Принцип Домино

Добро пожаловать в Нордэм

КНИГА ПЕРВАЯ.

Холодный ноябрьский ветер безжалостно врывался в город сильными порывами, наполняя серые улицы влажным морским воздухом, принесенным с залива. Привкус морской соли всплывал в памяти и ощущался на языке при недостаточно глубоком и прерывистом дыхании. Временами порывы были настолько сильны, что трудно было вдохнуть, тело постепенно начинало ощущать панику от нехватки кислорода и легкое головокружение от постоянной гипоксии. Выпавший утром снег за день успел подтаять и покрыть улицы города смесью из липкой снежной жижи, грязи и воды, добавив и без того мрачным улицам серости и сырости.

Некогда центр Нордэма, а ныне его старопромышленный район, располагался в его северной части в непосредственной близости от и поныне действующих доков, через которые осуществлялись поставки более половины всей контрафактной продукции страны. Прошлым летом Nichols Terminal and Dock Company арендовали крупную часть территории доков, что увеличило количество прибывающих в порт сухогрузов под флагами «банановых республик» под завязку набитыми контейнерами, невольно заставляющими сомневаться в легальности грузов. Приток дешевой рабочей силы на свободные места со всего Нью-Джерси и соседствующих штатов не заставил себя долго ждать. Чернорабочие были рады любой работе и выполняли ее за гроши, лишь бы хватило денег на бутылку после смены. Шныряющие по округе пьянчуги с желанием расслабиться после долгого трудового дня были привычны для местных жителей, но этой осенью их количество превысило все ожидания и вызвало высокий спрос на услуги местных барыг, проституток и круглосуточных забегаловок с дешевой выпивкой. Ночная жизнь кипела настолько сильно, что на утро улицы напоминали декорации фильма о массовых беспорядках со всеми вытекающими последствиями ночных потасовок. Тротуары были покрыты грудами стекла от разбитых бутылок, на мостовой встречались выбитые зубы и лужи крови, а в мусорных баках закоченевшие неопознанные тела.

Старый город умирал с предсмертным криком из сирен полицейских машин, отдаленных (и не только) хлопков перестрелок, хрустом ломающихся в подворотнях костей и звоном расколотых стекол. Умирал, источая запах плесени, выбросов предприятий из прилегающей промышленной зоны, гниющего мусора, дешевой выпивки, низкосортного фастфуда и горящих автомобильных шин. Некогда величественный исторический центр Нордэма, разваливался на части из заброшенных складов, осыпавшихся красных кирпичных домов постройки времен сухого закона, наспех смастеренных бараков, мелких фабрик, продуктовых рынков и барахолок, а также госучреждений, о существовании которых забыли, казалось, не только городская администрация и муниципалитет, но и сам Господь Бог. Если силы богов питает вера их последователей, то Всевышнему нечего ждать от жителей старого города в частности, да и большей части Нордэма в целом. Каждый, кто пытался выжить здесь, не строил планов на следующий день, а некоторые молились, чтобы для них он никогда не наступал.

Нордэмитов сложно удивить разгулом преступности. Постоянные гнетущие мысли о грядущей гибели и скорой кончине – их верные спутники. Большинство из местных делают ставки, как именно они погибнут. Возможно, их пристрелят по дороге с работы в супермаркете, а возможно, взорвут за ужином в кругу семьи вместе со всем многоквартирным домом. В этом городе принимают обстоятельства как должное, и впадают скорее в уныние, а не в панику, если поймут, что не угадали, и, что не удивительно, цинизм здешних людей – неотъемлемая черта их типичного облика.

Девушка в сером пальто шла по извилистым улицам старого города, уныло опустив голову и ссутулив плечи. Смотреть на мешанину из снега и грязи было куда более приятным зрелищем, нежели окружающий пейзаж. Дорогая, но видавшая виды чёрная кожаная сумка через плечо и такого же вида ботинки выдавали грабителям и карманникам, что брать у нее просто-напросто нечего, и тем самым, хрупкая девушка выпадала из поля зрения охотников за легкой наживой. Мешковатое пальто в тон городским улицам и худощавое телосложение отпугивали от нее любителей весело провести время у задней двери бара в темном переулке. В этой части города привлекательным считалось иметь пышные формы, а демонстрировать их вовсе не было зазорным, даже если это не является рекламой товара для основного заработка. Большие серые глаза выделялись на худощавом лице и приковывали внимание тех, кто успел мельком поймать ее взгляд, что и стало, по сути, следующим поводом, кроме банальной усталости, смотреть себе под ноги. От станции метро до ее небольшой квартиры в старом городе было восемь кварталов пешком. Общественный транспорт ходил в этом районе исключительно в светлое время суток. Девять вечера было уже поздним временем для прогулок, но многие, как и она, возвращались домой с работы из центральных районов Нордэма в это же время и по тому же маршруту.

Ей было приятно чувствовать себя частью человеческого потока, клеткой одного огромного организма, мелкой рыбешкой в огромной стае, которую несёт течением в открытое море, а на работе чувствовать себя маленьким винтиком в огромной машине транснациональной корпорации. Для людей так важно знать, что они являются частью чего-то большего. Наш приход в этот мир не случаен, ведь каждому в этой жизни отведена своя роль. Порой мысли о жизни в таком ключе помогали отвлечься от происходящего вокруг. Не думать, куда попадешь после смерти, что ад и рай это выдумка, и после смерти нас ждёт пустота. Или о мыслях, что ад существует здесь и сейчас, открыл филиал в Северном Нордэме, и, оглядевшись кругом, она все тверже убеждалась в этом.

Девушка остановилась и взглянула на себя в забрызганное грязью окно одного из бесчисленных уличных баров, и все ее самые точные ожидания и прогнозы нашли подтверждение в отражении, застывшим в окне серым пятном. После десятичасового рабочего дня серые глаза на бледном и осунувшемся лице смотрели с пустым выражением и выглядели темными прогалами, длинные русые волосы в беспорядке и растрепаны холодным ветром. Чёрный шарф выглядел поношенным и небрежно намотан в несколько оборотов вокруг шеи, но главное, что отлично выполнял свое предназначение и надежно защищал от ледяного ветра. Кожаные перчатки сильно потрепаны и местами потерты и хорошо подходили к сумке и тяжелым ботинкам без каблука. Усталость, накопившаяся за целый рабочий день и отражавшаяся на ее лице, давала о себе знать внезапной нервозностью. Сиюминутное желание закурить посреди улицы, заполненной людьми, разогнало кровь и подстегнуло девушку свернуть в ближайшую подворотню подальше от назойливых глаз прохожих.



Vollmond

Отредактировано: 06.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться