Протокол "Алиса". Лимит Свободы

Размер шрифта: - +

Пролог

День обещал быть жарким, но это были приятные неудобства счастливой жизни. Чарли поначалу не был уверен, стоит ли сегодня отправляться на рынок, но теперь был рад, что не поддался лени и все же начал воскресенье с похода на рыночную площадь. Уже едва уловимая прохладная свежесть утра бодрила и обещала хорошее настроение на весь день. Надо будет только придумать, где переждать зной. Возможно, стоит отправиться к Санчо, который хоть и не отличается кулинарными талантами, зато имеет кондиционер - большая роскошь в этих краях. Но пока надо обойти прилавки и Чарли уже предвкушал радость от новых приобретений.

К своей главной цели - букинистическим киоскам - он подбирался не спеша. Сперва немного посмотрел на столярные инструменты, затем перебрал соломенные шляпки, присматривая подарок младшей дочке, - он часто приносил ей что-то с блошиного рынка, - бросил беглый взгляд на старые декоративные подсвечники и постучал с видом знатока по африканским барабанам. Но уже в следующим миг все его внимание было поглощено протертыми обложками бумажных книг. Бумажных!

Чарли приходил за новыми книгами почти каждую неделю - и трудно сказать, что доставляло ему большую радость: покупка книг или их чтение. Перебор пыльных полок и запах старой бумаги производили дурманящий эффект. Покупатель мог провести здесь несколько часов, даже ничего и не купив в итоге. Но все же почти всегда он возвращался домой хотя бы с маленьким томиком рассказов. Он давно не помнил какие книги уже купил: во-первых, память стала подводить, во-вторых, покупал книги он гораздо быстрее, чем читал, хотя и проводил за этим занятием довольно много времени. Доля, его средняя дочь, время от времени подчищала бесконечные завалы в книжных шкафах, унося повторяющиеся наименования. Она отдавала их в библиотеку (единственную в стране) или продавала тем же букинистам.

Чарли уже набрал полные руки литературы и теперь пытался решить, от каких книг можно отказаться. Старшая дочь ему настрого наказала не покупать больше двух книг за раз. Она, конечно, была права, даже две книги за неделю Чарли никак не осилит. Так что он пытался сдерживать себя дочкиным правилом, но выбор часто давался не просто.

На этой неделе у Себастьяна новое пополнение - нашел, что ли, какой-то старый склад- и остановиться только на двух экземплярах было сложно. Но вряд ли Себастьян за неделю все продаст, можно будет вернуться за другими книгами на следующей неделе. Интересное издание Диккенса или редкий роман Кинга? Чарли задумчиво осматривался по сторонам, продолжая размышлять над приятной дилеммой и не выпуская из рук хлипкие потертые тома. Диккенса и Кинга Чарли покупал частенько. Нет ли у него в библиотеке именно этих произведений? Отложить пока обе и проверить, что есть дома? Вон там еще сиквел “Игры престолов” есть интересный. Его он точно не брал. Интересно ли будет читать, если видел кино? Печатную машинку Себастьян приволок откуда-то, зачем она ему?

-  А это на продажу или для декоративных целей? - вдруг спросил Чарли указывая на древний аппарат.

-  Если захочешь, продам, - тут же отозвался седовласый торговец. - Нашел в одном подвале, не знаю, что с ней делать. Тяжелая, как взгляд моей жены и такая же страшная и зловещая, как ее мать. Спину сорвал пока вытащил. Сам не знаю на кой черт. Из жадности наверное.

“И книги из того подвала новые, значит, вытащил, - думал Чарли. - Какой предприимчивый”.

-  Находишь же ты такие места, - искренне подивился Чарли. - А она хоть работает?

-  Да, кто ее разберет. Я даже и не знаю, как она должна работать. Она печатает, что ли, чего?

-  Да, вроде, - Чарли и сам такие видел только на открытках и в музее один раз. - Бумага к ней должна быть. На чем печатать?

-  Бумага? - Себастьян потер подбородок, а потом закричал в другой конец рынка - Альфонсо! Альфонсо, ты слышишь меня?

-  Да, но на какой черт? - донеслось в ответ откуда-то из глубин торгового ряда антикварных пластинок.

-  У тебя бумага есть для печатной аппаратуры? - продолжал кричать Себастьян во все горло, не обращая внимания на оборачивающихся прохожих.

В ответ раздалось какое-то неразборчивое бурчание. Альфонсо стало интересно, и он шел сюда.

Чарли уже не был уверен, что стоило затевать этот разговор. Доставил людям столько беспокойства. Мысленно он уже готовился к тому, что если и аппарат работает и бумага найдется, то машинку придется брать. А иначе зачем интересовался? “Старшая будет ругать”, - мелькнуло у него в голове. Но все же идея с приобретением печатной машинки ему начинала нравиться. Если только Себастьян за такой редкий антиквариант не попросит сильно много. И еще неизвестно, во что обойдется бумага. А так, аппарат может пригодиться. Чарли уже думал раньше о том, чтобы написать свою книгу. Описать историю всех своих приключений. Диккенса, конечно, из него не выйдет. Но бульварный приключенческий роман может получиться. Да, и вообще, было бы интересно все вспомнить в деталях, посидеть поностальгировать по дням бурной молодости. Это может обещать приятный досуг и хорошее развлечение на старости лет. 

Довольно интересно осознавать, что вселенная посылает тебе именно то, что ты, может быть даже в тайне, сокровенно желал. В какой-то момент окружающий мир вдруг резонирует с твоими мыслями и материализует средство удовлетворения твоей потребности. Чарли действительно хотел писать книгу. Но писать от руки было слишком утомительно, да и каракули эти потом никто не разберет, даже сам автор. Последний раз он писал ручкой лет шестьдесят назад. А компьютер? Нет, даже ради такой великой задумки. И вот, как из-под земли (хотя почему "как", из подвала же), перед Чарли возникает печатная машинка. Удобная, красивая, вызывающая тягу к творчеству. Думая об этом, Чарли уже влюбился в аппарат и точно знал, что заберет его домой.



Tate Sparrow

Отредактировано: 14.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться