Рыбка в клетке

Глава 1

Сказать, что я нервничала – значит ничего не сказать. Это такое состояние тревоги, что приближается к боязни. К боязни перед неизвестным, к авантюре, в которую собираюсь ввязаться, к последствиям, к которым она может привести. Решимость, с которой я пришла к подобному выбору, вызывает одновременно и страх, и восхищение, причем если второе прорывается временами на пару мгновений, то первый – мой постоянный спутник. Столь взрывное месиво из ожидания, возбуждения и смущения априори заставляет голос звенеть, а колени подгибаться. Наверное, такая мешанина эмоций свойственна тем, кто идет на первое свидание с человеком, который чертовски нравится. Одновременно и боязно, и притягательно.

Нечто похожее на свидание ждало через пару часов и меня. Что интригует – я даже не знала, с кем. Не то, что как он выглядит – я не знала, какого он пола. У меня и имени его нет. Как поясняют организаторы, новички должны полагаться на интуицию, чтобы определить того, с кем их связали. У свидания вслепую и то больше шансов: оно хотя бы состоится. У меня есть лишь время и место встречи. Все остальное брала на себя “Золотая Рыбка”. Говоря «все остальное», я имела в виду первую, вступительную миссию. Впереди, при удачном раскладе, будет еще три. Чуть больше, чем в стандартных шпионских фильмах.

Сердце сжимается, затем вновь бросается вскачь. Не в силах унять напряжение, я встаю и принимаюсь ходить между партами.

Десять двадцать. Через несколько минут закончится вторая пара, а в два мне нужно быть в другом конце города, на встрече с незнакомцем, которому я посвящу три недели своей жизни – принесу их в дар, словно какому-нибудь невинному божку. Радует то, что процесс взаимный. Это значит, что следующие двадцать дней я буду так же господствовать в его мыслях, как и он в моих. Я буду засыпать и просыпаться, думая лишь о его желаниях, но со своей стороны я сделала все возможное, чтобы и он думал только о моих. На короткое время мы построим храм, возведем друг друга на алтарь и окутаем всеми помыслами и стремленьями. Я буду прилежным фанатиком.

Как же медленно тянется время!

Мысли так и крутятся вокруг моего партнера – Старика. Так принято называть дающего желания. Не могу прекратить рисовать его в своем воображении. Какой он будет? Будет ли это мужчина: высокий, статный, привлекательный? Или у него будет квадратное лицо с тяжелым подбородком, начинающимся там, где у нормальных людей верхушка носа? Или он будет рябым, с маленькими, глубоко посаженными глазами, но губами, которым обзавидовалась бы любая девушка? Или это будет женщина в широкополой шляпе, с милым, треугольным личиком и неожиданной кубышкой вместо тела, покоящейся на миниатюрных изящных ножках? Я перебираю в уме недавно виденных мною на улицах города колоритных персонажей. Их тысячи, и потому гадать можно бесконечно. Ладно, внешность Старика не так важна, как его желания. Главное, чтобы они были выполнимы. Нет, по правилам все миссии выполнимы, - иначе какой смысл их давать? – но, насколько это отвечает безрассудствам рыбки – в разной степени. “Золотая Рыбка” ставит условие: «… желание не должно причинять вред жизни и здоровью окружающих, а также выходить за рамки моральных устоев. Лица, написавшие желание, противоречащее данному условию, будут исключены; лица, выполнившие данное желание, будут отвечать по всей строгости закона и понесут…». Ходят слухи, что по крайней мере один из создателей ЗР – юрист. Это успокаивает.

Но не совсем.

Нравственные устои, неписаные правила и нормы этикета под контролем. Но степень безумства, вложенная в желания, ограничивается только их авторами. Это может быть любая сумасшедшая выходка, не подпадающая под запрет. Повторюсь еще раз – любая. Когда я читала отчеты участников, у меня буквально глаза на лоб лезли. Провести неделю в лесу, питаясь подножным кормом. Сфотографировать охотящуюся сову с расстояния не более десяти метров. Пожать руку музыканту, давшему по меньшей мере пятнадцать концертов. Сняться в массовке к какому-либо фильму. Запечатлеть падающую звезду. Стать свидетелем извержения вулкана. Поймать ворона и научить его говорить “Карлуша”. Прыгнуть на мотоцикле через огненный обруч. Познакомиться с десятью людьми без определенного места жительства и выслушать их истории. Выпросить в подарок щенка. Организовать флэш-моб. Обнять трех прохожих. Выучить фокус. Приложение буквально разрывается десятками и сотнями страниц в подобном духе. Рыбки возмущались, получив нечто экстраординарное.

Но миссии выполняли.

  • я думала – что за бред? Людям что, больше нечем заняться? Я могу придумать миллион занятий и в пределах собственной квартиры, гораздо более рациональных и полезных, чем кататься на гномике или лизать радугу. Однако продолжала читать отзывы каждый день. И чем больше я их читала, тем больше меня затягивало. Сидя в четырех стенах и поглощая захлебывающиеся от волнения слова пользователей, я получала свою дозу адреналина. Не прошло и месяца, как ЗР стала моим наркотиком. Поэтому когда в комментариях впервые мелькнуло “переходит в платное обслуживание”, я решилась.

У меня скучная жизнь. В ней нет места опрометчивым поступкам, необдуманным решениям или авантюрам. Есть лишь набивший оскомину маршрут: работа и дом, дом и работа. Наверное, в классификации Тотлебена или Кончини, если б таковая существовала, я занимала бы одну ступень с пресмыкающимися. Я чувствую себя лужицей на обочине жизни. В детстве я зачитывалась авантюрными романами. «Они носят фантастические формы какой-нибудь индостанской или монгольской армии и обладают помпезными именами, которые в действительности являются поддельными драгоценностями, как и пряжки на их сапогах. Они говорят на всех языках, утверждают, что были знакомы со всеми князьями и великими людьми, уверяют, что служили во всех армиях и учились во всех университетах» - вот о чьих подвигах я мечтала. Меня устроило бы мало-мальски занимательное приключение, но они словно сговорились обходить меня стороной. По ночам мне снились яркие, удивительные сны: далекие острова, непроходимые джунгли, полярные ночи, беспощадные пустыни. Но стоило открыть глаза – и их место занимала серая пелена будней. Каждый день похож на предыдущий словно детали на конвейерном заводе Форда, и оттого меня все больше и больше затягивало паутиной и покрывало плесенью. Несколько раз, надеясь вырваться из сети квиетизма, я совершала безобидные вылазки на прогулки, в театр, в кино – и снова ржавела. Нужно было что-то большое, что-то гораздо более значительное, чтобы сдвинуть меня с мертвой точки. И этим “значительным” я определила для себя “Золотую Рыбку”.



Лина Луисаф

Отредактировано: 06.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться