Плохой мальчик

Размер шрифта: - +

Плохой мальчик

Позвонила мне как-то знакомая, у которой сложилось отчаянное положение с мужем. Всё, что я знала с её слов, что человек он хороший, душевный. Но и у хороших людей бывают кризисы во внутреннем мире. Запил муженёк, да так сильно, что превратился в полный неадекват. Вторую неделю пьёт, дебоширит. И сам мучается, и в семье настоящее чистилище устроил.

Маша слёзно просила подсказать выход. Я тут же «влезла на коленки» к своей дорогой Вселенной с тем же вопросом. «Пиши сказку!» - был ответ. Слушаюсь, моя родная.

 

 

Перевоплощение.

 

“В одном городе, на одной улице, в одном доме жил маленький мальчик Чуня. С виду самый обычный мальчик, добрый и весёлый. С виду-то обычный, но никто не знал, что внутри у него жили микроскопические человечки. Целый город обитал в нем.

Как и в любом городе, там был президент, парламент, полиция и обычные граждане. Были свои законы и правила. И, конечно, были мелкие и крупные пакостники. Мелкие засоряли город, ставили подножки порядочным гражданам, портили скверы и растения. А крупные вредили по серьёзному. Они хотели уничтожить всю красоту и гармонию города, свергнуть президента и парламент и получить полный контроль не только над городом, но и всем Миром, коим для них являлся наш малыш Чуня.

С мелкими пакостниками разбирались милые и добрые Граждане. Они отлавливали хулиганов и перевоспитывали используя магию доброты и любви. А вот с крупными не могла управиться даже полиция. С каждым днём всё сильней и масштабней разворачивались бои между двумя сторонами. Крупные пакостники объединились в Правящую Мафию. Полиция слабела. Мирные граждане приходили в отчаяние. На город надвигалась тьма.

А милый мальчик Чуня становился с каждым днём всё злей и агрессивней. Вскоре он перестал слушаться родителей и учителей, стал обзывать друзей и грубить соседям, таскать за хвост котов и плевать с балкона людям на головы. Ни один психолог не мог найти причину столь странной перемены в характере. Правящая Мафия получала всё больше силы от такого поведения мальчика, а сам Чуня от их выходок становился ещё злее.

И вот, когда родители уже были готовы смириться, что их сын превращается в жестокого злодея, в классе Чуни появилась новенькая. Она была необычная девочка. Звали её Нюра.

Почему необычная, спросите вы? Потому-что всё, к чему она прикасалась, оживало. Завядшие цветы снова распускались, больные поправлялись, грустные улыбались. Она была маленькой феей, с пальчиков которой слетала золотая пыльца.

В тот день Чуня был особенно зол. С утра он обругал свою любящую бабушку, прижал коту Бяше дверью хвост и в довершение всех гадостей, съел трёхлитровую банку маминого варенья. Вырвав из дневника страничку с единицей, Чуня позвонил своему однокласснику и сказал, что в школу он больше ходить не будет.

Друг Мишка (единственный, с кем хоть как-то общался Чуня) передал учительнице слова хулигана. Когда он говорил, Нюра мыла доску и, конечно, услышала эту новость. Подсмотрев в классном журнале адрес Чуни, сразу после уроков девочка отправилась с ним знакомиться.

Чуня сидел в своей комнате злой как черт. В дверь, куда периодически заглядывала бабушка летели учебники. Папа напившись валидола уехал в командировку. Мама плакала в своей комнате. Нюре открыла бабушка. Описав сложившуюся ситуацию, бабуля ушла на кухню, а маленькая фея смело зашла в комнату монстрика. Тот замахнулся задачником, но, увидев незнакомую рожицу, остановился.

- Ты кто такая и какого черта тебе нужно в моей комнате?! - Правящая Мафия внутри мальчишки встала в оборонительную позицию, предчувствуя недоброе. Тысячи злобных пуль полетело во все стороны, заставляя Чуню закипать от злости. Его лицо покрылось красными пятнами, а кулаки непроизвольно сжались. Он был готов броситься на милую девчушку и растерзать её.

В этот момент Нюра подняла руки и сделала резкое движение в сторону мальчишки, как феи делают, когда колдуют. С пальчиков полетели струйки золотой пыльцы, осыпая с головы до ног Чуню. Оседая на нем, пыльца проникала внутрь. Хулиган стоял как вкопанный, не в силах пошевелить ни одной частью тела.

В это время золотая пыльца, проникшая внутрь стала превращаться в микроскопических фей. Их была целая армия. Все они были вооружены золотыми копьями Любви и щитами Веры. Как ни старались попасть в фей своими Злобными Пулями члены Правящей Мафии, ничего не выходило. Летящее Зло плавилось о щиты Веры и испарялось в воздухе. Ответный залп копьями Любви был мощным. Вся большая, расплодившаяся Мафия была повержена на месте. Копья протыкали насквозь каждую мерзкую тварь, сеющую раздор и зло.

Вы думаете, они погибли? Как бы не так. На глазах у мирных граждан, члены Правящей Мафии превращались в цветущих улыбающихся человечков. Копья Любви полностью изменили их. От такого яркого сияния, тьма, окутавшая город рассеялась. А зло, обитавшее повсюду, просто растворилось, будто его никогда не было.

В это мгновение Чуня осел на пол. Он растерянно огляделся. Вокруг царил хаос и грязь. И посреди всего этого бедлама стояла улыбающаяся Нюра. Она молча подошла к мальчику и протянула руку. Чуня робко дотронулся до пальчиков Феи и встал. В его глазах отражалось то же золотое сияние, которое наполнило его мир изнутри. Это лучилась любовь. Со слезами радости на глазах, мальчик смотрел на мир и любил его всей душой. Полной грудью дышал воздухом, гладил оживающие цветы на подоконнике и слёзы текли по щекам от переполняющего его счастья. С этого дня во внутреннем мире маленького Чуни и в его доме воцарились любовь и гармония.”

 

Эту сказочку я отправила Маше. Она её распечатала и хранила под подушкой. При каждом удобном случае перечитывала и мысленно благодарила своего мужа за преображение, за возможность исправить всё. Догадываетесь, что было дальше? За пару дней муж САМ принял решение выходить из запоя. Попросил помощи. На восстановление ушло около недели, за которую он больше не брал ни капли спиртного в рот. Мальчик Чуня преобразился. Благодарю тебя, моя Вселенная.



Маруся ДеЛяМУР

#11708 в Фэнтези
#4816 в Разное

В тексте есть: сказка

Отредактировано: 23.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: