Облик души

Пролог

Пекло. Ноги увязали в песке, но я продолжала идти. Впереди расплывающийся пустынный горизонт, и если перейти эти барханы, то за ними появятся новые такие же ребристые, покрытые песчаными волнами и жарким полотном солнца. Впрочем, мне не надо так далеко.

Пора бы уже остановиться.

В одно мгновение я вкопалась в песок и обернулась. По эту сторону на меня смотрела стена, метрах в ста, двести, не больше. Сложно было сказать достаточно ли такого расстояния. Впрочем, я для того и шла, чтобы проверить. Ломать стену не такая уж простая задача.

Перед тем, как вернуться надо присесть и собраться с силами. Эта каменная глыба делила мой мир напополам: на эту сторону и на ту. И ведь за стеной могло оказаться все что угодно: цветущие сады, водопады или целый океан. Таково было мое представление сейчас, раньше же мне казалось, что там даже солнце не светит. Как много лет провела я рядом с этой глыбой? Наверное, она стояла здесь вечно. Бескрайняя, невообразимо высокая, протыкающая горизонт сразу и на востоке, и на западе.

Я зачерпнула горсть пустыни, казалось бы, статичной, но в то же время зыбкой и опасной. Сверкающие крупинки скатились с пальцев, приятно шурша по коже. Сегодня песок на редкость горячий. Без тени стены находиться под палящим солнцем мучительно, и в такие моменты я начинаю сомневаться в своем решении. Но, что более важно, рядом со стеной я сомневаюсь в собственном существовании. На солнце я хотя бы отбрасываю тень, а под защитой стены я становлюсь ее частью.

Кто же я? Слишком большая, чтобы смешаться с песком, и маленькая, чтобы пересекать землю от горизонта до горизонта. Я не умею летать, как прекрасные птицы в небе, и не могу слиться с ветром, имея тело. Может, я кирпичик, который рассыплется в пыль, стоит мне пробить стену?

Знание куда важнее этой бесцельной жизни.

Поэтому я встаю на ноги, устремляю взгляд на темную полоску, заслоняющую половину мира, и начинаю бежать. Стена быстро приближается, недвижимая песками, во всем своем величие. Я ощущаю воздух, сопротивляясь ему, чувствую, как потоки огибают мое тело, а ветер струится между пальцами. И не могу ему сопротивляться, как все существующее в этом странном месте.

Глаза закрылись, и я раскинула руки в стороны, поддаваясь прохладному ветру. Свобода – наверное, самое лучшее чувство, что только можно испытать. Я хватаю воздух губами, а ветер отвечает мне поцелуями. Он искушает, заставляя позабыть обо всем: о гнетущих мыслях, о стене и о моей цели. И когда готова отдаться ему полностью, ветер начинает нагреваться, обжигая щеки и закрытые глаза. За теплом надвигается тень.

Распахнув глаза, я вижу стену, огромную плоскую глыбу. Улыбка спала с лица, а воздух перестал быть таким вкусным. Не останавливаться, только не сейчас! Я должна ее проломить, разрушить и вырваться из-под власти. Все тело прошибла тянущая боль, говорящая, что я могу и должна бежать быстрее. Но сила воли растворилась вместе с прохладой, уносимая ветром свободы.

Бег замедляется, и я перехожу на шаг. Любовь опять не позволит мне этого сделать. Горечь подкашивает ноги, и я падаю на колени, упираясь в ребристую каменную стену. Под руками камень начинает плыть, делаясь мягким как масло. Оно меня обволакивает, затягивая в себя. Мы со стеной становимся одним целым.

- Это твоя четырнадцатая попытка, - послышался тихий тембр, знакомый мне уже многие годы. Стена была расстроена. Нет, не моей неудачей, а скорее очередной попыткой. – Это уже вторая за неделю? Раньше было не чаще трех раз в месяц.

Я слушала стену, плавая в ее фиолетово-перламутровом пространстве, как в болоте.

- Да? – ответила я. – Мне казалось, прошли годы.

- Раньше ты прибегала с улыбкой на лице и обнимала.

- Потому что люблю тебя.

Какое-то время я считала, что улыбки появляются благодаря ветрам свободы, что скользили между пальцев и целовали мою кожу. Стене было необязательно об этом знать. Но теперь я понимаю, что всему виной любовь. И побеги нужны лишь ради этого мимолетного воспоминания, этого теплого чувства в груди.

- Любишь? – усомнилась стена.

- А как это еще назвать?! Все остальные попытки вязли в тягучей каменной массе. Твоя поверхность как смола липла к моим рукам и не отпускала, не позволяя сделать ни одного движения. Как сегодня. Если бы я не любила тебя, то с легкостью выдавила один из кирпичиков и оказалась на свободе.

- Я просто не хочу, чтобы ты пострадала. Помнишь, как ты разбила кулаки в кровь?

Конечно, я помнила. Тогда я кидалась на стену всем телом, падая изможденная на сухую потрескавшуюся землю, припорошенную песком.

- Отлично помню, как ты против воли сначала проволокла мое тело по песку, а потом затянула в свое черное болото.

- Я хотела тебя исцелить, окутать с ног до головы заботой. Уж извини, таков мой мир.

- Мир, никак не совпадающий с моим, - пробурчала я, окруженная темной жижей внутри стены.

- Почему же тогда ты не сопротивлялась? – удивилась она, разжимая свои объятия.

- Да у меня сил на сопротивление не оставалось. Я отдавалась судьбе, позволяя себя поглотить!



Алёна Темникова

Отредактировано: 12.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться