Игрок Без (расы)

Пролог

«Позволь предупредить, что оспаривание моих способностей — опасная затея, которая может сделать твою жизнь гораздо страннее». 

Гарри Поттер и Методы Рационального Мышления

 

«Если тебя действительно приперло, - сказал он, - то шанс один на миллион обязательно сработает. Широко известный факт. 

- Что же тогда делать?

- Надо каким-то образом понизить наши шансы».

Стража! Стража! Цикл Плоский мир

В будущем.

Какое-то время экран ничего не показывает, и мы видим только тьму. 

Потом изображение чуть светлеет. Становится ясно, что запись началась ‒ раздается едва слышный хрип, прерываемый кашлем:

- Н… н-ничего... себе. У нас гости...

Темное, почти черное помещение выглядит затхлым и пыльным. Вся электроника в комнате, а возможно, и во всем здании, обесточена - они всегда действуют наверняка. Откуда-то издалека доносится визг сирены.

С застывшего манипулятора в углу свисает человеческое тело в комбинезоне. Голова и руки безвольно опущены вниз, ноги касаются пола. Живой или труп, не видать ‒ лицо скрывает шлем. Однако тактильный костюм для виртуальной реальности, обычно плотно облегающий тело, висит на нем как мешок.

Похожие на тени, различимые только из-за возможностей камеры, по комнате скользят фигуры в черном. Деловитые, мать их… Они явно что-то ищут. И явно спешат.

Висящий человек шевелится. Хрипит. Манипулятор неожиданно плавно и мягко подхватывает его и приподнимает в комфортное положение. Тревожным красным мигают какие-то лампочки, освещая комнату зловещим красным.

Один из черных прижимает палец к уху, затем машет рукой. Тень, что поближе к ожившему, направляет на него небольшой предмет. Вспышек или хлопков нет, но фигура висящего конвульсивно дергается ‒ раз, другой, и он застывает неподвижным силуэтом.

Но нужного результата не следует, потому что безжизненно парящая в сумраке фигура, подсвеченная кровавым светом, еще жива. И смеется. 

Хриплым, булькающим, страшным смехом, таким, который слышишь от смертельного раненого солдата, окруженного врагами. Последним смехом в жизни, когда знаешь, что ты - все, с концами. 

Таким знакомым смехом...

- У меня каменная кожа... вкачана. Нубы...

Главный отдает другую команду. Висящего добивают - еще тремя выстрелами в упор.

Камера, с которой идет запись, резко дергается, видео обрывается.

Дальше тишина. 

И я, и он молчали. 

Я ‒ сжав кулаки до боли. 

Он ‒ закусив губы до крови.

Куда дольше положенной минуты молчали…

Но это будет потом.

А начать рассказ стоит три с половиной года назад, примерно...



Александр Русак

Отредактировано: 05.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться