Каменная лодка

Пролог/часть первая. Обелиск молчания.

Роман  «Каменная лодка» является литературным произведением. Все персонажи вымышлены, географические названия выдуманы, описанные события не происходили никогда. Любые совпадения случайны. © Дмитрий Сергеевич Михайлов. 2014

                   Пролог/Часть первая

                   Обелиск   молчанию.

 

                                    Глава  I: Из пустоты.

                                                                     Нет ничего превыше Истины

                                                                     Но ещё выше истинная жизнь.

                                                                                           Гуру Гобинд Сингх.                                                                            

Этот очерк  посвящён творчеству Феликса Чернова и его книге  «Сказания пяти рек» о десятом сикхском гуру Гобинде, возвышенном  поэте, воинствующем защитнике своего народа  и  реформаторе, провозглашающем  идею равенства всех людей на земле, независимо от  вероисповедания, цвета кожи и каст.

Шестнадцатое столетие.  Насильственная  исламизация Индии – главная причина войн и кровавого террора со стороны бабуридов. Империя Великих Моголов безраздельно властвовала  землями индийского субконтинента почти триста лет.  Разрозненные феодальные княжества  не могли противостоять хорошо оснащённой армии мусульман. В начале  восемнадцатого века  агрессор сталкивается с малочисленным, но непобедимым войском сикхов. После мученической кончины своего отца Тегх Бахадура, Гобинд Рай  укрывается в горах и принимает решение создать  армию, бесстрашную  и несгибаемую. Из большого количества  сражений  сикхи  не проиграли ни одного. Падишах Аурангзеб, Аламгир первый, «украшение трона моголов»,   «правитель вселенной» «Жемчуг  Арабского Халифата» после многочисленных столкновений  был  вынужден считаться с сикхами и их военизированным сообществом под названием «Хальса». В своём письме «Зафарнаме» Гобинд писал Аурангзебу:

«Я вынужден был обнажить свой меч, потому что это было необходимо. Но война должна использоваться только в самом крайнем случае, когда уже другие методы не работают».

Гобинд Сингх оставил величайший след в истории как миротворец, поэт и трактователь священных писаний. Пенджабцы считают  его  последним гуру в линии преемственности сикхских мастеров,  инициировавшим свою божественную силу в священный текст.

 «Сказания пяти рек» Феликс считал главным трудом   своей жизни и постоянно переписывал и дополнял эту книгу, когда узнавал новые факты. Когда ему открывались новые горизонты с новой  точки обзора в паломничестве  лет. Я же приступаю к своему повествованию  с одной целью, чтобы простым и скромным языком, минуя литературные  изыски,  раскрыть перед читателем  те идеи, которые Феликс Чернов пытался воплотить в своих романах.

Кто теперь знает, как такая мысль пришла мне в голову. Писать о писателе, описавшем  писателя,   это четырёхсортный чай    сегодняшнего мира, это —  самая дурная тавтология, которая  могла  появиться  только в прошлом  веке  хаоса и  безумия  в искусстве, когда оно  окончательно сошло с ума, когда этот  бог покончил собой, а поэтический экзистенциализм  достиг своего предела.   Когда академическая музыка  сочинялась  для  «весенней батареи с оркестром алкоголиков», на холстах застывала   рвота напившихся краской  художников, а стихи рождались  в намарихуаненых  мозгах тинейджеров и были не менее иррациональны, чем их галлюцинации. 

В самом деле, зачем плодить брошюры  о литературных деятелях, если они,  обладая достаточным умением,   могли  сами  точно донести до адресатов  свои мысли,   минимум которых был им   необходим для объяснения с грядущими поколениями;   если же нет, тогда и   обратно – всё их творчество  не стоило тех чернил, которыми о нём писалось. Тем более в  наше время, когда тренеры по бизнесу, «захлёбываясь сладкой слюной энтузиазма, советуют каждому  научиться вышивать крестиком или,  на худой конец,  написать книгу»[1]. 



Феликс Чернов

Отредактировано: 04.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться