Рецензии по читательскому Супер-марафону "100 книг"

Размер шрифта: - +

Елена Ершова "Неживая вода" вторая книга цикла "Легенды Сумеречной эпохи"

Я не родился – я умер. И встал из могилы, как из колыбели. В моем дыхании сладость, в сердце яд, а в руках огонь. По жилам моим течет мертвая вода. И будет стонать земля, не в силах принять шаги мои. И всякая нечисть поклонится мне. И ты, дурак!

 

Нет более страшной сказки, чем реальная жизнь, а все же послушайте. Расскажет вам Елена Ершова о «Неживой воде». Второй книге цикла «Легенды Сумеречной эпохи».

О том, как пришла с севера беда - набежала черной тучей, да напоролось толстым брюхом на острые штыки сосен. Разлилась, расплескалась стылой тенью, затекла под порог, лизнув пимы холодным языком. А ну, живо в погреб! И сидите там тихо! Не то придет навь и утащит в сырую землю на корм жукам-мертвеглавцам. Игнат? Званка!

Жил да был Игнашка-дурачок, бабы Стеши внук. Забрала навь его Званку, сломала, раздербанила, как соломенную куклу, и на дороге лежать оставила. Мается теперь Званка душой неуспокоенной, плачет болотной тиной, тянет руки-деревья к Игнату, избавления просит. Да только где ж его взять, избавление-то, коли душа чистая да невинная и нет в сердце зла? Вот и пойдет Игнат на голос мёртвый как за клубком путеводным и заведет его кубок к Марье Искуснице, к Лешему, Берегине, да к самому Черту, из пекла изгнанному. Почует Черт дух мятежный да и обманет Игнашку-дурачка, за водой мертвой отправит. Ведь коли нет покоя в сердце, то и ногам покоя не будет. Трое сапогов железных износит, трое посохов железных изломает, трое караваев железных изгрызет - добудет воду мертвую. Да только не поднять любимой Званки из земли сырой, не вернуть к ясну солнышку. Налетел Черт одноглазым лихом, начал по углам рыскать, воду искать, да что с дурака взять-то? Как принес, так и потерял. Завыл Черт, взъярился, да поздно было. Отпустил дурака, да убрался восвояси не солоно хлебавши.   

Складно сказка сказывается, да не простые думы думаются.

За фантастически ярким и богатым языком книги, среди любимых сказочных героев как клад самоцветов припрятаны воистину удивительные открытия. И тот будет вознагражден, кто сможет разгадать все тайны и разглядеть все смыслы.

Нет места живому в колыбели нави, а потому прежде, чем открыть ключом, подаренным самим Чертом, заветную дверцу с великой тайной доверчивый деревенский дурачок Игнат должен умереть. А это значит встретить лютое зло в собственном доме, заплатить высокую цену за жизнь любимой, а потом предать её и потерять. И, наконец, довести человека до смерти. Только тогда царство мертвых големов из первородной глины откроет тайну - куда могут завести благие намерения и самые чистые и высокие помыслы.

«Люди всегда хотели с Богом поравняться. Если не вечную жизнь получить – то хотя бы власть над жизнью". 

И создали люди навь. Мертворожденную расу совершенных убийц, лишенных страха и сомнений. Бездушных солдат, идеальное оружие, воплощенную, высококонцентрированную силу. И люди пытались удержать её под контролем? Серьезно? То, что создано разрушать не успокоится, не остановится и никогда не ужаснется содеянным, оно будет уничтожать весь мир до конца, без остатка.

Поэтому не удивительно, что взбунтовалась навь против создателей своих и ушла из Колыбели. Ушла, чтобы расцвел обжигающий цветок Царства Медного. Но это уже немного другая история.   

Унес Игнат мертвую воду. А с ней и правду, услышанную от Кота Баюна. Невозможно вернуть Званку, как невозможно приложить оторванный лист к ветке, чтобы он рос как прежде.

Не так важно оживить мертвую плоть, как разыскать ушедшую душу. Да и будет ли она прежней? Растеряла ведь и память и характер и все то, что мы считаем личностью.  

И что осталось «мертвому» Игнату? Месть? Воздаяние монстрам по делам их? На земле, отравленной Неживой водой в глухой деревушке Солонь от монстров пахнет не гарью и сладостью, а прелой овчиной и перегаром. Богатый откуп собирали деревенские мужики и бабы для нави, чтобы не трогала ни их дома, ни их семьи. Решали дружно, спокойно, каждую жертву выбирали тщательно из тех, кого не жалко – дочь пьянчужки, заезжая лекарница. Все не своя Натка или Божанка.

Для меня подлинный ужас книги не в явлениях мертвой Званки, надо отдать должное Елене прописанных так, что на ночь лучше не читать, а в этой бесстрастной, холодной расчетливости. Когда взвешивается человеческая жизнь и ей назначается цена. Очень маленькая, которую ради сытого и светлого будущего вроде бы и можно заплатить.

Как не перекраивай этот мир, как не уподобляйся Создателю, а мир все равно не становится лучше. Да и сам Создатель, должно быть когда садился за чертежи и наброски нашего мира подобно ученым из корпорации Forssa повторял как мантру "Bona mente". С добрыми намерениями. Узнать так ли это было теперь невозможно, но результат, по крайней мере, тот же.  



Мария Кириченко

#1344 в Разное

Отредактировано: 31.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: