Интервью с А.И. Берсерком ("Тёмных дел мастера")

Автор: Джейн и Скарлетт Эйр / Добавлено: 20.01.19, 11:54:59

Дж. и С. Эйр: Алексей, здравствуйте! Расскажите, пожалуйста, о вашем романе «Тёмных дел мастера». Это первая книга цикла, правильно? Что это будет: дилогия, трилогия или что-то ещё большее?

Алексей Берсерк: Здравствуйте, уважаемые Джейн и Скарлетт. Да, вы всё правильно поняли. Но это не только первая книга цикла – это вообще моя первая большая работа в прозе. И хотя до этого я тоже немало писал – но то в основном всегда оставалась лишь поэзия. Обычная для каждого второго школьника или студента стандартная такая юношеская поэзия, плюс до определенного момента в жизни я не относился к своему творчеству достаточно серьёзно. А конкретно эта работа является для меня чуть ли не самой значимой, поскольку полностью описывает все мои главные цели и стремления в жизни, а так же попросту ставит пред фактом – вот этим делом мне нравится заниматься, вот какая работа мне по душе, и вот на какую работу мне не зазорно будет потратить большую часть жизни. Пора бы уже, наконец, смириться перед фактом, что как бы плохо или хорошо не складывались мои дела в дальнейшем, но я – писатель. И ничто уже этого кардинально не изменит. Даже если я до сих пор пишу не слишком популярные вещи или продолжаю работать то там, то тут каким-нибудь упаковщиком или грузчиком, только бы заработать на дальнейшую публикацию.
Отвечая на второй ваш вопрос о моей книге – я с уверенностью могу сказать, что это будет дилогия. В основном, потому что уже сейчас я заканчиваю 17-ую главу второй книги и не только ясно вижу развязку, но и вполне отчётливо для себя понимаю, что, скорее всего, уже никогда не вернусь к данной вселенной в будущем. По крайней мере не в виде книг. На сегодняшний момент у меня уже есть две другие уверенные задумки на тему того, о чём писать дальше, после публикации второго романа. И они несколько другие, не такие монументальные.

Дж. и С. Эйр: Книга везде выложена платно. Но писатели часто делает первую часть цикла бесплатной для привлечения читателей. Почему вы не хотите этого делать? Вам и так хватает читателей?

Алексей Берсерк: Как раз-таки наоборот. Читателей катастрофически не хватает, и продаж почти нет. Но сейчас я не могу позволить себе выкладывать такое огромное произведение бесплатно – оно стоило мне многих лет трудов, и это попросту будет неуважением к самому себе и своим личным принципам серьёзного писателя. К тому же на таких ресурсах как Проза.ру, Литнет, Продаман, АТ и прочее висят бесплатные отрывки моей книги до 8-ой главы – и я надеюсь, что те, кому она действительно понравилась, всё-таки купят её потом целиком по размещённым там же ниже ссылкам.
Возможно потом, когда я издам ещё пару книг, то сделаю эту первую часть своей дилогии бесплатной. А пока я лучше ещё некоторое время поработаю на дармовых работах, чем уроню достоинство и прогнусь под складывающуюся в России ситуацию с падением литературных нравов и не достаточно серьёзным отношением к любому попадающему в сеть литературному творчеству. Не зависимо от того, насколько плоха или хороша сама по себе вышла та или иная конкретная работа.

Дж. и С. Эйр: Почему вы остановились именно на жанре эпического фэнтези? Не самый лёгкий из жанров, согласитесь, особенно для начинающего автора.

Алексей Берсерк: Ну, на самом деле я больше причисляю свою книгу – да и всю эту дилогию – к такому тёмному, психологическому фэнтези, творящемуся на фоне вполне реалистичных для всего остального описываемого мира событий. Эпические элементы в ней очень сильно подавлены конкретными действиями главных героев, да и плюс вечная относительность их личных поступков совсем не делает повествование эпичным, разве что от части, с оглядкой на будущее.
Однако в целом, касательно вашего вопроса – как конкретно определить жанр своего произведения, когда оно уже написано? Я вот, например, до сих пор не могу, и для меня современное разнообразие жанров – это как тёмный лес. Поэтому если кому-то удобно считать мою работу эпической, я не против. Просто, когда я только начинал её писать – я не выбирал жанр, и мне было всё равно – тяжело или легко мне будет создавать нечто подобное. Я даже не знал насколько большим он, в конечном счёте, выйдет. Такие мысли во мне всегда перебивало вдохновение. И до сих пор перебивает.

Дж. и С. Эйр: Вы сами довольны романом? Или хотели бы что-нибудь изменить?

Алексей Берсерк: В принципе, я уже вижу, к чему вы клоните) Но да, ясное дело, что всегда найдётся целая куча вещей, которые будут постоянно тиранить автора уже после того, как его произведение вышло. В моём случае, конечно, тоже.
Однако ничего такого кардинального в нём я бы всё равно менять не стал, поскольку, как я уже писал в первом вопросе, он является апогеем моих жизненных принципов и всё в нём – от описания сцен, до конкретных диалогов – находится на своём месте. Кроме разве что небольшого количества орфографических и пунктуационных ошибок, которые я проглядел на последней стадии проверки. Но этот пункт я уже оставлю на усмотрение особо педантичным персонам, поскольку сам я достаточно сносно отношусь к подобным вещам при прочтении произведений у других авторов. А вот найдутся ли те читатели, которые слёту поймут его сюжетную составляющую и, более того, которым она понравится – это уже, согласитесь, второй вопрос. Хотя от него тоже немало разных вещей зависит. Но так обычно со всеми книгами. По крайней мере – у меня так обычно было со всеми хорошими книгами в моей жизни, в том числе и касательно классических книг жанра фантастики и фэнтези. Например, «Дюной», Ф. Герберта, «Ведьмаком» А. Сапковского, легендами о Конане-Варваре Р. Говарда и даже не очень классическими и не очень любимыми, но всё равно интересными. Да и к тому же, как однажды сказал один герой из цикла романов Д. Скирюка – «если всё время править, то никогда не издашься». И с того момента я неукоснительно этому правилу следую.

Дж. и С. Эйр: Что вас вдохновляло? Что послужило толчком для создания романа?

Алексей Берсерк: Толчком для создания романа, как обычно, послужила жизнь. А что ещё лучше может послужить для творчества?) Ты потихоньку живёшь, тебя что-то устраивает, что-то нет, а когда такие вещи откладываются – ты точно так же потихоньку начинаешь формировать свою жизненную позицию. Собственно, это и прослеживается во многих сценах в книге, которые, несмотря на всю свою магическую подоплёку, так или иначе всегда остаются привязаны к очень реалистичным, конкретным жизненным ситуациям, происходящим с главными героями, которые при желании не особо сложно перекинуть на аналогичные ситуации, но уже в нашем мире.
Хотя конкретно касательно этого романа, могу ещё добавить, что было у меня такое резкое осознание одной вещи, которая 12 лет назад, ни с того ни с сего, просто взялась и обрушилась на меня всем своим весом, что впоследствии послужило главным толчком для его создания и, в частности, описания одного из главных конфликтов в романе. Я просто внезапно понял, насколько не права была, в моём понимании, Джоан Роулинг, когда создавала и описывала законы магии для своей серии книг по Гарри Поттеру. О чём, собственно читатель и сможет более подробно узнать в 6-ой главе, которую я почти полностью посвятил этому вопросу.
Ну и плюс те вечные противоречия о жизни и смерти, об относительности морали, об устройстве современного общества, о настоящих возможностях человека, про которые многие люди в определённый момент своей жизни размышляют – тоже нашли в нём свой непосредственный отклик. Хотя и в довольно аллегоричной, художественной форме.

Дж. и С. Эйр: Вы много внимания уделяете социальному устройству мира и магии. Это и есть центральная тема вашего романа – то, ради чего вы его написали?

Алексей Берсерк: Ну, нет, не совсем – скорее тому, что скрыто за этими вещами. Хотя, если читателю понравится только эта часть моей книги – пожалуйста. Я всё равно пытался создать роман достаточно многогранным, чтобы в нём была не одна, а несколько вещей, которые могут реально зацепить современного читателя. Например, одну мою коллегу-писательницу, прочитавшую роман, очень сильно прельстил образ Гортера, и она с большим удовольствием читала главы о нём, хотя я лично вообще не старался создавать его притягательным для женщин, и для меня это стало большой неожиданностью. Главным образом ещё и потому, что у меня в первой книге романтики почти нет. Что я, честно говоря, уже успел немного компенсировать во второй книге из этой дилогии, не выходя при этом за рамки общего характера развития персонажей, прошу заметить. Произведение всё ещё продолжает оставаться достаточно жёстким и мрачным. А так: разнообразные магические боевые сцены на фоне не менее разнообразных спокойных моментов рассуждений главных героев, плюс богатые описания природы и городов этого мира, плюс начинающиеся со второй половины романа довольно глубокие сюжетные диалоги, связанные с самой сущностью магии в этом мире и сюжетные конфликты между человеком, системой и своими собственными жизненными постулатами, а ещё постепенно раскрывающиеся загадки, касательно их прошлого – всё это непременно ждёт читателя на страницах моего романа.

Дж. и С. Эйр: Кто из героев вам самому нравится больше всего и почему?

Алексей Берсерк: Ну, с учётом того, что я изначально создавал всех трёх главных героев первой книги с себя – то могу ответить следующим образом.
Альфред – это моё прошлое. Оно меня постоянно бесит, но именно благодаря своему прошлому мы, обычно, и учимся не совершать те же ошибки в будущем, морально растём над собой и ставим новые цели и задачи в жизни.
Джаргул – это самый верх моих сиюминутных усилий, стремлений, желаний и прочего. Он – та сила, которая бурлит во мне с рождения, когда я зол или захвачен азартом, но слишком часто не находит выхода из-за Альфреда. И именно поэтому мне остаётся только стараться, чтобы быть таким как Джаргул в решающий момент. Да и вообще по жизни. Хотя бы столько, сколько я могу протянуть.
Ну а Гортер – это моё возможное будущее. Но только в общем смысле. Он – моя выносливость. Мне бы очень хотелось в старости сохранить хотя бы часть того, что я пока имею сейчас в свой 29 лет. Или имел ещё раньше. Особенно касательно физической формы и здоровья. А для этого – надо много упражняться и придерживаться здорового образа жизни уже сейчас. Ровно как и иметь не менее непоколебимые принципы, которые, возможно, будут чего-то лишать тебя в жизни, но зато взамен давать несоизмеримо большее – мужскую честь, волю и холоднокровную расчётливость.

Дж. и С. Эйр: Спасибо большое! Какие ещё у вас есть книги, и какие темы вас увлекают?

Алексей Берсерк: Вам спасибо! Других книг больше особо никаких нет, из написанных мной, по крайней мере – разве что коротенький рассказ один, ну и так по мелочи. Слишком много времени отнимает сейчас второй роман.
А остальные книги – это моя скромная библиотека, состоящая в основном из разного рода фантастики и фэнтези, о которой я уже писал выше, кое-какой публицистики, классической русской литературы, подшивки советских журналов Юность (правда, у кого её нет – всё таки по 5 000 000 тиражей раньше одно время эти журналы выходили. Не то что сейчас – приходится самому с боем штурмовать различные сайты в попытках самиздата), разнообразных учебников из институтского прошло, но и ряда научных энциклопедий, по дикой природе в основном, гербалистике.
Про остальные свои темы, которыми уже давно увлекаюсь, могу сказать, что – их у меня всего две. Первая это – фехтование на исторических одноручных мечах (точнее набивание ударов до сих пор, потому что денег на партёра, одетого в полные латы, у меня нет. Любые заработанные средства уходит на книгу).
А вторая тема – это компьютерные игры. Мой дополнительный и практически всегда бесконечный источник вдохновения.
Такие разносторонние интересы позволяют мне поддерживать как духовно-интеллектуальное, так и физическое состояние моего тела и разума. Так что стараюсь жить по принципу античных мыслителей: правильное развитие – это всестороннее развитие)
Ещё у меня по комнате развешено много поделок, картин и иных подобных вещей с разных времён, но больше я уже таким не увлекаюсь.
Люблю ещё гулять по лесу, копаться в огороде и вообще – близок к земле.
Плюс ещё, когда я где-то 8 лет назад, решил окончательно ввести в своей жизни мораторий на магазинный алкоголь и активно принялся соблюдать здоровый образ жизни – я, как те же самые древние греки, начал делать своё собственное вино (правда плодовое), в чём, как говорят некоторые, достиг определённых успехов, хотя сам его пью редко. Разве что по праздникам. В основном раздаю его по разным знакомым)

Дж. и С. Эйр: Какие ваши три самые-самые любимые книги (других авторов)?

Алексей Берсерк: «Чернокнижник» А. Смирнов (книга, с которой в своё время и началось моё понимание правильной литературы), «Зубы дракона» А. Прозоров, «Всё о жизни» М. Веллер.

Дж. и С. Эйр: Если бы вас попросили описать себя пятью словами, какие это были бы слова?

Алексей Берсерк: Сложно судить о таком только со своей стороны, но попробую сделать это насколько смогу правдиво и беспристрастно . 1. Критичный. 2. Принципиальный. 3. Творческий. 4. Ленивый. 5. Интроверт.

Дж. и С. Эйр: Как вы относитесь к критике?

Алексей Берсерк: Вообще по жизни или насчёт моей книги? Хотя в любом случае чаще всего положительно, если она конструктивна и по делу. Но отрицательно, если она исходит от людей, которые не разбираются в критикуемом ими вопросе, или им просто нечего сказать, а эмоции продолжают давить и преобладают над разумом.
А так, если рассуждать на примере истории, то критику всегда затмевали действия. Порой это было плохо, порой наоборот – хорошо, но действия для меня всё равно были, есть и остаются первичны, поскольку прерогатива критики – всегда оставаться фоном вкруг действий, которые могут как зависеть, так и не зависеть от неё. Главное – это решения самого критикуемого.

Дж. и С. Эйр: И, напоследок, что бы вы пожелали читателям?

Алексей Берсерк: Наверное, всегда держать глаза открытыми. Это в первую очередь. Поскольку вокруг них слишком много всего происходит, даже когда им кажется, что жизнь – утратила свой прежний смысл, и ничего уже, в сущности, неважно и не зависит от них.
Ну а во вторую очередь – бороться. Всё равно с чем, хоть с внешними условиями, хоть с самим собой. Потому что, когда человек перестаёт бороться, перестаёт рассуждать – то он перестаёт ясно мыслить и начинает деградировать. Опять же, по моему личному мнению. Жизнь – это всегда то, что куются прямо здесь и сейчас. И если ты остался жив, то значит смог стать чуточку сильнее, как учил нас когда-то великий Ницше. А правильные решения к подобному опыту со временем приложатся сами, если ты не будешь пасовать, убегать от проблем, и продолжишь каждый день искать свой путь в жизни. Главное – это превозмочь себя и пройти вперёд там, где другие сдались.

Большое спасибо!

______________________

Наш обзор романа.

Наша группа ВКонтакте.

Комментарии:

Всего веток: 0

Books language: