Звездный ветер

Размер шрифта: - +

1-5. Первый «рабочий» день

1-5. Первый «рабочий» день

 

Миа

Ночь в отеле прошла очень неплохо. Правда, я часто просыпалась, чтобы проверить Огурчика. Тот хандрил, но в целом держался молодцом. Утром я чувствовала себя, как молодая мать после ночи с капризничающим младенцем. Проснулась рано, намереваясь пройтись по магазинам.

— Оставайся здесь, — сказала я Огурчику, собирая рюкзак. — Не думаю, что шоппинг пойдет тебе на пользу.

Огурчик как всегда промолчал. Я вышла на улицу и принялась просчитывать путь. Выяснилось, что мне нужно найти остановку турбодекера и сделать две пересадки. К счастью, станция была совсем близко, практически напротив отеля, поэтому я сразу услышала, как Огурчик «заорал». Его все услышали. Люди принялись морщиться и переглядываться. А я рванула к входу в отель. Внутри гостиницы было намного оживленнее, чем на станции. Постояльцы выходили, выбегали, вываливались и выползали из номеров. Кого-то тошнило. Чей-то киборг стоял у лестницы, мученически вращая глазами. А я уже привыкла, наверное. У меня лишь немного звенело в ушах. И еще меня пошатывало.

— Извините, простите, кажется, забыла выключить утюг, — бормотала я пробираясь по коридору и расталкивая дезориентированных постояльцев.

Муарманец успокоился почти сразу после того, как я прижала его к себе. Огурчика немного потряхивало.

— Слушай, — сказала я, чуть не плача. — Я, понимаю, тебе тоскливо и одиноко, наверное, я напоминаю тебе кого-то из твоих близких, но пойми – нужно социализироваться! Я же не могу таскать тебя повсюду с собой!

Огурчик как-то всхлипнул. Разумеется, он меня не понимал, но это не помешало мне почувствовать себя очень хреновым ксенопсихологом.

— Ладно, — сдалась я, прислушиваясь к тому, как под окнами отеля визжит полицейская сирена. — Я могу таскать тебя повсюду с собой, вот только как ты это перенесешь?

Я успела выскользнуть из отеля до того, как в него вошел полицейский в сопровождении кибер-копа. Меня внесло в вагон вместе с другими пассажирами. Столичный турбодекер представляет собой практически бесконечную ленту вагончиков. Небо над Лондонополисом, как и в других крупных земных столицах, уже лет пятьдесят закрыто для частных аэрокаров и турболетов. Турбодекеры исчертили все тридцать зон города причудливыми загогулинами. Как и большинство нерезидентов Л-Полиса, я предпочитаю их запутанному Лондонскому метро.

Я проверила свои сообщения в терминале вагона, где была плохонькая, но бесплатная Сеть. Сообщений от Клайва больше не было. Огурчик иногда шевелился в рюкзаке. Кажется, ему было не очень удобно. В дешевом Primark я купила белую блузку и классическую черную юбку, а на входе заметила рюкзаки-капсулы для перевозки кошек. Я выбрала капсулу с самым большим зеркальным иллюминатором. Мне очень хотелось верить, что теперь Огурчику будет интереснее передвигаться со мной по улицам.

Начальницы, то есть профессора Бронски, в лаборатории не было. В комфоне уже горело сообщение (без привычной голографии, но с подробными инструкциями), в котором Мария сообщала, что задерживается в другом корпусе Института и просит новую стажерку просмотреть план работы на лабораторном терминале.

В лаборатории было довольно мило. Если не считать того, что половина внушительного помещения была заставлена корпусами от киберов. Кроме меня у профессора Бронски было две лаборантки, которые в отсутствие начальницы занимались в основном тем, что пили кофе у аппарата в коридоре и носились туда-сюда с озабоченным видом. Клюя носом после тревожной ночи, я просмотрела план стажировки и окончательно приуныла. Выяснилось, что на протяжении всех двух месяцев практики в мои обязанности будет входить обычное «расчленение», то есть компьютерный анализ кор-плат с извлечением системной, рабочей и «накопленной» памяти. А где же таинственная Когниция? Почему из всех студентов университета Эмереи Бронски выбрала именно Мию Лейнер?

Через несколько часов лаборантки окончательно куда-то испарились. Я осталась одна. Подождав с полчаса, я извлекла муарманца на свет божий, устроив тому тщательный осмотр. Одна из почек немного подросла, а вторая совсем привяла. Я в сотый раз проверила сообщения и, к своей радости, обнаружила голо от Клайва. Меркьюри Клайв был в своем репертуаре.

— Совсем забыл вам напомнить, — многозначительная пауза, — но вы, разумеется, об этом знаете, прилежная студентка Лейнер, — красноречивый взгляд, — что на Муар-Мане часто идут дожди. Не часто. ПОСТОЯННО! Уверен, что ни черта вы не помните! Когда вы в последний раз поливали муарманца водой?!!!

Я охнула, подхватила Огурчика вместе с его поддоном, выскочила в коридор и понеслась искать туалет. Буквы «WC» обнаружились справа от лестнице, почему-то в темном коридоре с одним плафоном странного красноватого цвета. Муарманец под кран не поместился, и, притопывая от волнения, я поставила его на край раковины и принялась поливать из пригоршни. Вода странно пахла.

— Ну почему, почему я пропускала лекции Клайва? — бормотала я. — Чего вдруг я решила, что если изучаешь психологию инопланетного разума, то физиологию знать не обязательно? Это же и дураку понятно: в здоровом теле здоровый дух! Просто в глубине души я никогда не верила, что в Кластере есть разумные существа! Вот не верила и все! Потому что такая же косная, как все остальные! Ну как ты, Огурчик? Лучше тебе?

— Ему заметно лучше, — произнес задумчивый голос над ухом. Мужской.

Я вздрогнула и облилась. Повернув голову, с возмущением обратилась к парню лет восемнадцати на вид, с интересом разглядывающему муарманца:

— Вы меня напугали! Эй, это вообще-то женский туалет!

— Это уни-туалет, — невозмутимо сообщил парень, продолжая с любопытством глядеть на Огурчика. — Инопланетный вид?



Дарья Гусина

Отредактировано: 12.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться