Заветная расправа (дуэль, пост 12, 18+)

Автор: Тьма / Добавлено: 22.10.17, 20:37:31

Разгневанные захмуревшие облака в кровавых сумерках  недобро встречали схватившихся существ Природы, как предпосылка к несчастью, ведь именно у Природы везде бывал баланс: небо вверху, земля внизу, воздух посреди, вода ниже земли. Но, результат того, что бывает когда стихии смешиваются и устраивают вражду, не заставляет себя ждать. Так бы поняла она, сама - Мать всех живых существ и растений, не сумела оградить перевертышей от напасти. Теперь они сами стали врагами для нее, а друг для друга- смертью. Сурово наказание для каждого из них, не важно, кто умрет раньше, кто позже.

Смертельный закат обдавал дерущихся предвещающим прохладным ветром, а негодующие тучи сбивались и сотрясались друг с другом, имитируя схватку двух ночных хищников, рассылая громкие звуки грома и предвещая грозу. Не сразу, нет, через часов пять-шесть. Сейчас же Природа пыхтела и ярилась, не принимая к себе больше в объятия ни волка, ни воробышка.

Отъявленные же воины с широко раскрытыми глазами заботились только об одном: скорейшем убийстве своего противника. На арене тщетно пропахло кровью, земля пропиталась лужами и пятнами оной, а также клоками шерсти и кучей перьев. Острые камни немилостиво угрожали торчащими концами, готовые насадить дерущихся в их случайном полете в бою; земля казалась влажной, специально уходила из под лап и ног не давая опираться врагам об нее, а парящий перед грозой воздух усложнял угнетенной атмосферой и заставлял тратить больше сил на движение крыльями. 

И каждый верил в свою победу. Каждый смотрел в лицо опасности и видел там себя, сжимающего в тисках своего противника и лишающего жизни.

Голова шла кругом. Волчица покатилась по земле с кутхом дальше, не переставая дергаться и переваливаться, балансируя хвостом и задними лапами в противовес крыльям, чтобы побороть врага и зажать его, но они лишь обкатывали бока поскольку силы оказались равны. Сцепившаяся насмерть со своим противником Ким выглядела сейчас неестественно страшной и обезумевшей в край от боли и ярости, поглотившей весь ее разум и все тело: ободраная злющая морда с прищуренными огненными глазами, поклеванные  и продраные передние лапы, одна из которых просто обвисла как бесполезная тряпка, окровавленная грязная шерсть с выдраными клоками. Вдобавок ко всему здоровая лапа птицеобразного только глубже впивалась в разорваный бок, оголив часть ребер и процарапав некоторую часть утробы, и Ким не скрыла боли, завыв в барахтающемся клубке до самой истошности и оглушения.

Из оскаленной слюнявой пасти открывалось кровотечение, но сейчас ей было совершенно плевать, потому что боги дали шанс исправить положение, барахтаясь мордой к морде с крылатым соперником.

У зверя больше энергии и толчкообразных сил, чтобы побороть на земле пернатого летуна,поэтому хищница контраатаковала, не собираясь закрываться и защищаться от того, кого нужно брать напором и безустанными атаками. Земля - не для птичьего облика северянина, здесь его она не поддержит, да и энергию на махание крыльев по земле и воздуху отберет порядочно. Через несколько мгновений почва перестала помогать и волчьим лапам, и птичьим, мокрая и скользкая от крови воинов, валила их и потешалась над тушами.

Черношкурая хрипло дышала и ворчала, теряя силу для мощного раскатистого рычания вместе с проливающейся кровью. Пернатый выродок - единственное, ради смерти которого, зверь еще активно боролся и рвался до шеи жертвы с такими ранами, в долгу, конечно не оставаясь. Волчьи когти успешно раздирали те места, до куда доставала хищница еще раннее в воздухе, а клыки, о них еще не может позабыть кричащий ворон, трепетно хлопающий крыльями, но волчица его не отпускает и не отпустит. Он останется на земле.

Провернувшись на земле после падения, Ким получила удар от левой руко-лапы кухта в шею, но не сразу острые пальцы с когтями смогли пробить густой мех. А раз промахнуться здесь никак нельзя было, конечность встряла в волчью шкуру и плоть, помешав волчице нанести свой смертоносный укус. На этот раз горло защитить не удалось, а вот лапу...В нее сейчас и попытался клюнуть северянин. Только получив заместо того снятый с половину головы собственный скальп, когда конечность резко рванула в сторону, отлично реагируя на попытку клюнуть. Это было не самое главное, к чему стремилась изнуренная и слабеющая волчица.

 Лапа лишь послужила кратковременным отвлечением и придержанием к себе поближе птичеобразной головы Мицара. Он почти прильнул к хищнице в надежде клюнуть ее за многострадальную лапу, а зверь почувствовал, что это единственная возможность уложить врага рядом. Через боль и напряжение, всем телом, в особенности головой и шеей Ким резко потянулась вперед, хватая длинный и удобный по расстоянию, клюв вражины. Мощные челюсти сомкнулись, если все же вышло, прямо поперек клюва с его ноздрями, сжались до такого состояния, чтобы прочуять хруст и недоумение кутха, который позабыл о том, что пасть сильнее клюва, каким зубастым бы тот ни был. Это была смертельная хватка ценой чему стало разрывание шеи, поскольку "воробьеныш" запустил внутрь когти. 

Израненая слабеющая лапа легла на руколапу мужептицы,оттягивая ее от шеи, но состояние с каждым разом ухудшалось. Зверь начал давиться своей кровью, но не мог отпустить подлый, мерзкий клюв пернатого выродка! Задние лапы Ким с остервенением терзали ноги или живот кутха, если там можно было до чего-то достать, подталкивали обоих к стене, где хищница еще отважилась бы подняться, но передние лапы отказывали в движениях и пасть-единственная часть тела, которая позволила и жить,и уничтожать, хоть и медленно. 

Воинская традиция- смотреть в глаза своему ненавистному врагу. Ким молча смыкала жуткие челюсти и смотрела распыленными горящими глазами в птичьи. Что в них сейчас? Боль и обида? Торжество или смирение? Волк дерется до последнего дыхания и он делает все, чтобы протянуть последние секунды, дождавшись, когда выдохнет воробыш.

Books language: