Вместо холодной мести

Вместо холодной мести

По пятницам в этом баре на пересечении сразу нескольких улиц было чрезвычайно людно, и только поэтому бармен с официантами раз в неделю получали приличные чаевые. Место не пользовалось особой популярностью, так как не каждый прохожий мог позволить себе цены в их меню. Обычно сюда заходили выпить более состоятельные люди, а также высшие менеджеры в компаниях, которые снимали офис поблизости. Но сегодня, в четверг, никого особо не удивляло полупустое помещение с приглушенным светом и весьма дорогим интерьером. Были занятыми всего четыре стола. За одним собралась небольшая компания из троих человек, которая весьма шумно обсуждала последние новости мира политики, при этом потягивая дорогое здешнее пиво. За столиком в самом центре сидел мужчина, еще молодой, и курил сигару. Его рука методично поглаживала грани стакана с виски. Двое остальных столов занимали такие же одинокие посетители, причем один из них все время читал газету и даже не притронулся к своему скотчу. Немолодой бармен в форме заведения протирал бокалы белоснежным полотенцем, то и дело поглядывая на часы. Его смена заканчивалась через три часа, и все его мысли были уже дома с женой и их полугодовалой дочерью.

Мужчина поднял голову, прервав свое занятие, заметив, что в зал вошла девушка. Она приветливо улыбнулась бармену и, игнорируя огромное количество пустых столов, направилась за стойку, где тут же заняла высокий стул. Пожалуй, девушка была даже красивой, хотя тонкие черты лица, хрупкая фигура и светло-рыжие волосы делали её младше минимум на пять лет. Она поправила коротковатую прическу и еще раз улыбнулась бармену, заказав джин с тоником.

— Вы здесь впервые, так ведь? — произнес мужчина, поставив перед ней стакан.
— А что, так заметно? — пропустила смешок она, пригубив напиток. Было невероятно вкусно.

Бармен промолчал насчет того, что в подобной одежде, в джинсах и простой рубашке, сюда никто не заходит. Видимо девушка просто шла по улице и вошла в первое попавшееся заведение.

— Конечно, — кивнул он. — Вы не похожи на завсегдатаев. Те никогда не осматриваются по сторонам.
— Есть на что посмотреть? — заинтересовалась она, сделав еще один глоток.
— Это заведение построено в далеком тысяча девятисот тридцать пятом году, — чопорно отрапортовал бармен, принявшись вновь протирать стаканы, — и на втором этаже вы сможете увидеть комнаты трофеев, где собраны раритетные бутылки со всевозможными сортами напитков, которые раньше подавали здесь, снимки чемпионов, когда еще проводились состязания и тому подобное…
— Весьма занятно, — хмыкнула девушка и соскользнула со стула, — мне как раз надо скоротать время. Что же, устрою себе небольшую экскурсию… спасибо вам за идею!

Она подмигнула мужчине и, прихватив с собой стакан с джином, пошла к ступенькам, которые вели наверх. Впрочем, бармен проследил за ней взглядом и тут же забыл о девушке. Эта вряд ли оставит хорошие чаевые. И спустя минут десять он дежурно приветствовал другую клиентку. Эта барышня явно была не чета предыдущей, и мужчина, проработав барменом не первый год, был абсолютно уверен в том, что эта оставит в их баре не одну сотню долларов. Однако не он один обратил на неё внимание. Компания из троих молодых людей тоже смотрела вслед белокурой красотке с точеной фигурой, которую облегало темно-зеленое платье-футляр. Её левая рука сжимала ремешок дорогой на вид сумочки, и при этом подведенные карандашом глаза девушки безучастно оглядели все помещение. Да, свободных столов предостаточно. Она занята тот, который располагался подальше от шумной компании и уже собиралась жестом позвать или официанта, или бармена, как один из служащих заведения тут же материализовался перед ней, готовый исполнить любой её каприз.

— Виски со льдом, пожалуйста, — немного резко произнесла она, красиво изогнув красные губы в подобии улыбки. Кажется, у неё был не самый легкий день.

Бенджамин сидел за столиком уже добрый час и докуривал вторую сигару, совершенно не обращая внимания на посетителей в баре. Это единственное приличное заведение, которое располагалось в радиусе ста метров от офисного здания его компании — далеко ходить за выпивкой мужчина не любил, не любил он так же терять время даром, если ему за это не платили. Хотя, положа руку на сердце, стоит сказать, что он не любил ничего в этой жизни. Кроме денег. Бенджамин уже как пару лет руководил бизнесом отца, который достался ему в наследство, и сумел превратить среднюю компанию в то, что через какое-то время перерастет в корпорацию. Он вырос в небедной семье и с самого детства имел все, что хотел. В школе Бен был лидером в своей компании приятелей, которые тянулись к более сильному, и его немного побаивались остальные. Те, кто сумели втереться к нему в доверие, спокойно учились, едва не припеваючи, а попавшим в его немилость приходилось несладко. Парень мог избить обидчика, унизить кого-то перед всем классом, и никто бы не вступился за жертву его дурного настроения — зачем портить отношения из-за какого-то неудачника? Чтобы самому превратиться в такого? Ну уж нет. И все оставались безучастны, а годы шли, и они закончили школу. Бен ни с кем не виделся из бывших приятелей, начав полностью другую жизнь, совершенно не вспоминая прошлое со школы. Его не заботили какие-то истерики девочки, которую он при всех назвал уродиной, сломанная рука одноклассника только потому, что тот выиграл у Бена в футбол, или же разбитое окно в каком-то из кабинетов…

У него выдался нелегкий день, а завтра будет еще тяжелее: необходимо за ночь принять одно из важных решений насчет подписания контракта с одной из фирм. Бенджамин знал, что директор той компании человек скандальный и с ним предпочитают не связываться, но платил он хорошо. И его разрывали на куски сотни аргументов «за», и столько же «против». Компания неподалеку вновь разразилась громким смехом, и он бросил на них неодобрительный взгляд, на мгновение подумав заплатить охраннику на входе, чтобы тот выкинул их из заведения. В конце концов, Бену хотелось покоя.

— Что, тяжелый день был?

Он удивленно поднял голову, зажав в пальцах сигару. Рядом с его столиком стояла красивая девушка в зеленом платье, которая, кажется, не так давно зашла в зал и тоже выбрала столик подальше от шумных ребят. Она сидела в нескольких шагах от него и, увидев тот неодобрительных взгляд, который мужчина бросил в сторону смеющихся, решила подойти ближе.

— А тебе какое дело? — грубо ответил Бен, продолжив дальше поглощать виски из стакана. 

Он не любил, когда с ним пытались завести разговор незнакомые люди в публичных местах. Его это раздражало сверх меры.

— Мы могли бы вместе пожаловаться на то, как всякий сброд, пускай он и может заплатить по счету, пускают в приличные места выпить свои порции алкоголя, а затем разойтись как ни в чем не бывало, — пожала плечами девушка и уже собралась, кажется, уйти, но тон её голоса и слова раззадорили Бенджамина, и тот небрежно махнул рукой, и этот жест она расценила как позволение сесть рядом.
— Меня зовут Клеро, — произнесла девушка, стоило ей сесть за стул напротив мужчины, и забросила ногу на ногу. Юбка платья слегка подтянулась вверх.
— Бенджамин, — представился он. — И я понятия не имею, что такая девушка как ты забыла в подобном заведении. Это отличительно мужская черта — просиживать в барах свободное время после работы.
— А кто вам сказал, что я после работы? — ухмыльнулась она, пригубив виски со льдом.

Её ни грамма не смущало то, что Бенджамин обращался к ней на «ты», а она продолжала уважительно обращаться к нему, хоть и не убавляла дерзости в словах.

— Не поверю, что просто проходила мимо, — холодно произнес он, смерив ту взглядом.

Клеро была красивой, пожалуй, даже слишком. Длинные белокурые волосы красивыми локонами спадали её на спину и плечи, голубые глаза, казалось, смотрели в самую душу, а губы изгибались в весьма соблазнительной полуулыбке. Бен знал такой тип женщин: им достаточно щелкнуть пальцами, как у их ног тут же появлялся очередной кавалер. Он любил таких. Любил сбрасывать их с воображаемых тронов, показывая, что те не становятся пупом мира, стоит им лишь раздвинуть ноги. Возможно, Бенджамин уже видел, как снимает с неё это темно-зеленое платье, обнажая изящную фигуру, спрятанную под ним, а затем, спустя час или два, бросает на её тело один доллар.

— Действительно, мимо я не проходила, — усмехнулась Клеро, допив свой виски, — у меня запланирована встреча неподалеку, а единственный самолет из Бостона сюда прилетел рано, и у меня еще в запасе пару часов, которые надо где-то скоротать. Мой знакомый занимается продажей элитных квартир в городе, и он хотел, чтобы я помогла поднять рекламную кампанию его агентства.
— Специалист в своем деле? — Бенджамин стряхнул пепел с сигары в пепельницу.
— Одна из лучших, — многозначительно кивнула она и заказала им еще по стакану виски. — Жаль только, что исключительно в плане профессионализма в карьере.
— Неудачное замужество? — проницательно заметил Бен, кивком поблагодарив официанта за новую порцию виски.
— Так очевидно? — вздохнула Клеро, подняв стакан и сделав вид, что пьет за него.
— Более чем, — фыркнул он, залпом выпив почти половину: девушка успешно отвлекала его от навязчивых и невеселых мыслей о завтрашнем контракте, и только поэтому мужчина разрешал ей болтать. Так бы он уже выставил её за порог заведения. — Когда женщина красивая, профессионал в своем деле, то она или вдова, или активистка какого-то движения. Впрочем, на последних ты не похожа. Одержимость карьерой — привычное явление у тех, кто желает избавиться от призраков прошлого или же реализовать себя назло супругу.
— Вдова? — удивленно спросила девушка, заправив за ухо светлый локон. — Нет-нет, вы ошибаетесь… Мой муж жив, вроде как здоров и женился второй раз. Не сошлись характерами после первого же года супружеской жизни. Как он сказал, мы птицы разных полетов, — задумчиво произнесла Клеро, — мол, мне, сколько не дай, всего будет мало.
— И что, — саркастически ухмыльнулся Бен, — хочешь сказать, что он ошибся?
— Он? — девушка засмеялась. — Он был прав, как никогда в своей жизни.

Их негромкий смех привлек внимание бармена, и тот бросил на них лишь один взгляд, не прерывая процесса приготовления коктейля мужчине, который до сих пор читал газету. Он знавал такие парочки, что встречались здесь, в баре, выпивали, а затем снимали комнату наверху, проводили ночь, а наутро расставались с дикой головной болью, похмельем и убеждением, что больше не встретятся в этой жизни. И они были чертовски правы. Зачем растягивать и превращать в рутину то, что было так приятно единожды?

— … Кажется, я всю жизнь руковожу этой проклятой компанией, — бармен слышал лишь жалкие обрывки их беседы, когда подносил очередной стакан уже изрядно подвыпившим посетителям, — еще со школы меня готовили к этому. Что отец, что мать явно считали день прожитым зря, если не напоминали мне об этом как минимум десять раз!

Бенджамин едва сдержался, чтобы не ударить кулаком по столу. Он понимал, что выпил больше, чем хотел изначально, но Клеро оказалась хорошим слушателем, и мужчина прекрасно осознавал, что они видятся первый и последний раз в жизни…

— В школе приходилось тяжело? — понимающе склонила голову девушка.
— Я плохо помню школу, — нахмурился Бен, — то время у меня ассоциируется с толпой каких-то неудачников, желающих погреться в лучах моей славы, или же придурков, которые шли мне наперекор. Сплошные ничтожества и слабаки…
— Я закажу еще коктейли, и ты мне расскажешь подробнее, — улыбнулась ему Клеро, а затем не самой твердой походкой направилась к барной стойке, заказав два «Дайкири» с лаймом. Бенджамин допивал пятый стакан виски, когда девушка поставила перед ним бокал с коктейлем и взяла свой в руки.
— Кажется, мы еще не выпили за знакомство, — туманно улыбнулась она ему, облизнув верхнюю губу.

Края их бокалов соприкоснулись с характерным звоном, и Бен с Клеро осушили их до самого дна. Мужчина чувствовал себя не лучшим образом, он еще помнил о том, что завтра необходимо дать ответ насчет контракта, но эта мысль отошла на второй план. Бенджамин скользнул взглядом по такой же нетрезвой Клеро и не смог не отметить, в который раз, насколько она привлекательна. А, черт с ним… Она словно одним своим видом подталкивала его к иным действиям, и Бен не мелочился — заказав целую бутылку дорогого виски, он грубо схватил Клеро за предплечье и потащил за собой на второй этаж, не забыв положить на барную стойку сотню долларов. Девушка даже не думала сопротивляться этому.

Они остались одни за одной из закрытых дверей в этом заведении. Бенджамин, кажется, решил напиться до предела, и поэтому взял с полки два стакана, совершенно не обратив внимания на внешнее убранство номера. Кровать есть, и сойдет. Клеро легла на кровать, из-под опущенных ресниц наблюдая за тем, как Бен разливал виски по стаканам. Девушка подтянула выше юбку платья, приняв от мужчины стакан. Она сделала вид, что отпила спиртного в то время, когда он выпил почти половину. Бенджамин нахмурился и сел на кровать, поставив на пол стакан. Ему стало дурно, и мужчина ослабил галстук на шее. Кажется, Клеро этого вовсе не заметила. Она грациозно стала на колени, а затем легко толкнула Бена в грудь, и тот с дурацкой улыбкой упал спиной на мягкое покрывало, тут же почувствовав губы Клеро на своих. Он ответил на поцелуй, положив ладонь на её талию, а затем спустился к ягодицам.

— Я так долго ждала этого момента, — негромко прошептала девушка, разорвав поцелуй. — Кажется, лет шестнадцать, не меньше…
— Что ты несешь? — пробормотал Бенджамин, чувствуя как заплетается его язык и нарастающее головокружение, подтягивал юбку её платья выше. — Мы познакомились пару часов назад…
— О, — лишь произнесла Клеро, а затем потянулась к его руками: в её ладони откуда-то взялись наручники, и она тут же приковала его правую руку к кованой части кровати. Девушка больше не выглядела пьяной.
— Что?.. — не мог никак понять происходящего Бен, чувствуя, как учащается сердцебиение и с каждой минутой дышать становится все труднее.
— Мы давно знакомы, Бенджамин, — серьезно произнесла Клеро и, выпрямившись, положила руку себе на голову. 

В следующее мгновение глаза мужчины расширились от шока. Девушка сняла парик, и оказалось, что у неё светло-рыжие волосы. Она небрежно стерла агрессивный макияж с глаз.

— Ты, — с трудом произнес Бен, едва ли не задыхаясь. Это невероятно, но он сумел её узнать, хоть произнести настоящее имя этой девушки мужчина не смог.
— Та самая, кого ты унижал все девять лет моего обучения с тобой в одном классе, — сладко прошептала на ухо она ему, и прилегла рядом. — Та, кого ты называл уродиной чаще, чем хвалился своими достижениями… Ну что, Бен, сейчас я такая же страшная? Кажется, ты еще минуту назад хотел меня, и хотел не вырвать у меня из рук книги и разорвать их пополам…
— С-сука, — прошипел тот, попытавшись дернуться. Странный спазм сжал его горло и мужчина закашлялся. — Завтра… ты…
— Нет никакого завтра, — деловито произнесла Клеро. — По крайней мере, у тебя его нет. Я шестнадцать лет ждала не только нашего поцелуя потому, что была в тебя влюблена, но и возможности отомстить тебе, дорогой. Ждала возможности применить на практике знание того, что у тебя аллергия на лайм. Мои поздравления, ты скоро умрешь. Можешь не переживать насчет завтрашней встречи… Я избавила тебя от неё, не благодари. Теперь ты не испортишь никому жизнь так, как испортил мне. Прощай.

Клеро поднялась с кровати, бросив холодный взгляд на бесчувственное тело мертвого человека, который когда-то был её одноклассником и первой любовью. Шагнув к окну, девушка проверила, нет ли никого поблизости, и вернулась к телу мужчины. Открыв наручники, она с трудом стащила его с кровати и поволокла к подоконнику, благо тот оказался невысоким. Ей хватило сил перекинуть Бенджамина на перекладину, а затем Клеро взяла его за ноги, перебросив через окно на улицу. Тело Бена свалилось на землю, и девушка быстро спрыгнула за ним, перед этим сняв туфли. Почти мягко приземлившись на бывшего одноклассника, она тут же поднялась на ноги и протащила его еще каких-то два метра, а затем не без приложенных титанических усилий спрятала тело во вместительный багажник своего внедорожника, который специально припарковала здесь. Перед тем как захлопнуть багажник, Клеро переоделась прямо здесь, а также сняла линзы — в темном переулке, где никто не ходил так поздно — в такую же одежду, в которой заходила в бар ранее… А затем достала складную лестницу. У неё в запасе было не больше пяти минут. Девушка быстро взобралась в окно номера, с которого не так давно выпрыгнула, вышла из него, нацепив на дверь табличку «не беспокоить», а затем поспешила в небольшой музей этого заведения…

Бармен обслуживал последнего клиента, который оставался в зале. До конца его смены оставалось еще полтора часа, и он надеялся, что сегодня посетителей уже не будет. Со ступенек, которые вели на второй этаж, послышались шаги, и бармен вздрогнул от неожиданности. Признаться, он и забыл о девушке, которая внешне походила на подростка со своими короткими рыжими волосами и которая отправилась на экскурсию по их музею. Поставив на барную стойку пустой стакан из-под джина с тоником, она приветливо улыбнулась мужчине.

— Вы сказали правду, у вас интересное заведение… И, если честно, будь у меня побольше времени, я бы осталась здесь подольше. Спасибо вам, прекрасного вечера.

Улыбнувшись бармену, Клеро положила на барную стойку пятьдесят долларов и ушла, больше ничего не сказав. Надо еще забрать лестницу и отвезти труп Бенджамина в его квартиру.



Мария Рэд

Отредактировано: 09.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться