Дневник

Дневник

Вменил себе в обязанность ведение этих записей. Никогда раньше не вёл дневников, по причине того, что их кто-то может прочесть и использовать супротив меня. Но вот, наконец, решился. Видимо, бояться уже поздно, предпенсионное настроение — самое простое истолкование. Да и голова работает всё хуже, удержать в ней дотошные детали уже невозможно, многое безвозвратно забывается, а некоторые моменты хотелось бы фиксировать, чтобы перечитывать позднее и наблюдать динамику, соединять линиями отмеченные точки. Поэтому не воздержусь от упоминания конкретных имён — уже надоело воздерживаться от жгучего желания изложить всё, что я о них думаю. Возможно, это станет набросками будущих мемуаров, если только доживу до них в добром здравии, прежде всего умом.

Начнём с того, что пока президент находится в данный момент в длительном турне по Восточно-Азиатской Сфере, в политике наблюдается логичный застой. Абсолютно тихо. Зато из нашей увядающей сферы экономики поступают неутешительные сведения. Мир продолжает пересаживаться на электро. Наши объёмы экспорта нефти продолжают падать и никаких чудес тут ожидать решительно невозможно. Что, на фоне длительного снижения мировых цен, даёт заметную девальвацию рубля и обнищание населения. Нам уже не хватает валюты закупать продовольствия в должном объёме. Дожили до того, что в XXI веке не можем себя прокормить. Впрочем, сельское хозяйство — явно не наш конёк последние лет сто. Но всё же иметь вокруг высокие технологии и страдать от нехватки продовольствия — по меньшей мере странновато.

Только следовало озаботиться сим раньше, не вчера же проблема появилась. Всё как и прогнозировали эксперты — наверх поступали десятки докладов. Никто никаких рецептов в правительстве не предлагает, на планёрках делают вид, что процессы идут нормально, своим чередом. Трясут нарисованными отчётами Госстата, который в последнее время превратился в театр абсурда и выдаёт те цифры, которые от него требуют.

В то же время, в кулуарах многие перешёптываются, что нужно было реформироваться лет пятнадцать назад, когда от нефтяных денег ломились суверенные фонды. Но задним умом все крепки, через десять лет они будут говорить то же самое, что нужно было реформироваться сейчас. Элементарно никто не желает брать ответственность. В этом и суть застоя последних лет. Даже по обществу чувствуется: все чего-то ждут, ждут, ждут, непонятной мрачной неминуемой развязки, что-то нависло над страной, огромное, неизбежное, фатальное, заволокло свинцово-оловянной тучей, и все как будто отложили свои дела и наблюдают чем кончится, когда же грянет гром. Немного похожее настроение обычно наблюдается в предновогодний период, когда уже хочется забросить любую активность и предаться веселью или хотя бы пьянству, авось, как-нибудь само решится. Только тут совсем не весело и в любое время года, зимой и летом.

Как иллюстрация — сегодня говорил с Шатьковым о составе комиссии по подготовке петербургского форума. Уговаривал его взять на себя полномочия по переговорам с инвесторами (на той стороне) и подбору подходящих кадров (здесь). Ни в какую. Слишком опытный бюрократический клещ, сразу чувствует подвох. И хочется ему и власти, и бюджеты освоить. Но нутро подсказывает уйти в тень, не высовываться, подальше от ответственных решений — боится попасть под слепящие прожекторы внимания вышестоящего начальства. Довольно много подстав было и посадок весомых людей за последний год. А главное, это прям по его лицу в и д н о: сначала наклонится вперёд, глазки маленькие хитрые забегают, рука подбородок чешет, станет уточнять финансовые детали — гложет его мысль о возможных прибытках, что можно заполучить себе с того, но вдруг быстро берёт себя в руки, откидывается назад в кресле и отрешённым таким ироничным тоном начинает отказываться, дурачась:

— Ну что ты, Валентин Иваныч! Да у нас в департаменте работы невпроворот, сам знаешь, даже на обед сходить некогда, какие мне разъезды по заграницам, какие переговоры?!

Так что… как обычно. Я и сам занимаюсь отписками. Готовлю министру несколько вариантов постоянно — он всегда выбирает самый консервативный, безопасный, где поменьше ответственности. Часто переписываю доклады задним числом, какой позор на мою седую голову! Всё это осточертело и истончило нервы до предела. Каждый уикенд бегу прочь от министерских — вылетаю уже тридесятый, наверное, раз подряд в милый взору Париж сразу после работы в пятницу и возвращаюсь только поздно в воскресенье.

Сейчас погода стоит невероятно тёплая, днём за 40, жара бьёт рекорды. Но я люблю гулять поздним вечером по парижским улицам, периодически останавливаясь по ресторанчикам подкрепиться и понаблюдать. Настоящий фланёр, да! Ночью уже возвращаюсь в свою скромненькую квартирку, которую приобрёл чтобы не останавливаться в проклятых отелях. Никогда не любил отели, трудно понять почему. Наверное, нет атмосферы дома что ли, не могу там расслабиться.

Сиживал в La Closerie des Lilas, в Le Procope и других легендарных местах, да вот только одно имя от них и осталось. Зато открыл для себя ресторанчик, коего нет в путеводителях, райский сад в самом центре города, наткнулся совершенно случайно. Идеально свежие продукты, лучшие на свете сыры, никто не напрягает, только ангелов не хватает, первоклассная живая музыка прямо посреди зелени парка. Попиваю, поедаю, потом перемещаюсь куда-нибудь ещё, наугад тыкнув на карте. Но до сих пор не исходил и четверти достопримечательностей. Давненько я не чувствовал себя таким свободным и беззаботным. Очень успокаивает мои стрессы и приводит мысли в порядок. Возвращаюсь к рабочему понедельнику отдохнувшим морально, спокойным, даже добротно флегматичным с таких выходных. Ага, ещё важная деталь: никто тебя не знает в лицо, как же это здорово! Одеваешься чуть поскромнее, чтобы бренды не отсвечивали — и вот ты совершенно обыкновенный человек, праздный горожанин в субботний вечер. Мне иногда приходят предложения присоединиться к русским и различным их празднествам в Иль-де-Франс, Бургундии, Швейцарии, на Ривьере. Но уж нет, увольте.



Д. Новак

Отредактировано: 29.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться