Изумрудные сны

Размер шрифта: - +

Глава 1

Пустынная улица могла бы привести к родному дому, заветной мечте или забвению. Что угодно могло спрятаться за высокими, густыми деревьями: больница, школа или бар, но там возвышался одинокий трехэтажный особняк, нагоняющий страх на редких прохожих.

Высокие кованые ворота с роскошными цветами и вензелями не помнили уже собственного скрипа. Бетонный забор, который ограждал усадьбу, стал зеленым от кустарников и вьющихся растений. Только кое-где пробивались белые пятна, словно болезнь.

– Ребята, смотрите, что я нашла! – девочка, лет десяти, бросив велосипед, подбежала к кованой решетке и стала рассматривать сквозь нее огромный дом. Его отчужденный таинственный вид захватывал и манил.

От прикосновения детских рук старые ворота дрогнули, и протяжно заскрипели, как будто сообщая хозяевам о приезде гостей. Дом ответил гулким стоном, эхом разносящимся по пустым комнатам.

– Что там? – установив на железную подпорку свой велосипед, рослый парнишка со светлой шевелюрой нарочито медленно подошел к подруге. Взглянул на особняк, и его глаза расширились от удивления. Изысканная красота здания поражала, но в тоже время пугала до дрожи в коленках.

Повисла тишина, только ветер изредка свистел у крыльца, незаметно забираясь в окно и тихо гудя где-то в глубине коридоров.

– Иль, За-ар, не ходите туда, – неуверенно окликнул друзей еще один подросток, остановившийся на своем велосипеде чуть поодаль.

Темноволосый парень, кажется, даже не собирался приближаться к усадьбе. Он напряженно ждал ребят на аллее, с опаской оглядываясь по сторонам.

– Глеб, иди к нам! – в два голоса крикнули друзья, налегая на ржавые ворота, которые на третий раз все-таки приоткрылись.

– Не! Я в чужие дома лазить не хочу, тем более, заброшенные.

– Ладно, жди здесь! – крикнула через плечо девчонка, улыбнувшись своему соучастнику. Тот понимающе кивнул.

Илена проскользнула во двор. Ее маленькие ступни утонули в густой траве. Коленку царапнула ветка шиповника, но девочка словно и вовсе этого не заметила. Ее внимание полностью поглотил дом.

Серые стены: когда-то они были бело-голубые, но с течением времени потемнели. Местами краска облупилась, напоминая шелушащуюся от солнца кожу. Окна, закрытые изнутри темной материей, смотрели на безлюдную улицу и выжидали хоть какого-то движения на дороге уже много лет подряд. Дубовая дверь с длинной вертикальной ручкой обросла хмелем и диким виноградом. Лозы тянулись до верхнего этажа и прикрывали листьями балкон и левую половину дома. Кисти хмеля на перилах балкона от солнечных лучей светились, как бусы. А виноград, совсем обнаглев, залез в разбитое окно и зацепился за карниз в комнате. Стены под крышей заросли паутиной, но восьмилапые ткачи  сейчас прятались в глубоких трещинах. Второй балкон, с правой стороны, был наполовину разрушен, и деревянные балки свисали вниз корявыми пальцами. Они словно пытались вцепиться в куст чайной розы, разросшийся настолько, что начал уже увядать от собственной пышности.

За Иленой шел Назар. Его русые волосы время от времени лезли в глаза, и он забавно дергал головой, откидывая непослушные пряди. Оторвав колючку, которая захватила край его бриджей, он посмотрел на идущую впереди девчонку. Он не видел ее лица, но легко мог представить и ясную улыбку, расцветающую на нем, и горящие от любопытства синие глаза.

Двор утопал в густой высокой траве. Самонасеявшиеся бузина и шиповник завладели обочиной дорожки, что вела к дому. Растущая под забором сирень превратилась в густую стену, а высохшие черные скелеты ее прошлогодних соцветий внушали страх. Случайный прохожий в сумерках мог бы увидеть в них корявые руки монстра.

Мелкий спорыш покрыл мягким ковром все дорожки, лишь кое-где виднелись островки пырея и полевых цветов, которые выбивались из буйства травы яркими разноцветными точками.

 

Дверь поддалась не сразу, сначала пришлось оборвать лозы винограда, затем подростки схватились за ручку и рванули на себя. Раздался хруст, словно хрип. Поднялись клубы пыли, и на головы друзей посыпался мелкий сор. Дети переглянулись, на мгновение замерли в ожидании и потянули сильнее. В щель прорвалось солнце и разрезало помещение ярким лучом, осветив полоску кафельного пола. Плиты выстроились в необычный геометрический узор.

Высокий потолок украшала хрустальная люстра, сейчас перекошенная то ли от времени и старости, то ли от повреждений. Часть подвесок была оборвана, но оставшиеся все еще бросали радужные блики на стены. От сквозняка стеклышки вертелись и танцевали, словно радуясь приходу гостей.

 

– Здесь ничего нет, просто пустой дом, – голос Назара звучал разочарованно. Они уже обошли весь второй этаж, и теперь спускались обратно по широкой лестнице в холл.

– Почему его забросили? Не похоже, чтобы здесь жили бедные люди. Смотри, какие штуки висят с завитушками, – Илена показала на красивые остроконечные бра на стене.

Парень остановился и пожал плечами. Обернувшись, он всмотрелся в портреты, висящие на стене. Из-за пыли изображение казалось размытым, трудно было даже определить мужчины или женщины нарисованы на картинах, не говоря о том, во что они были одеты. Только тонкий силуэт и серая пелена. Назар продолжил путь вниз, опасаясь странного колебания половиц под его весом.



Диана Билык, Евгения Литвиненко

Отредактировано: 26.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться