Возвращение дракона

Возвращение дракона

Однажды наступает момент, когда ты понимаешь, что бой закончен. Совсем.
Благодаря силе, или отваге, или даже везению. Благодаря — или вопреки всему. Но, в любом случае — это конец, цель достигнута. Вернее, почти достигнута. Пора возвращаться.
И ты возвращаешься.

С плеч Рудольфа тяжёлыми волнами ниспадала роскошная бархатная штора.
Портной, конечно, уверял, что это плащ, причём сшитый по новой столичной моде. Дескать, в последнее время именно так начали носить, и вот так закалывать. Непременно двумя фибулами, и чтоб между ними цепочка, а на цепочке — медальон с гербом. Если, конечно, у достопочтенного господина есть герб.
Герб у «достопочтенного господина» был. Причём весьма приметный — с рыцарем, обезглавливающим дракона.
Собственно, из-за этого герба всё и случилось.
— Если ты достойный наследник своего рода, то принеси мне голову дракона! — сказала герцогиня Ружская. Эльза, как иногда называл её влюблённый рыцарь. Только в мыслях, разумеется. Вслух же она была для него «Ваша Светлость». Или ещё «госпожа герцогиня». Последнее — изредка и наедине.
— Но ведь драконы давно вымерли, госпожа герцогиня, — осторожно возразил Рудольф.
— Что за отговорки, милый граф, — засмеялась Эльза. — Сразу видно, что вы недостаточно меня любите.
Смех её был подобен журчанию ручья, искрящегося в рассветных лучах. По крайней мере, так казалось юному графу. Он готов был поклясться, что от каждой улыбки госпожи герцогини по стенам замка разбегаются солнечные зайчики.
Разве можно отказать такой женщине?
Рудольф преклонил колено у ног своей прекрасной дамы и осторожно прикоснулся губами к её руке. К самым кончикам пальцев, обтянутых тонкой шёлковой перчаткой. О большем рыцарь даже помыслить не мог.

Найти дракона оказалось нелегко.
Рудольф распродал всё состояние, чтоб оплатить услуги лучших мудрецов и магов, объехал полконтинента, прошёл три войны, переплыл четыре моря, странствовал, убивал — и сам несколько раз едва не погиб.
Слава бежала впереди него. Порой он слышал в тавернах песни об отважном рыцаре, который бросил всё, чтобы добыть для своей возлюбленной голову дракона. Песни кончались по-разному: иногда свадьбой, иногда смертью героя, проигравшего в схватке с ужасным змеем. Рудольф старался не вслушиваться, а то и вовсе уходил, даже не допив паршивое местное вино. От приличного он даже уже отвык.

Последний дракон континента был стар и дряхл. Прежде его шкура, должно быть, отливала серебром, но сейчас походила на тусклый серый камень. По твёрдости, впрочем, тому же камню не уступала, поэтому Рудольфу пришлось здорово повозиться, отрубая вожделенную голову. Граф даже подумал, что в таком деле обычная пила была бы гораздо полезнее меча. Но ведь он же рыцарь! Он же победитель дракона!
Не подобает побеждать дракона пилой!
Тот, к слову, даже не сопротивлялся. Когда Рудольф осторожно вошёл в пещеру, держа наготове копьё, дракон на мгновение приоткрыл один глаз, оценивая своего палача, и тут же закрыл его снова. И устало пробормотал: «Надо же, подходит».
Рыцарь только поудобнее перехватил оружие. Он действительно в этот момент подходил к чудищу, и отступать не собирался. Не для того столько времени разыскивал логово последнего змея.
Даже страха почти не было. Только заученное за несколько лет знание, куда ударить. Единственное слабое место, маленький неприметный участок мягкой чешуи на горле. Рудольф не мог, не имел права промахнуться. И не промахнулся. Огромное копьё пронзило нужную точку с ужасающей лёгкостью. На пол пещеры хлынула кровь — чёрная, вязкая, пахнущая чем-то терпким и пряным.
Дракон слегка дёрнул хвостом, и тут же затих.
Всё оказалось быстро и просто. Даже, пожалуй, слишком быстро и слишком просто.
Хотя голову — да, долго пришлось потом мечом отрубать.

— Принёс! — сказал Рудольф, сваливая тяжёлый мешок у ног герцогини.
За долгие годы поиска он отвык от куртуазной вежливости и от напускной яркости светских приёмов. Ему было неуютно в этом огромном зале, где сегодня давала бал герцогиня Ружская. Рыцарь чувствовал, что взгляды всех гостей обращены на него. Да что там гости: на Рудольфа смотрели и слуги, и музыканты, и, кажется, даже герои настенных гобеленов.
Только герцогиня презрительно смотрела на простой холщовый мешок, сквозь который до сих пор сочилась чёрная драконья кровь.
А Рудольф, конечно же, любовался своей Эльзой.
Годы, казалось, совсем не тронули её. Ни морщинки на лице, ни капли седины в роскошных волосах. А по стройной фигуре и не скажешь, что пока граф охотился на дракона, дама его сердца успела дважды выйти замуж, дважды же овдоветь и обзавестись тремя детьми.
Всё это Рудольфу рассказали сразу же по возвращении, ещё на входе в город. И посоветовали забыть «эту ведьму», продать драконьи остатки магам, а на вырученные деньги жить в своё удовольствие до глубокой старости. А в жёны можно взять любую из городских красавиц. За героя любимых баллад любая из них пойдёт!
Граф с трудом удержался, чтобы не убить советчика тут же, на месте. Так, немножко приложил кулаком для острастки. И направился в особняк Ружских, подметая мостовую бархатной шторой, ниспадающей с плеч элегантными складками. Лучше бы было, наверное, коня купить. Но тогда пришлось бы являться на глаза герцогине без плаща. А денег хватало только на что-то одно, проклятая занавеска в комплекте с двумя фибулами и гербовым медальоном стоила целое состояние.
— Это... оно? — спросила Эльза, аккуратно указывая на мешок кончиком атласной туфельки.
Рудольф только кивнул, не в силах вымолвить ни слова.
— О, отлично! — алые губы герцогини тронула улыбка, — Отнеси в мой кабинет, и можешь быть свободен.
Сперва рыцарь подумал, что ослышался. Потом ещё раз прокрутил слова в голове и осознал, что слышал их, к сожалению, совершенно чётко.
— Ваша Светлость... я... Я имел честь надеяться, что после моего возвращения вы... мы... Вы говорили...
— Да-да, припоминаю. Я говорила, что если вы, граф, принесёте мне голову дракона, то я сочту вас достойным наследником вашего рода. Подтверждаю прилюдно: вы воистину достойны своего герба! А теперь прошу вас покинуть зал и не портить глубокоуважаемым господам праздник.
— Но... Ваша Светлость... Госпожа Эльза, — Рудольф путался в словах, но всё же нашёл в себе силы выговорить злополучную фразу до конца. — Госпожа Эльза, вы выйдите за меня замуж?
— Замуж? За вас, Рудольф? Что вы, конечно нет. Простите, если ввела вас в заблуждение. — Герцогиня безмятежно рассмеялась, и смех её падал на пол бального зала холодными льдинками. — Ну же, не стойте столбом, граф. Унесите отсюда ваш трофей, и мы продолжим танцы.

Кабинет герцогини находился на верхнем этаже особняка. Рудольф добросовестно занёс туда мешок и положил на стол. Рядом с огромным старинным фолиантом, на обложке которого было вытеснено золотом: «Средство для продления молодости на основе драконьей крови».
— Ведьма, — сквозь зубы процедил рыцарь. Он сам ещё точно не знал, относится ли это слово к характеру Эльзы, или к её методам обращения с мужчинами, или же к способам сохранять красоту. Он ненавидел герцогиню всем сердцем — и так же, всем сердцем, страстно любил. Внутри закипало странное, незнакомое до этого момента чувство. Закипало, жгло и требовало выхода.
— Ты будешь моей, ведьма! — наконец взвыл Рудольф, швыряя фолиант о стену. — Ты всё равно будешь моей! — Вслед за фолиантом полетел и мешок. От удара верёвка, стягивающая горловину, лопнула, и драконья голова выкатилась наружу, уставившись на Рудольфа мёртвыми неподвижными глазами.
Рыцарь поморщился. Он точно помнил, что раньше эти огромные алые глазищи были закрыты. Впрочем, какая теперь разница. Дракон нужен был только для того, чтоб завоевать сердце Эльзы. Но раз у неё нет сердца — придётся искать другой способ.
Он сграбастал змея за костяной гребень, намереваясь запихнуть обратно в мешок...
«Я же сказал, что ты подходишь», — прошелестело в голове хриплым голосом старого дракона.
От неожиданности Рудольф выронил трофей и отскочил подальше, поминая всех известных богов.
Голова приземлилась неудачно, набок. Но алые глаза всё так же буравили рыцаря, а раздвоенный язык вывалился из распахнувшейся пасти, словно мёртвое чудище дразнилось.
«Хочешь, чтоб она была твоей? Так завоюй её, рыцарь!»
— Как? — с трудом выдавил из себя граф.
«Твоей даме нужен дракон? Так стань для неё драконом! Отпей моей крови. Не бойся, не отравишься. Ты подходишь...»
Голос звучал всё тише, и мёртвые глаза начали тускнеть.
Рудольф с сомнением посмотрел на голову.
Снизу, из бальной залы, раздавалась музыка, весёлые разговоры и хрустальный смех герцогини. Почему-то именно его граф слышал особенно чётко. И каждая нотка этого смеха отзывалась в его сердце поминальным звоном.
Рыцарь шумно выдохнул и решительно шагнул к дракону.
Спустя несколько минут из особняка герцогини Ружской вылетел огромный крылатый ящер, шкура которого отливала серебром, отражая лунный свет, а глаза светились алым. В лапах чудище сжимало тонкую женскую фигурку, в которой многочисленные свидетели признали хозяйку особняка.

Однажды наступает момент, когда ты понимаешь, что бой никогда не закончится.
Можно только достигнуть цели. Но потом придётся искать новую. Искать, находить — и бороться за неё. Снова и снова возвращаться в битву.
И ты возвращаешься.



Екатерина Шашкова

#41613 в Фэнтези

В тексте есть: драконы, сказка, романтика

Отредактировано: 17.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться