоса. - Пока мы совещаемся, - в последнем слове, он позволил себе легкую ироническую нотку, - Повстанцы подбираются к Компьютеру. Необходимы быстрые решения - опередить...
   Дункан не слышал выступающего. Орта - его Орта в руках Повстанцев. В плену! И эти облеченные властью старики так спокойно рассуждают об этом!
   - Мы должны спасти ее!
   Присутствующие посмотрели на Дункана, словно у пустого места прорезался голос.
   - Богиню и других агентов, попавших в плен!
   - Молодой человек, - вкрадчиво, как это умел только он, до мурашек по коже, произнес Гмем Канн. - Нас не меньше, а может, больше вашего беспокоит судьба пропавших агентов. Однако, имеются первоочередные и второстепенные задачи. Бремя власти состоит именно в том, дабы отделять одни от других. Безусловно, со временем будет сформирована спасательная экспедиция, однако теперь, когда на кону само существование Гильдии...
   - Мы не можем распылять силы, - поддержал главу безопасности советник-акула.
   - Рисковать жизнями одних агентов, ради других.
   - Тем более что пленники, почти наверняка, не на Элизии.
   - Возможно, они даже в другой вселенной.
   - Где искать?
   - Повстанцы рассчитывают, что мы кинемся спасать и потеряем время, однако Гильдия перехитрит их!
   - Обманный маневр!
   - Именно!
   - Стратегия!
   - Тактика!
   - А люди тем временем погибнут. Ваши, наши люди! - в отчаянии выкрикнул Дункан.
   - Юноша, вы без году неделя в Гильдии, а уже беретесь поучать. И кого - Совет, который...
   Самым ценным в этой комнате оказались именно ложи. Драгоценности обрамляли пустые места.
   - Господа Советники, продолжим заседание, - пробасил Гмем Канн. - Агенты - свободны.
   
   
   - Первоочередные задачи... со временем!..
   Дункан шел по коридору. Душевные кошки, почуяв призрак вседозволенности, устроили шумную вечеринку. С гульбой, обильными возлияниями и, конечно же, точением когтей.
   - Борцы за всеобщее счастье!
   Трегарт с надеждой смотрел на встречных агентов. Косой взгляд, искривленной в недоброй, хоть какой улыбке рот, слово... злость, бурлившая внутри, молила о выходе.
   - Если бы мог! Если бы я мог!..
   Дункан готов был наплевать на Гильдию, ее правила, на Совет, будь что будет - суд, соты, только спасти... Однако, они - Совет, в одном были правы и от этого кошки начинали буйствовать с удвоенной силой - куда отправляться, где искать Орту?
   - Да пошли вы все! Вы - все!
   Отразившись от голых стен, крик вернулся к породившей его голове.
   "Теперь они точно возмутятся!"
   Ни косого взгляда, ни упрека.
   Дункан стоял посреди коридора и орал в... пустоту. Позади торопливо удалялись шаги.
   - Трусы! - он успел заметить только край синей униформы.
   "Неужели из-за него? Неужто он так страшен в гневе?" - призраки мании величия и мании сомнения замаячили на горизонте.
   Топ. Топ.
   Топ. Топ.
   Кто-то двигался, там за углом, приближался к Дункану.
   В неторопливой, шаркающей походке слышалось нечто зловещее, словно сама смерть решила прогуляться переходами Гильдии. Медленно, с ленцой - куда торопиться?
   Смелость, желание драться, разом улетучились, даже кошки на время прекратили дебош. Подкравшись, едва не на цыпочках - проклятое любопытство - Трегарт выглянул из-за угла.
   Не смерть, но не лучше.
   Закутанный в бесформенный балахон, переваливаясь, по мрамору плыл... Телепат.
   Древнее, как мир стадное чувство проснулось и потянуло туда, за дальний угол, ко всем...
   Существо почти поравнялось с Дунканом, и он понял - это судьба!
   - Г-господин, э-э-э...
   "Как обращаются к Телепату?"
   Существо остановилось. Кошки окончательно утратили боевой задор, вместе с жильем переместившись в пятки и уступив бывшие владения полчищам мурашек.
   - Я б-бы хотел... у м-меня вопрос. Н-не могли бы в-вы, чисто теоретически...
   В голове, в мозгу, словно зашевелились щупальца
   "Мурашки, кошки, щупальца - развел зверинец!"
   - Узнать, где она? - голос был шипящий, зловещий, совсем не похожий на тембр слышимых до этого Телепатов. - Пробиться сквозь барьеры вселенных, необходима сильная, весьма сильная связь, эмоциональная. Необходим проводник.
   На то он и Телепат, чтобы отвечать на незаданные вопросы.
   - Ты подойдешь, - ответ на еще один мысленный вопрос.
   - Можете! - радость всколыхнула тело, на время даже заставив забыть, кто перед ним. - Узнавайте, я согласен, я полностью... в распоряжении!
   Впервые с начала разговора, существо взглянуло на него. Маленькие глазки блеснули.
   - Ты сам попросил, человек.
   
   
   2.
   
   
   Комната. Ветер за окном, прикинувшись музыкантом, играет подворотнями.
   Он. Она.
   - Здравствуй, Ассанта.
   - Здравствуй.
   - Давно не виделись.
   - Давно.
   - Ты как?
   Трудяга аккомпаниатор вымучил особо высокий аккорд.
   - Нормально. А ты?
   - Тоже.
   Аматор ветер стих, погрузив комнату в звенящую тишину паузы.
   - Муж, дети? - как он ни старался, налаженная струна голоса дала слабину.
   Вопрос звучал слишком, наигранно безразлично.
   - Нет. А у тебя?
   - Тоже нет. Все как-то некогда, - он попытался шуткой разрядить обстановку, однако не улыбнулись ни он, ни она.
   Ветер, набравшись сил, принялся дуть в трубы переулков, раздувать меха подворотен. Звук обогатился новыми обертонами.
   - Ты - Председатель? - бессмысленный вопрос. Прыгуну невозможно не знать имени главы Гильдии.
   - Да.
   - Поздравляю, сделала карьеру.
   - Спасибо, - почему, ну почему она оправдывается. - А ты чем занимаешься? - и еще один вопрос, лишенный смысла. Должность Председателя имеет свои плюсы. Для Гильдии, ее разведки нет почти ничего неизвестного.
   - Путешествую помаленьку.
   Ветер разошелся не на шутку, провинциальным музыкантом, попавшим на большую сцену, вошел в раж, выдувая из подворотен, дырок в заборах, частокола столбов у дороги новые и новые, невиданные доселе пассажи. Ему вторили трещотки качающихся деревьев, подпевали струны проводов и... сбивали ритм торопливые шаги прохожих.
   - Слушай, что случилось, все напряжены, всполошились?
   - Ты же знаешь, я не могу.
   - Ну да, ну да. Гильдия - тайны.
   - Скучаешь по этому? 
   - Скучаю, но не по этому.
   Слова, слова порою больнее свинца, острее стали... сильнее яда.
   - У вас вселенную увели?
   Она вскинула голову.
   - Откуда ты?..
   - Слухами, слухами земля полнится. Захват вселенной не игла - не утаишь.
   Ветер замолчал, чтобы через мгновение ударить с новой силой. Дрожали провода, клонились деревья, молили о пощаде несгибаемые подворотни.
   - Интересно, для чего она им?
   - Ума не приложу, - теперь ее голос, безошибочно выдавая ложь, дал слабину.
   Он вздохнул, и вздох совпал с особо высоким, кульминационным аккордом ветра.
   - Ладно, я пошел?
   - До встречи.
   - Пока.
   Ей хотелось крикнуть, перекричать ненавистный ветер и сердце, которое безумцем билось в клетку груди, стремясь туда, к другому такому же сердцу!
   Если бы позвал, сейчас, в эту минуту, сказал: "Брось все, пошли со мной!" - пошла бы, и бросила.
   Долгими ночами без сна, одинокими, или в постели с очередным любовником, жалела, жалела, что тогда, много лет назад не ответила на зов!
   Перед тем, как закрыть дверь, он помедлил, словно собирался с мыслями.
   Тело сжалось в одну точку - предчувствие, страх, надежда...
   Дверь закрылась.
   Неслышно щелкнул замок.
   Она осталась стоять. Она и ветер - свидетель, зритель, равнодушный прохожий.
   
   
   3.
   
   
   Он парил над городом. Разноцветные крыши, муравьи-люди и он - гордый орел над вершинами человеческих проблем. Пролетающая мимо чайка, издав крик удивления, бросилась в сторону. Подальше от Дункана.
   Трегарт захохотал. Набрав в грудь воздуха, холодного воздуха поднебесья, в противоположность воздушному шару, он начал подниматься все выше, выше...
   У горизонта показались шпили комплекса зданий с эллипсом в центре. Хотя Трегарт ни разу не видел строение с высоты птичьего полета, он узнал его - храм Орты. Знание, подобно способности летать, само возникло в голове, воспринимаясь, как должное.
   Следом за догадкой, знанием, Дункан начал падать.
   Ветер свистел в ушах. Позолоченные шпили с развевающимися флагами ринулись навстречу с пугающей быстротой.
   Он хотел набрать воздуха, взмахнуть крыльями - сжатая грудная клетка родила лишь слабый крик, а крылья... откуда у человека крылья?
   Вот и стена - облагороженная облупившейся мозаикой стена самой высокой башни. Цветные камешки изображают момент вознесения одного из пророков на небо. Благообразные лица, свет вокруг головы и... крылья. Как же ему хорошо!
   Со всего маха, с высоты, Дункан врезался в мозаику, прямо в лик святого. В последний момент, он успел зажмуриться.
   
   
   Толстые лианы плотно охватывали тело, сжимаясь все больше, сильнее, словно из перезрелого фрукта выдавливали соки.
   Дункан хотел крикнуть, однако туго спеленатая зелеными мучителями грудная клетка не смогла набрать достаточно воздуха.
   На соседнем дереве хрипел задыхающийся Золот.
   Из зеленых крон, с ветвей, раскидистых кустов, едва виднеющегося в просветах листвы неба, к месту трагедии стягивались лесные обитатели: похожий на белку грызун, ушастый длиннолапый говорун, зеленая головастая змейка и настоящий питон, укрытый красивыми разноцветными пятнами, птицы - от непоседливых, похожих на крупных насекомых колибри до важных покорителей высот.
   Золот уже не дышал, он хрипел, силясь втолкнуть в скомканные легкие хоть каплю воздуха...
   
   
   По коридорам двигались вооруженные люди и гуманоиды. "Повстанцы!" - мелькнула полная ненависти мысль. Неизвестно как, с планеты Баньяна, Трегарт перенесся во дворец Орты.
   Он парил над захватчиками, под самым потолком, ловко обминая кованые светильники.
   Коридор кончился, однако тело и не думало останавливаться, не сбавляя скорости, оно пролетело каменную стену, очутившись в огромном зале со стрельчатыми окнами.
   Не задерживаясь, Дункан ринулся вниз, сквозь пол, который на следующем этаже обернулся потолком - лепным потолком с росписью.
   Снова вниз.
   Скорость увеличилась.
   Этажи мелькали ступенями, вехами скоростного лифта.
   Дункана уже не удивляла ни способность летать, ни просачиваться сквозь камень.
   Знанием, чутьем, предчувствием, его тянуло туда, ниже, ниже, там, в подземелье, в узком коридоре с тусклыми светильниками и частоколом металлических дверей... воображение увидело этот коридор за миг до того, как он оказался в нем.
   Полет-падение приостановился.
   Дальше - некуда.
   
   
   Планета Нарака. Отчаянно кричит Золот в тщетной попытке вырваться из опутавших тело щупалец инопланетного монстра.
   Дункан дернулся, намереваясь прийти на помощь напарнику. Руки, ноги не сдвинулись и на миллиметр. Гигантский паук, обхватив мужчину тремя парами верхних конечностей, сжимает Дункана.
   Рядом прыгают, выказывая шумный восторг, обитатели подземного мира - жуткие помеси наиболее отвратительных существ различных планет.
   Невдалеке виднеется огненная яма. Лава пузырится, брезгливо разбрасывая огненные сгустки.
   - Туда, туда! - командует двухголовая женщина, с сосцов которой свисает пара лакающих ящериц.
   - Да, да! - подхватывают уроды.
   Монстр Дункана ближе других к лавовому озеру. Ловко перебирая свободными конечностями, он ползет к цели.
   - Не-ет! - Трегарт пытается вырваться. Тщетно. Членистые, покрытые жесткими волосами лапы заносят тело пленника над огненным жерлом.
   
   
   Он снова в замке Орты. Тот же коридор. Двери мелькают по бокам летящего, сливаясь в серую ленту. Он мчится к углу, туда, где коридор делает поворот. Его тянет, толкает за него, дальше. Там, за ним, то, что он ищет...
   Несмотря на огромную скорость передвижения, угол приближается черепашьими темпами.
   
   
   Он на галере - корабле Флостеров. Машинное отделение. Когда, за какую провинность он попал сюда?
   Мимо, с трудом переставляя опухшие ноги, движется серокожий гигант. Изъязвленная плоть, отваливаясь кусками, лениво шлепается к ногам Дункана.
   Через каких-то пару месяцев, он станет таким же...
   
   
   Наконец - угол. Тело поворачивает. Далее, насколько хватает взор, тянется такая же бесконечная лента подземного хода.
   Вперед! Дальше, дальше! Скорее!
   
   
   Скорее, скорее бы пришла она. Как там в сказках: "Разрушительница наслаждений и Разлучительница собраний". Он на Порте, в своем звездолете, прикованный к креслу. Нестерпимо яркое, горячее портианское солнце уже несколько раз появлялось и уходило за горизонт.
   Теперь вот опять. Очертания рубки проявляются в красках восхода. Скоро, совсем скоро, вслед за светом придет жара. Испепеляющий, убивающий зной. Дункан надеется, очень надеется - этот день станет последним...
   
   
   Тело стремилось туда, вперед, там, в самом конце бесконечного коридора, Трегарт знал, две двери - справа и слева. За одной из них...
   
   
   - Перехватчики, перехватчики, вперед!
   - Нет перехватчиков. Погибли.
   Командир тупо смотрит на офицера, затем переводит взгляд на экран. На нем видно, как к их кораблю приближается ракета. Медленно, словно понимая и наслаждаясь моментом, нос снаряда раздувается, заполняя пространство обзора.
   Капитан Космических Сил Земли Дункан Трегарт, как и все в рубке, смотрит на экран. Кто мог подумать? Обычный патрульный облет обернулся засадой...
   
   
   Вот и двери - темный, местами покрытый плесенью ржавчины металл, неотличимый от десятков, виденных до этого.
   Тело мечется.
   Справа?
   Слева?
   Трегарт не может сделать выбор.
   Почему-то это становится очень важным.
   Отчаявшись, бесплотная конечность тянется к правой ручке...
   
   
   Он - юноша, курсантские нашивки блестят первозданным золотом.
   Год, целый год они провели на базе в далекой колонии.
   Год, целый год он не видел Марту.
   Первый выход за стены Академии, первая увольнительная...
   Он так ждал этого...
   Марта, красивая, как никогда, под ручку с широкоплечим офицером, она смеется ему в лицо.
   - Между нами все кончено, Дункан...
   
   
   Ручка. Зачем ему дверная ручка? Он же может сквозь стены!
   Рука упорно тянет дверь на себя.
   Между створкой и косяком появляется щель.
   Она растет...
   
   
   Банка медленно, очень медленно летит к полу. Соприкасается. Варенье - темными вязким сгустками разлетается во все стороны.
   Дункан, замерев на табурете, в отчаянии наблюдает картину.
   - Что там случилось?
   На кухню входит мать, за ней отец...
   - Ты очень, очень плохой мальчик, Дункан...
   
   
   Там, за дверью, в тесной камере с мокрыми стенами... 
   Орта подняла на вошедшего свои прекрасные глаза...
   Радость встречи не успевает всколыхнуть тело, сменившись горечью разлуки.
   
   
   Ему четыре года. Они с родителями поехали в парк развлечений.
   Вокруг все большое, родители пропали.
   Бросили?
   Он заблудился!
   
   
   Снова Орта - большие, красивые глаза богини!
   Полуоткрытые для вопроса губы...
   
   
   Незнакомые люди, не люди.
   Толкаются.
   Что если его не найдут? Что если он останется здесь навсегда!
   
   
   - Кто здесь?
   Хотелось крикнуть: "Это я - Дункан!" Вместо этого горло родило полный отчаяния крик: "М-ма-ма-а-а!!!"
   Орта.
   Снова парк.
   Опять Орта.
   Парк.
   Ужас охватывает мужчину, бывшего мгновение назад четырехлетним мальчиком. Поднимаясь от пяток, он заполняет тело.
   Орта!
   Парк.
   Он сковывает члены, не дает дышать.
   Парк.
   Орта!
   Трегарт знает, когда ужас доползет до макушки, он умрет.
   Орта!
   Парк.
   
   
   Рука. Чья-то сильная, властная рука схватила мальчика-мужчину за шкирку и с чавкающим звуком вырвала из болота кошмаров.
   Затем она же принялась хлестать его по щекам.
   
   
   С этой болью Дункан очнулся.
   
   
   4.
   
   
   Комната. Стены. На полу шумно дышит Телепат.
   Клешнеобразная лапа потирает маленький подбородок, по которому чернильным пятном расползается кровоподтек.
   - Тебе что, жить надоело?
   Темная борода, седые виски, близко посаженные глаза.
   - Д'арно! - узнает Трегарт.
   - Он самый, - уголки глаз проявились гусиными лапками.
   Телепат с ненавистью смотрит на нарушителя.
   - Она, мне нужна она, я знаю где, знаю, как спасти!
   - Кто она? - Д'арно усаживает вскочившего Дункана обратно на жесткий стул. Особых усилий, наверняка, не потребовалось - податливое тело, словно сделано из ваты.
   - Она - Орта - агент, богиня одного мира.
   - И ты решил завоевать сердце девушки, закончив жизнь в объятиях Телепата.
   - Ты не понимаешь! Она - богиня и она - в плену! У Повстанцев!
   - А-а-а, вселенная Орт, слышал. Не повезло тебе, парень.
   - Она отправилась с группой, а эта, эти и не думают спасать! Жизнь агента, агентов для них - разменная монета!
   - Любовь, - вздохнул Вольный Прыгун. - Попробуем помочь.
   
   
   5.
   
   
   Председатель помассировала виски.
   Обнаглевшие боги, не менее обнаглевшие Повстанцы, Компьютер Основателя, Д'арно...
   В ответ на неимоверное напряжение душевных и физических сил, организм отвечал головной болью.
   Бывает хуже.
   Агент перед ней - голубокожий осмонд деликатно кашлянул.
   Председатель позволила себе внутреннюю улыбку - она представляла, как выглядит со стороны: средних лет женщина с осунувшимся лицом, кругами под глазами и растрепанной шевелюрой. Видел бы ее Д'арно...
   Движением головы, Ассанта отогнала мысли о назойливом Прыгуне. Взглянула на агента.
   - Помните, ваша задача не отвоевывать планету. В идеале, вообще избежать соприкосновения с Повстанцами. Именно поэтому, отряд столь малочисленен. К сожалению, мы ограничены во времени, поэтому на Элизию отправитесь не окольными Проходами, а при помощи Камня. Телепат Повстанцев, естественно, почувствует перемещение, поэтому не задерживайтесь на месте Прыжка...
   Агент переступил с ноги на ногу.
   Она знала, знала, что повторяется - план разработан, утвержден и заучен.
   - Последнее - если не удастся завладеть Компьютером, уничтожьте его!
   Агент вскинул бирюзовые брови.
   - Знаю, как это звучит - Компьютер Основателя, самого Хита Санникова, однако, он не должен, слышите, не должен остаться в руках Повстанцев!
   Осмонд кивнул.
   - Если увидите или узнаете что-то про пленников, можете попытаться освободить. Но только на обратном, слышите, на обратном пути, основная задача - Компьютер!
   За дверью послышался шум, сдавленные крики.
   - Госпожа Председатель занята...
   - С дороги!
   - Не велела беспокоить...
   - Мне можно!
   Ассанта поморщилась: "Ну что там еще?"
   Шум усилился. От сильного толчка открылась дверь. За ней, отбивающийся от рьяного секретаря, обнаружился Д'арно.
   Позади маячила вытянутая физиономия молодого агента, кажется, того, что принес весть про Компьютер.
   
   
   6.
   
   
   Спали покосившиеся, открытые ветрам, лачуги бедняков и, укутанные зеленью парков, особняки богатеев, спали лавки ушлых торговцев и конторы доброжелательных менял, спали символы веры - голосистые минареты и вполглаза дремали ее столпы - мозаичные церкви. Не видать смутьянов? Еретики, как известно, не дремлют! Заражая спокойствием, содрогал окрестности молодецкий храп капитана ночной стражи.
   Спите спокойно, жители Элизии, на Элизии все спокойно.
   
   
   Столица осталась в памяти Дункана именно такой - обманчиво спокойным ночным городом. Обманчиво, потому что в последний раз он путешествовал по городу в компании Антона Левицкого - беглые рабы в поисках удачи.
   Как же давно это было!  Целую жизнь назад.
   Хотя, кое-что в нашей жизни остается неизменным.
   Элизия по-прежнему чужая территория. Сейчас он не раб, но агент Гильдии. Агент на враждебной планете.
   Скоро час, как эта планета относилась к чужакам с благосклонностью, то есть не подсовывала ненужных зрителей.
   - Тише! - лязг оружия, сдавленные ругательства. - Кто-то идет.
   "Накаркал!"
   - Сюда! - группа юркнула в гостеприимно распахнувшую эбеновые объятия подворотню.
   Через какое-то время, мимо прошлепал местный житель. Судя по одежде - священник, судя по перегару и заплетающимся ногам - счастливый священник.
   - Ты красотка, ты молодка,
   Погоди, погоди!
   Благоверный почивает,
   Не буди, не буди!
   Мы с тобою, под копною... - окончание фривольного куплета затерялось в темноте.
   Очень счастливый священник.
   Джал Леваш - старший группы осторожно покинул эбен. В тусклом сиянии желтых звезд, благородный голубой цвет кожи казался серым.
   - Чисто. Пошли!
   Что Дункан понимал, так это, почему они перенеслись в столицу, когда на город опустилась ночь. Чего не мог понять - почему это надо было делать так далеко от храма.
   Ведь их цель именно центральный храм - бывшая резиденция бывшей богини, точнее - западное крыло, там, где начинались (или заканчивались - как посмотреть) потайные ходы.
   - Долго еще? - обратил в слова общие мысли Алекс Д'арно.
   Дункану до сих пор не верилось, что он, они в группе.
   Особенно после того, как Д'арно разговаривал с Председателем.
   
   
   - Рисковать Компьютером, компьютером Хита Санникова, ради спасения агента! - маленькая, обычно спокойная женщина, сейчас походила на фурию - растрепанные волосы, глаза горят, кулачки упираются в роскошные бедра. - Нет! Нет! И еще раз - нет! Я никогда не пойду на это! Конечно, мы ее спасем, всех спасем... потом...
   - Знаю я, как вы спасаете!
   - Не указывай мне, что делать! - или на жену - рассерженную женщину, заставшую благоверного в компании молоденькой служанки. Может что было? А может, и правда - помогал бедной девушке вкрутить лампочку.
   - Пойми, - Д'арно сжал массивные, не по телосложению, кулаки.
   "Сейчас ударит!" - подумал Дункан и сильнее вжался в стенную нишу, куда забился еще в начале разговора.
   - Пока вы соберетесь, пока Совет вынесет решение, утвердит план, сформирует группу - пленников перевезут! Неизвестно куда! А парень, - указательный палец отделился от монолита кулака и уперся в Дункана, отчего тот попытался вжаться еще сильнее, - знает, где они! Знает наверняка!
   
   
   Внутри каменного лабиринта царила абсолютная чернота - лазутчикам свет не нужен.
   Крутые, высокие ступени заканчивались площадкой. С небольшого каменного пяточка вело несколько ходов. Группа свернула в левый, крайний.
   Дункан знал, что они свернут в левый крайний, они должны были войти в него - похожая на комок спутанной пряжи карта потайных ходов стояла перед глазами - отправляясь на задание, Дункан прошел гипновнушение.
   - Здесь, - синекожая рука командира в чешуе кладки безошибочно отыскала нужный камень, секция стены с легким шорохом отъехала в сторону.
   Как и все, Трегарт старался не думать. Как и во дворце Кецаля, это оказалось сложнее всего.
   Сейчас они преодолеют арку молебной, затем узкий лаз между галереями, потом винтовая лестница и развилка... на развилке группа разделится. Основная часть отправится к Проходу, на поиски Компьютера, они с Д'арно к подвалам... к пленникам... пленнице.
   "Орта! - мысль всколыхнула гладь сдерживаемого разума. - Сегодня, почти сейчас - несколько минут не в счет, он увидит Орту!"
   
   
   - Это секретная операция! - пожар негодования Председателя полыхал с небывалой силой. - Секретная операция Гильдии!
   - Какая же она секретная, если я - знаю!
   Каменная ниша виделась хрупким, ненадежным убежищем, хотя и имела определенные преимущества - пора привыкать к камню. Зловещий призрак сот обретал черты, вырисовывался на горизонте вероятного будущего.
   - Велико достижение - он знает!
   - Да, достижение!
   Разговор Председателя и Вольного Прыгуна все больше походил на семейную свару. Причем супругов, состоящих не один год в браке.
   Она: 
   - Ты где был?
   Он:
   - На совещании.
Она:
   - Уж не с той ли блондинкой из второго отдела?
Он:
   - Дорогая, ну что ты говоришь, какая блондинка...
Она:
   - А помада на воротнике, а запах духов!..
   Дункан моргнул - все вернулось на круги своя.
   - Ты еще вспомни Нему, как ты тогда распалялся, убеждая всех в своей правоте!
   - Да. Вспомню! И, если тебе не изменила память, именно на Неме, мы...
   Или не вернулось?
   Слова другие - мотивы те же.
   - ...все утверждено, сформировано. Даже, если бы я и захотела, хоть на минуту, я не могу, не имею полномочий...
   - Кому рассказываешь, все ты можешь!..
   
   
   Переход, ступени, снова переход, опять ступени. Они спускались все ниже и ниже.
   Последний, особо длинный коридор заканчивался тупиком.
   Дункан невольно задержался, задержал дыхание. Дрожащая рука со второго раза нащупала нужный камень.
   Легкое нажатие.
   Стена отошла, впуская в темень ходов лучи, в голову упорно лезло поэтическое сравнение - лучи надежды.
   Каменный, тускло освещенный коридор. Двери вдоль стен - все, как в видении.
   Войти в него, добраться до поворота... последняя дверь, справа...
   Ноги, всегда послушные ноги, отяжелели, срослись, вросли в камень.
   Легкий толчок в спину.
   Голос Д'арно.
   - Беги, спасай свою богиню.
   
   
   - Пойми ты, он любит ее! Если ты еще не забыла, что такое любовь!
   Женщина дернулась, как от пощечины.
   Отрешенным разумом, словно это происходило не с ним и касалось не его, Дункан понял: "теперь точно - соты". Сейчас войдет охрана, заставит покинуть уютный прямоугольник, пересадит в чуть менее уютный шестигранник...
   - Я не забыла, - разлепились белые губы. - Я ничего не забыла.
   - Я тоже.
   Мужчина и женщина стояли друг против друга. Взгляды, до этого высекавшие молнии, внезапно потухли, ослабили силу.
   - Все, помню.
   - Все.
   - Да.
   - Да.
   "Тайный язык, что ли?"
   Слушая и мало понимая в венке междометий, Трегарт внезапно, со всей ясностью, понял одно - сот не будет!
   
   
   Металл вспучивался, соприкасаясь с лучом бластера. Надежный замок уступал силе оружия.
   Трегарт выключил ружье. Рука легла на теплую поверхность двери. Последней по коридору, правой. Все, как в видении.
   Внезапно сделалось страшно. Очень страшно.
   Что если он ошибся? Что если Телепат солгал, нарочно подсунув видения в податливый мозг? Что если Повстанцы перевели пленников?
   Д'арно сжал плечо напарника.
   - Давай, смелее.
   Трегарт потянул дверь на себя.
   
   
   - Он не должен действовать в ущерб основной миссии.
   - Конечно.
   - Выполнять распоряжения командира, даже если тот прикажет вернуться.
   - Естественно.
   Председатель отдавала распоряжения, словно заученные фразы, как робот. На женщину, внезапно утратившую властность, силы, уставшую женщину было тяжело смотреть.
   - Если пленники не обнаружатся в заданном месте, не рыскать по всему храму, не искать, сразу присоединиться к основной группе.
   - Без вопросов. Я сам прослежу за этим.
   Женщина оторвалась от одной ей ведомой точки в пространстве и посмотрела на Прыгуна.
   - Присутствие постороннего в группе, выполняющей секретное...
   - Ты и так нарушила больше инструкций, чем можешь вспомнить. Одной меньше - больше... Подумай сама, так лучше для всех, в том числе и для обожаемого задания. Во-первых, я - Прыгун, на случай срочной эвакуации лишний Камень не помешает, я вас скупердяев знаю - дадите один на всю группу. Во-вторых - освобождая пленницу, мы с Дунканом отвлечем внимание Повстанцев от основной группы. Ну а в-третьих - парню может просто понадобиться помощь.
   Глаза женщины устало вернулись к точке на стене.
   - Хорошо.
   
   
   Она упала в его объятия.
   Уставшая, осунувшаяся, но прекрасная, как никогда.
   Дункан стоял истуканом, не веря в собственное счастье. Наконец, руки сомкнулись на подрагивающих плечах девушки. Он обнимал богиню, Орту, обнимал первый раз в жизни.
   - Я знала, что за мной придут, и знала, что это будешь - ты! Именно ты - чувствовала это!
   Здесь, в сыром подземелье, на пороге тюремной камеры, Дункан познал истинное счастье. Тусклый коридор внезапно сделался волшебным садом, а развороченные двери - распахнутыми золотыми створками, откуда навстречу принцу выплывает любимая...
   - Гм, - у створок обнаружился суровый привратник. - Не хочу мешать, но не пора ли убраться отсюда. Причем, прямо сейчас.
   Д'арно выудил из сумки Камень Перемещения.
   - Стойте, - Орта отстранилась от Дункана, - мои люди, они здесь, в соседних камерах!
   
   
    7.
    
    
    - Проблемы, шеф?
    - Да! Я чую неприятности, чую своей синекожей задницей!
    Джалу Левашу все не нравилось.
    Не нравилось задание - тащиться на непонятную планету за полуразвалившимся Компьютером. Не нравилось, что на эту самую планету нельзя прыгнуть Камнем, видите ли, чинуши не могут вспомнить ни ландшафта, ни подробностей. Тащились через весь город, а потом храм, кишащий Повстанцами. Не нравились новенькие - агент и вольный; была б его воля, всех вольных, завязать глаза и в... соты. Не нравился сам, так называемый, мир Трех Лун - голый каменный шар с чесоточными наростами дырявых гор. Да и атмосфера на планете та еще - густая тягучая, словно кисель; уже с расстояния нескольких шагов звуки тонули, в вязкой субстанции, а тела агентов искажались, превращаясь в покрученных уродцев. 
    И особенно не нравилось то, что пока ничего не произошло.
    - Неужели Повстанцы настолько тупые, что не заметили нас?
    Джал посмотрел на Компьютер. Компьютер Основателя - серая коробка, величиной с дом, без единого выступа.
    Слишком быстро, слишком легко они нашли его, что, естественно, тоже не могло понравиться.
    "Переместиться на планету, отыскать установку, доставить ее в штаб!" - всплыла формулировка задания.
    Джал смачно сплюнул на испещренный дырами, словно перезревший сыр, пол пещеры.
    - Ну и как, дьявол забери, нам его доставлять? 
    Последнюю мысль он произнес вслух.
    Люди повернули вытянутые, искаженные атмосферой, лица к командиру.
    Джал решительно выудил из заплечного мешка взрывное устройство. "Одно утешение - наш Председатель, понимает, что к чему, хоть и не синекожая". Клейкая лента жадно притянула адскую машинку к серому боку.
    - У нас гости, шеф. Движение, возле Прохода, - голос часового - Гаки-катурнианина звучал, словно он находился за стеной, а не на расстоянии нескольких метров.
    "Наконец-то!" - Леваш даже обрадовался - синяя чувствительная задница не подвела его и на этот раз - Повстанцы решили потрепать им перышки!
    - Шевелитесь, лентяи, занять оборону, приготовиться! Их много? - вопрос относился к Гаки.
    - Нельзя сказать, - Гаки изо всех сил щурил три из своих четырех глаз. - Десять, двадцать...
    - Чертова атмосфера! 
    Люди, с подрагивающими на курках пальцами ожидали начала боя. Напряжение сгустило и без того вязкий воздух.
    - По-моему... возглавляют колонну Трегарт с Д'арно, - наконец родил катурнианин, - но что за люди с ними?
    - Вооруженные? - с надеждой поинтересовался Джал.
    Гаки изо всех сил щурил уже все четыре глаза.
    - Н-нет, кажется...
    - Надо знать точно!
    - Это... наши! Наши! - заорал часовой. - Я вижу толстого Кхалиля и ушастого Роки, им все-таки удалось это - гильдийцы, бывшие пленники!
    - Дьявол! - не сдержался Леваш.
    Через некоторое время, группы объединились. Диверсанты радостно приветствовали освобожденных соратников.
    Разочарованный Леваш вернулся к бомбе.
    - Чует моя синяя задница, добром это задание не кончится...
    - Что ты делаешь? - знакомый и далекий от приятного голос.
    - Не твое дело! - не хватало еще отчитываться перед всякими Вольными Прыгунами.
    - Ты собираешься взорвать Компьютер?!
    - И что?
    - Но это же легендарный Компьютер Основателя - Хита Санникова, он же... можно столько узнать!
    - Интересно, сколько ты узнаешь за пять минут, даже меньше, пока не нагрянут Повстанцы.
    - Не знаю... хотя бы то, что нужно было от него Повстанцам.
    - Давай, профессор, - довольный собой Джал активировал бомбу.
    Д'арно прошелся перед установкой, зачем-то заглянул под нее.
    - Как им управлять? - ровная серая поверхность, ни кнопок, ни экрана.
    - Голосом! - подсказал кто-то из команды.
    Джал кинул суровый взгляд на своих людей, пытаясь вычислить не к месту ретивого крикуна. Чертова атмосфера! 
    - Голосом? Хорошо. Э-э-э, здравствуйте...
    Молчание.
    - Спрашивай, - подсказал тот же голос.
    "Это невыносимо! Его люди - его предают!"
    - Э-э-э... какое сегодня число?
    - Ты не придумал ничего лучше, чем спросить у Компьютера Основателя число? - Леваш позволил себе изогнуть голубую бровь.
    - Семнадцатое Костро от сотворения мира по летоисчислению племени Тамбака планеты Вахтанг, - все, в том числе и Джал вздрогнули, хотя голос был совсем не страшный, даже спокойный, - или десятое фримера после Культурного Переворота по исчислению жителей Яразии планеты Дея, или...
    - Хватит, хватит! - замахал Д'арно. - Повтори последний, заданный тебе вопрос.
    - Э-э-э... какое сегодня число? - ответил компьютер голосом и интонациями Вольного Прыгуна.
    - А перед ним?
    И снова из динамиков прозвучал не механический голос. Богатый обертонами баритон спросил:
    - Я хочу знать, где спрятана Карта Пути?
    Джал присвистнул - ничего себе!
    - Ты ответил на вопрос? - голос Прыгуна слегка дрогнул.
    - Да.
    - Что?
    - Где спрятана, так называемая, Карта Пути.
    - Ну и где? 
    Джал даже радовался - пусть железка помучит вольного.
    - Во Дворце Времени.
    - Побаловался и будет! - пришла пора показать, кто здесь хозяин, Леваш оттеснил вольного от установки.
    - Погоди, еще парочка вопросов!
    - Хоть сто! На бомбе таймер, большую часть времени ты уже израсходовал, хочешь - оставайся. Уходим! - Джал махнул своим парням.
    Вот кому не требовалось повторять дважды - Леваш их справно выдрессировал. Группа быстро выстроилась в походном порядке. Все понимали - увеличившееся количество людей Камнем не перебросить, значит придется пробираться к Проходам, возможно, с боем.
    - Командир, что будешь делать? – Вольный уже начинал бесить.
    - Возвращаемся домой! - не хватало еще втолковывать всяким отщепенцам очевидное.
    - Я не о том, в связи с картой?
    Таки придется втолковать.
    - Сперва, красавчик, необходимо вернуться, потом доложу Совету... все эти истории о Карте Пути - сказки!
    - Однако Компьютер...
    - Будь такая карта, за века ее бы давно нашли. Как бы то ни было - решать Совету.
    - Пока ты доложишь, пока бюрократы-чиновники примут решение, если вообще примут, Повстанцы получат эту сказку в свои руки.
    Парень явно напрашивался на трепку. Хорошую трепку.
    - Вы как хотите, а я отправляюсь за ней.
    - Ну уж нет! - Джал выхватил бластер и направил его на Прыгуна. - Ты никуда не пойдешь! Я не позволю!
    - Почему, - сощурился наглец, - это же сказки.
    - А... а вдруг нет, - Джал и сам не до конца понимал, почему не желает отпустить Вольного на все четыре стороны.
    - Лучше пусть достанется Повстанцам?
    - Нет! - тут уж никаких колебаний.
    - Тогда как? Сложное решение.
    - Я... - с одной стороны, Джал ни секунды не сомневался, что россказни о Карте, сродни байкам о Призраках - миф, легенда, страшилка для штатских. Скорее его задница порозовеет, чем он поверит в них! С другой... - Ладно, чем черт не шутит, но с тобой пойдет один из наших.
    - Отлично, - легко, подозрительно легко согласился Д'арно, - я выбираю этого, - палец уткнулся в Дункана Трегарта, навязанного группе, вместе с вольным, почти перед самой отправкой.
    Молодой мужчина оторвался от перешептывания с одной из бывших пленниц - курчавой блондинки с кругами под глазами.
    - Я?.. Меня?..
    - Пойдешь с ним! - Леваш пронзил агента одним из своих самых суровых взглядов.
    - Как же пленники?.. - смотрел наглец исключительно на девушку.
    - О них позаботимся.
    - Но я не...
    - Не волнуйся, ничего с ней не станется. Подумай о будущем - вернешься триумфатором! - встрял Вольный.
    - Это приказ! - только диспутов им тут не хватало.
    - Есть, - потупил взор "счастливчик".
    Прижавшись, девушка что-то горячо зашептала парню в ухо.
    "Не отряд, а дом свиданий!"
    - Вот и ладненько, - Д'арно, когда только успел, вытащил Камень Перемещения. - Полетим с ветерком!
    
    
    8.
   
   
   Поглощенный переживаниями по поводу разлуки с Ортой, Дункан не заметил самого Прыжка.
   Вот перед ним грустное лицо девушки, а в следующее мгновение - поверхность серой стены с тающими следами сложного рисунка.
   - Прибыли! Не спи, выходи.
   Они с Прыгуном находились в тесной кабинке, вроде телефонной будки, одна стена прозрачная, остальные - матовые. Трегарт снова посмотрел на место, оказавшееся перед глазами сразу после Прыжка - линии и контуры исчезли окончательно - стена ничем не отличалась от соседней.
   - Здесь, между прочим, тесно!
   - А? - только тут Трегарт заметил, что прозрачная часть "комнаты" имела ручку, он покрутил ее - с легким щелчком дверь открылась.
   Не церемонясь, Д'арно вытолкал его наружу.
   С тем же щелчком прозрачная дверь вернулась на место.
   Заинтригованный Дункан обернулся - кабинка, неотличимая в длинном ряду таких же серых, укрытых стеклом ниш. На памятной стене, словно из тумана, проступило переплетение сложных линий, перемежающиеся цветными пятнами.
   - Где мы? Что это за место?
   - Гляди, - вместо ответа, Александр кивнул на соседнюю нишу. В ней появился... человек, внезапно, как в хорошем фокусе, или во время... перемещения. За миг до Прыжка узор из линий и пятен растворился.
   С ворчанием, новоприбывший выбрался наружу - узор возник вновь.
   - Что за...
   Д'арно похлопал его по плечу.
   - Пошли, парень, еще не то увидишь.
   Слова Вольно Прыгуна оказались пророческими. Покинув вереницу ниш, путешественники вышли в огромный зал.
   Арка потолка терялась в невообразимой высоте, противоположная стена также находилась не близко. Помещение имело округлую форму, периметр усеивали всевозможные лестницы, пандусы, переходы, мостики, коридоры, ведущие в интригующую неизвестность, все это сплеталось в сложный узор не хуже стены кабинки.
   Но самое невероятное - по этим переходам, пандусам, мостикам, как и по самому залу, двигались существа. Множество существ.
   Мимо Трегарта с Д'арно проследовал пенек о четырех корявых корнях, вместо грибов, заросший пучками глаз на длинных извивающихся ножках. За пеньком важно шествовал волосатый гигант в черной тройке, при галстуке, гигант волочил футляр, похожий на скрипочный, только в несколько раз больший. Даже контрабасу было бы слишком просторно в эдакой громадине.
   Дункан заметил и стайку ушастых летунов со стрекозиными крыльями, и медлительную черепаху, с трудом передвигающуюся на задних лапах. Доставало и гуманоидов...
   Шум, толкотня, смешение рас... Более всего это место походило на... вокзал. Крупный вокзал межпланетного мегаполиса.
   Как раз напротив них, половину стены занимало гигантское панно. Остроухий эльф на сине-золотом фоне, в высокой, усеянной драгоценными камнями короне, из-под насупленных бровей, сурово взирал на копошащийся муравейник.
   - Мы на Хитре, - Д'арно не мешал осматриваться, наслаждаясь замешательством попутчика. - Пересадочной планете. Планете, с которой открываются Проходы во многие, очень многие миры. В некоторые вообще невозможно попасть, минуя Хитру.
   - Кто построил, владеет этим местом? - интересно, что Дункану во время непродолжительного обучения, никто не удосужился рассказать о мире-вокзале.
   - Эльвы, кто ж еще. Они много раньше нашего освоили межвселенье, вот и оприходовали. Пару раз Хитра меняла владельцев, особенно в период войны между кланами. Гильдия не очень любит вспоминать об этом месте. Отчасти потому, что она не в силах наложить на него лапу, но в большей мере, как мне кажется, оттого, что именно здесь, на Хитре видишь и понимаешь, сколько же рас уже владеют секретом путешествий между вселенными. Некоторые, как эльвы, давно вступили на этот путь, некоторые только осваивают, однако все вместе, это говорит о том, что золотые дни Гильдии - позади.
   - А Призраки, здесь есть Призраки? - вырвалось у Дункана.
   - Призраки? - Д'арно почесал макушку. - Призраков нет. Даже для эльвов они - загадка, а ведь остроухие знают о межвселенье много больше нашего. Вернемся к истории, в данный момент, Хитра принадлежит клану Нанмор, - Д'арно указал на панно. - Нельс Галас Нанморский захватил ее пять веков назад.
   Иллюстрацией к словам Прыгуна, невдалеке от путешественников, пересеклись две группы эльвов. Высокие, статные, тонкокостные с характерными чертами, присущими данной расе, для Дункана они мало отличались друг от друга. Разве только основными цветами одежды - красным с бирюзовым у одних и изумрудным у оппонентов. Однако эльвы так не считали. Группы остановились, словно натолкнулись на стену. Стену с надписями, похабящими святое. Глаза горят, ноздри раздулись. Изящные руки схватились за эфесы тонких мечей. Даже рабы - существа различных рас, тянущие за хозяевами поклажу, казалось, ненавидели товарищей по несчастью с другой стороны.
   Посверкав глазами, группы разошлись.
   - Хитра нейтральная планета. Как бы ты не ненавидел противника, здесь трогать его нельзя. Перемирие. Нарушившего закон никогда больше не пустят на Хитру. Кстати, вот и наши оппоненты.
   У одной из стен, с множеством дверей, выстроилась очередь. Замыкала ее группа человекоподобных, разношерстно одетых гуманоидов.
   Д'арно двинулся прямо к ней.
   - Привет, Порки!
   Долговязый детина, стоящий к ним спиной, оторвался от товарищей.
   - Д'арно?
   - Собственной персоной, - вольный шутливо поклонился.
   - Глядите, кого принесло!
   Товарищи долговязого без особого дружелюбия приветствовали вольного Прыгуна.
   - Давненько тебя не было видно.
   - И попутчиком обзавелся.
   - Кто он, случайно, не из Гильдии?
   - А вас, каким ветром на Хитру? - вопрос о Гильдии, Д'арно оставил без ответа. - Да еще компанией.
   Долговязый поморщился.
   - Дела, дела, мы же не ты - вольная птица.
   К ним подошел серокожий гуманоид, облаченный в синюю с золотым робу, на высоком лбу красовалось клеймо раба.
   - Господа, прошу за мной.
   Долговязый махнул Прыгуну.
   - Бывай, Д'арно.
   - До встречи, Порки.
   Едва группа исчезла за одной из дверей, Трегарт вцепился в вольного.
   - Это Повстанцы, Повстанцы?
   - Да, чего ты так разволновался?
   - Ненавижу их! - в эти два слова, Дункан попытался вложить все то, что он чувствовал к существам, державшим в плену его Орту, возможно, пытавшим девушку Телепатом.
   - Лучше не показывай своих чувств. Похоже, Порки с дружками на Хитре за тем же, зачем и мы.
   - Карта Пути! Может, расскажешь, почему она так важна, и, вообще, что это такое?
   - Не сейчас.
   К ним уже двигался раб, дабы препроводить в одну из дверей.
   
   
   За дверью обнаружилась небольшая комнатка, в дизайне интерьера, как и в одеждах служащих, преобладали синие с золотом цвета.
   Пожилой раб за конторкой поднял три глаза на посетителей - четвертый был закрыт золотой повязкой, пересекавшей лоб.
   Д'арно молча вывалил на стол несколько предметов, Дункан даже не успел рассмотреть, что это, как плата исчезла, сметенная виртуозной рукой хозяина кабинета.
   - Куда желают, достойные господа? - прозвучал дежурный вопрос.
   - Во Дворец Времени.
   - Дворец Времени? - служащий изогнул одну из четырех бровей, подумал, изогнул еще одну. Отщелкав положенное на невидимом для посетителей пульте, трехглазый указал на дверь, расположенную ошую от посетителей. - Вам сюда.
   Д'арно поклонился.
   - Благодарю.
   
   
   За дверью их также ждал сине-золотой раб, на этот раз почти человеческой внешности, если не считать вытянутую, в шишкообразных наростах голову.
   "Все делают рабы. Чем же занимаются эльвы?"
   - Прошу.
   Пол ниши, куда ступили путешественники, внезапно пришел в движение - лифт. 
   - Это не лифт, - словно прочитав его мысли, пояснил Д'арно, - точнее, лифт и что-то вроде самодвижущейся тележки. Она доставит нас, куда надо. 
   - Во Дворец Времени?
   Вольный пожал плечами, не оценив юмора.
   Ехали довольно долго.
   Наконец, тележка остановилась. Перед ними серела старая знакомая - ниша. У Дункана тут же зачесалось между лопаток.
   - Уважаемые господа - Проход в ваш пункт назначения, - поклонился шишкоголовый.



Владимир Лароу

Edited: 23.05.2018

Add to Library


Complain