Дубликат

ГЛАВА 2

Я отвез Нику домой, а сам отправился в гараж – загнать машину и поставить дубля заряжаться. Потом я собирался взять такси и поехать в бар, в котором почти каждую пятницу мы встречались с лучшим другом Леней. Он уже позвонил мне и сказал, что будет ждать к восьми часам, как штык, на нашем коронном месте.

Мы с Никой жили в центре города, в уютном жилом комплексе, который я очень любил за тишину и обилие зелени.

Заехав во дворы, я словно оказался в другом мире, полностью отрезанном от остального города. Невысокие пятиэтажки из желтого кирпича уютно стояли рядом друг с другом, площадки были выметены до блеска, дворики засажены деревьями, цветами, всюду зеленели пятна аккуратного газона. Машины жильцов дремали либо в гаражах, либо на подземных парковках, и поэтому перед домами во дворах было просторно и уютно. На детских площадках уже вовсю играла детвора, пинала мяч на футбольной площадке.

Когда мы с дублем почти доехали до гаража, мимо «фольца» пронеслась какая-то шустрая тень. Я как раз пил «колу» из бутылки - и в этот момент почувствовал толчок, послышался звонкий удар железа об железо. Что?!  

Дубль утопил педаль тормоза, и мы со скрипом остановились. 

Я подавился «колой» и закашлялся, пролив ее на куртку. Тихо выругавшись, закрыл бутылку, посмотрел в окно. Какого хрена?!

Снаружи ничего не видно, лишь кирпичные дома и плотные ряды бледно-серых гаражей. Но звук ударил по ушам такой, словно мы что-то зацепили.

Или нас.

Отключив дубля, вышел из машины. Огляделся.

На блестящем корпусе «фольца» возле задней фары темнела свежая вмятина.

В двух шага от машины, посреди двора, лежал старенький синий велосипед с облупившейся краской на раме. Руль был перекручен, цепь слетела со звездочек, а переднее колесо еще вращалось. Рядом валялся черно-оранжевый рюкзак.

Я выплеснул наружу все ругательства, которые пришли на ум. Потом услышал тихий стон.  

Рядом с бампером машины распластался мосластый белокурый мальчишка в джинсах и желтой майке. Лицо и волосы его запачкались в пыли, одна часть майки глубоко заправлена в джинсы, а другая небрежно торчала из-за пояса, словно парень одевался в спешке. Рука на локте пацана была разодрана, на лбу темнела свежая царапина.  

Я подошел к нему поближе и слегка поежился от вида крови. Быстро же он мчался, раз так навернулся. Через руль, наверное, вниз башкой перелетел.    

Охая, лихач поднялся и поймал мой напряженный взгляд. Лицо его позеленело. Он втянул голову в плечи и залепетал:   

- Пппростите. Цепь… сслетела. Я нечаянно… Я ппросто… торопился.

Я взглянул на парня косо. Было непонятно, то ли он и правда заикается, то ли просто здорово перепугался.

- Ладно, гонщик хренов. Дуй за мной.

- Куда? – спросил он, и глаза его расширились.

Я не ответил, только молча сел в машину и плавно поехал к гаражу. Я ожидал, что парень тотчас сдриснет, но не тут-то было. Бедолага поднял свой искалеченный велосипед и покатил его за мной.  

 

 

Горе-велосипедиста звали Ромкой. Он стоял в моем гараже напротив стеллажа с инструментами и почти не двигался. Держа в пальцах кусок ваты, смоченный в зеленке, я осторожными мазками обрабатывал ему рану на локте. 

На одной из полок стеллажа лежала открытая аптечка, которую я достал из «фольца». В ящике стола в гараже нашелся флакон с зеленкой, который хранился здесь бог знает сколько времени среди разного хлама. Несмотря на пустяковое падение, мальчишка содрал локоть так, что кровь размазалась по всей кисти, и мне пришлось сначала промывать рану водой. Еще он, кажется, вывихнул руку - она распухла, покраснела. Видимо, он приземлился на нее.  

Пока я орудовал зеленкой, Ромка то и дело морщил нос и вздрагивал.

- Да потерпи ты, - велел я ему и снова промокнул вату в зеленке. – В крайнем случае, всегда можно отрезать руку.

Пацан смерил меня мрачным взглядом, не сказав ни слова. После неудачного падения он вообще как будто разучился говорить. Или он просто меня боится?    

Закончив мазать его локоть, я вынул из аптечки лейкопластырь и потянулся к стеллажу за ножницами.

- У вас руки ддрожат, - сказал наконец Ромка, все еще заикаясь.   

Заметив кровь на вате, я слегка поежился и поскорее бросил ее в мусорку.

- Какой ты наблюдательный - хмыкнул я и усадил парня на стул, стоящий в углу. – Такая вот ирония судьбы. Часто пишу про кровь, а самого мутит, когда ее увижу. С детства так.

Ромка взглянул на меня косо, изогнув бровь.

- Я журналист. Убийства, криминал, аварии – мой профиль. И сегодня ты чудом не попал в мою сводку чрезвычайных происшествий.   

Мальчик промолчал, не отводя от меня взгляд. Я ляпнул это только для того, чтобы слегка сбить напряжение с его лица, но у меня не получилось.

- И куда ты так летел? Шею хотел себе свернуть?

- Я рработал тут. Курьером. И сильно опаздывал.   

Я посмотрел на Ромку с интересом. Ну и ну! Сколько ему? На вид не старше шестнадцати. Не припомню, чтобы я хотел работать в его годы. Хотя, возможно, он не от хорошей жизни так мотается.     

- И что же такого ценного ты вез, что так боялся опоздать? – спросил я, отрезав кусок ленты лейкопластыря. – Оружие? Деньги? Наркотики?  

- Суши и роллы, - ответил он смущенно. – Большой сет «филадельфия» - в сорок восьмую квартиру. Две маленькие «калифорнии» - в пятьдесят седьмую.    

Я хмыкнул, бросив взгляд на лежащий на моем багажнике рюкзак. На нем блестел логотип самого известного суши-ресторана в городе. И как я сразу не заметил?



Олег Гайдук

Отредактировано: 04.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться