Почитай-ка

Автор: Екатерина Радион / Добавлено: 06.05.19, 19:38:30

У нас тут как клуб анонимных алкоголиков, только анонимных писателей.
Какой отрывок смотрит на вас? Какой зацепил?

Признавайтесь!

I

Максис молча принялся за еду, Леката тоже попробовала рыбу в овощном соусе и еле сдержалась, чтобы не застонать от удовольствия. Повар сегодня явно превзошел сам себя. Мягкое филе так и таяло во рту, соус придавал нужную остроту и нежность, оставляя томатное послевкусие. 
– Выпьем? – как ни в чем не бывало наместник разлил по бокалам вино. Запахло ванилью. Леката поднесла кубок к губам и принюхалась. 
– Напиток без затей и подвохов, – улыбнулся супруг. – Сегодня мне нужен твой трезвый ум. 
– Если своего не хватает, подойдет и лягушачий… – изрекла Леката, отправляя в рот очередной кусок рыбы. 
– Прекрати, – поморщился Максис и сделал несколько глотков. – Десять лет назад я тоже был ребенком, мне было двадцать два. Я тебя толком и рассмотреть-то не успел. Так, незнакомая ничем не примечательная девчонка, дочь богатенького папашки. Идиотская отцовская затея, в которой я отчего-то должен участвовать. В тех словах была мальчишеская бравада, больше ничего. Прости, если обидел. 
– Чего ты хочешь? – Леката уже утолила первый голод и решила взять быка за рога. Пригубила вина и, чувствуя, как ароматная жидкость растекается по языку, оставляя после себя приятное тепло, отметила предусмотрительность мужа. Немного расслабиться им точно не помешало бы. 
– Хочу стать твоим супругом. Настоящим, – мужчина посмотрел на нее в упор. – Мне уже пора остепениться, ты мне нравишься, хоть временами один твой вид раздражает до зубовного скрежета, но с того вечера я только и думаю, что о тебе. С ума схожу. 
– Что же ты обо мне думаешь? – криво ухмыльнулась Леката. – Подозреваю, ничего лестного. 
Потянулась к кубку, чтобы сделать глоток. Максис шумно вздохнул. 
– Хочу кинуть тебя на кровать и трахать, пока у тебя будут силы обнимать меня и наслаждаться, – запальчиво пояснил он. Облизнул губы и прикрыл глаза: – А потом продолжить терзать тебя, обессиленную и обезумевшую, чтобы вместе с моим потом, слюной и спермой ты впитала мысль, что я твой господин, твоя опора, защита и страсть. 
Леката подавилась вином. Откашлялась и тряхнула головой, приходя в себя. 
– Мой супруг – человек жарких страстей, как посмотрю… – отставила напиток в сторону и кинула на Максиса насмешливый взгляд. – Но я не такая. Хочу развода.

II

Открыла ячейку почтового ящика и достала содержимое. Среди рекламок суши лежало и почтовое уведомление — наконец-то обрадую дочь! Но вместе с ним лежало ещё одно уведомление. Я даже несколько раз моргнула, не веря глазам — «Судебная повестка». А в строке истца значилось: Волков П.В. — фамилия и инициалы бывшего.
Во многих женских романах встречается словосочетание «сердце пропустило удар». Моё пропустило два, и бешено забилось, так, что стало тяжело дышать.
— Оль?.. — Антон мгновенно понял — что-то не так.
Увы, он даже не догадывался, насколько все пошло не так. Знать бы еще зачем появился бывший? Не мог же он узнать о Кате?!
- Бывший хочет увидеться в суде.

III

Девушка проводила доктора и быстро вернулась ко мне. 
- Ну, что? - испуганно спросила она. 
Никто никогда не переживал за меня, кроме родителей. Странно, но это так. Девушкам из моего окружения этого не понять. С мужчиной должно быть весело, или зачем он вообще нужен? 
- Доктор сказал, ничего серьезного, - успокоил я Аню. - Только уколы надо делать… 
- Внутримышечные? – поинтересовалась она. 
- Да. Придется в поликлинику ходить. Там очередь. Ну, похожу, не развалюсь. 
И правда, чем я хуже других? Тем более что жить буду по любому. Посмотрю, как лечатся простые обыватели. Даже интересно. 
- Не надо никуда ходить. Тем более с температурой. Я могу тебе уколы делать. Я умею. Многим знакомым колола. Даже себе. Так что никаких проблем. 
От такого предложения я напрягся. Она что, сможет меня легко колоть, и даже не будет стесняться? Ради этого стоит попробовать. Сразу возник образ эротичной медсестры и пациента. Пошляк! Но это меня завело с пол-оборота. 
- Буду тебе очень благодарен, - я теперь смотрел на девушку совсем под другим углом. 
Лишь бы она не заметила. Я уставился в пол, чтобы не напугать ее. Представляю, какой у меня сейчас взгляд. 
Я уже представил себе Аню со шприцем в руке. Белый коротенький халатик с расстегнутыми верхними пуговицами. На шее блестящий стетоскоп. Чулки в сетку. На поясе с кружевом. Белые. А я лежу перед ней такой больной, несчастный. 
Аня приказывает мне лечь на живот. Она медленно стягивает с меня трусы. Очень медленно... Садится на меня верхом. Аня?! Верхом на мне?! Зачем? Так ей удобнее делать укол. И тут она всаживает мне иглу… 
- Макс, где рецепт? 
Нет, сначала она протирает спиртом место укола. Ее рука ласково гладит мою ягодицу. Нежная, мягкая ладонь. Спирт приятно холодит кожу. И тут она резко… 
- Рецепт где?! 
- Что? – очнулся я. 
- Ты оглох? Давай рецепт и деньги, говорю. В аптеку схожу. 
Я порылся в тумбочке, выдал ей деньги и вручил рецепт. Аня ушла. Итак, на чем я остановился? Она всаживает мне в задницу укол. И я от этого балдею… Я что, стал мазохистом? Очевидно… 

IV

Дом вожака сфинксов выглядел очень просторным, светлым, спартанским и… одиноким. Словно Дарлию не хватало чего-то или кого-то и это ощущалось буквально во всем. 
В коттедже царила атмосфера ожидания: долгого, страстного и абсолютно безнадежного… Я чувствовала это кожей и замечала по мелким деталям, что говорили больше самых длинных объяснений. 
Справа от порога вытянулась вешалка-рогатина высотой больше двух метров – мне едва дотянуться. Но под основными «рогами» торчали еще несколько – на таком уровне, что и мне вполне сгодился бы. 
Возле окна притулился стул, ровно в таком положении, чтобы удобно было наблюдать за поселком. На краю стола сиротливо стояла большая белая кружка, явно сделанная на заказ, с изображением двух химер: рыжих, как одна из моих сущностей. 
Голубая бархатная подушка на одном из кресел – единственная подобная вещь в гостиной – усиливала впечатление. 
Чудилось – сейчас войдет некто, повесит плащ на рогатину, на один из крючков для невысоких существ, нальет в чашку чай или молоко и сядет к окну, приветствуя утро. 
А потом, утомленный от созерцания, возьмет книжку и устроится в кресле с подушкой. 
Ковалль посчитал взглядом те же предметы, поднял глаза на Дарлия и покачал головой, будто говорил: «А вот это ты зря…»

V

- А ну стоять! – раздался голос со стороны лестницы, ведущей наверх. На ступенях появился хозяин лавки, целясь в разбойника из двуствольного ружья. 
Пришелец бросил короткий взгляд на человека и снова повернулся к манекену. Когти бережно, даже с какой-то нежностью скользили по сукну. Голова склонилась набок, как у любопытного пса. 
- Руки убери! – выкрикнул хозяин, поражённый безразличием ночного гостя. Ружьё качнулось. – Сейчас я тебя, сволочь, живо к страже отведу. А дёргаться будешь, пристрелю на месте! А ну… пошёл! 
- Ты охотник? – голос старика оказался глухим и трескучим, словно сухие сучья. 
- Чего? Двигай вперёд, говорю! 
- А я охотник, - продолжал ненормальный, уделяя вооружённому человеку внимания не больше, чем гуляющему вокруг сквозняку, - хороший охотник остаётся незаметным, таится. Только потом бросается и загоняет жертву. Я возьму эту шкуру. Она хорошо будет скрывать меня. 
На глазах ошеломлённого лавочника зловещая фигура безумца задрожала. Так трепещет воздух над пламенем. От пришельца повалили клубы чернильного дыма, и силуэт его начал меняться. Сгорбленный старик выпрямился, расправив плечи. Рваная хламида растаяла как воск, затем сжалась, окутав тело чёрным плащом. Из мрака соткались те же брюки, те же самые рубашка с жилетом. Аккуратную седую причёску венчал котелок. Даже кривой посох преобразился в изящную трость. 
- Ч-ч-чего это? Демоново семя… - пятясь, пробормотал торговец. От неловкого движения палец дёрнулся, и ружьё оглушительно чихнуло дробью из обоих стволов. 
За долю мгновения фигура гостя взорвалась непроглядной тьмой, чтобы возникнуть чуть поодаль. Лавку сотряс жуткий рык, из-под шляпы полыхнули жёлтые глаза. Хозяин закричал, спотыкаясь и падая на ступени, когда пришелец прыгнул с места на полдюжины шагов. Это был уже не человек - огромная клыкастая тварь. Когда произошло превращение, было не разобрать. Челюсти сомкнулись, подобно капкану, обрывая панический вопль. 

VI

Я хочу, чтобы ты меня взял. Жестко, беспощадно, как голодный солдат, что добрался до трофея. Как варвар. Потому что ты и есть варвар. Вечно голодный и жадный, который смотрит на эту жизнь с изнанки, через витрину. Надраивая полы, перетаскивая тяжести, ты всегда где-то там, за перегородкой пафосных ресторанов, на пыльных складах элитных супермаркетов. Ты исподтишка выглядываешь оттуда, жадно рассматривая таких, как я. Ты покрываешься потом, когда я, выходя из машины, высоко поднимаю ногу в короткой юбке, которая стоит столько, что тебе не заработать и за три месяца. 
И в этот краткий миг ты замечаешь сокровенную влажную темноту, мелькающую перед твоими воспалёнными от вечного недосыпа глазами. 
– У всех баб между ногами одно и то же, – ржут твои друзья, рассматривая сочных гламурных девиц в интернете. 
И только ты знаешь то, чего не понимают эти тупицы. У дорогих женщин там, внутри, все по-другому. Там адреналин и кайф от обладания тем, что доступно немногим. Тонкий запах биржевых котировок, уникальных мехов, отборных бриллиантов. 
У женского лона есть память. Оно помнит, сколько в него вложили перед тем, как взять. Но те занятые дяди, что покупают бриллианты, уже не в состоянии овладеть этим лоном до конца. Слишком много лет вложено в бизнес. Слишком мало осталось, чтобы вложить в женщину. 
Ты хочешь показать мне, что в элитном супермаркете, куда я зашла на пару минут купить устриц, вина и черной икры, есть тот, кто готов ненадолго украсть меня из роскошной жизни. Выдернуть из богатого рая. 

VII

Радостно зашагала в сторону жилого корпуса, расположенного за учебными корпусами. Мне казалось, сама природа радуется вместе со мной: приятно согревают лучи солнца, в воздухе ещё пахнет летними ароматами цветов и ягод. Я шла, широко улыбаясь. Неожиданно нога подвернулась на камушке. Я присела, потирая заболевшую щиколотку. И вдруг магия настойчиво зазвенела внутри меня. По спине прошлась дрожь. Я замерла, прислушиваясь. Неприятное чувство усилилось, я отчетливо ощущала на себе чей-то колючий взгляд. Резко встала и обернулась, но никого не заметила. Однако, тревога не прошла. Подхватив пышную юбку учебной формы, бросилась к жилому корпусу со всех ног. Страх, усиливаясь, залез в самую душу. Мне казалось я слышу шаги за спиной. Это заставило обернуться, но я не удержалась на ногах и с криком полетела на землю. Пытаясь смягчить падение, выставила руку вперед. Ладонь обожгло и закололо. 
Наверное боль от падения вытеснила страх. Он схлынул, словно и не было его никогда. Я осторожно приоткрыла один глаз, потом другой. Осознала, что растянулась на тропинке, правая рука вытянута вперед, а левой крепко прижимаю к себе книгу. Быстро подскочила на ноги и завертела головой по сторонам. Но я была абсолютно одна. Недовольно выдохнула и обтряхнула юбку. 
- Алия! – раздался голос Маркуса. 
Я увидела друга, бегущего ко мне со стороны корпуса. Глаза приятеля широко раскрыты, а на лице проглядывался испуг. Он подбежал ко мне и стал помогать очистить одежду. 
- Что с тобой случилось? – на выдохе спросил он. – Голова от радости закружилась? 
Парень пытался шутить, но голос всё равно выдавал напряжение. 
- Я не знаю, - честно призналась. 
- Я заметил, что бежишь со всех ног, а потом падаешь. Сразу же поспешил к тебе. 
Прикрыла глаза, вспоминая мимолетный, но очень сильный ужас, который только что пережила. Что же это было? Закусив губу, ещё раз осмотрелась. 
- А кроме меня ты никого не видел? – с надеждой заглянула в глаза другу. 
Он отрицательно качнул головой, подставляя мне локоть. Мы медленно двинулись вперед. Из-за бега лодыжка заболела ещё сильнее. Я с трудом на неё становилась. 
- Кудряшка, да тебе к лекарю надо, - заметил Маркус. – Что вообще произошло?

VIII

Окинув меня недовольным взглядом, папочка насупился и строго повторил: 
- Майя, я все сказал. Даже слушать ничего не хочу о закрытом мире. Иди и не мешай мне работать, - отец нахмурил брови и схватился за какую-то помятую бумажку на своем столе, укрываясь ею, будто щитом, усиленно делая вид, что безумно занят. 
Я же, поставив локоть на подлокотник кресла и подперев щеку рукой, болтала ногой в лакированной черной туфельке, и продолжала прожигать его взглядом, прекрасно зная, что рано или поздно он сдастся. Так было всегда, и я была уверена в том, что и сегодня у меня все получится. И действительно прошло пять минут, потом десять, и папа, осознав, что я никуда не уйду, отложил бумагу в сторону, бросил на меня очередной сердитый взгляд, но уже более спокойно повторил: 
- Майя, я никогда не подпишу этот документ. 

Комментарии:

Всего веток: 11

Татьяна Николаева 06.05.2019, 23:43:22

извините, телефон глюканул

Татьяна Николаева 06.05.2019, 23:42:48

1,2,8

Тала 06.05.2019, 23:32:55

Второй, четвертый и седьмой.
А по шестому отрывку вообще нельзя судить о книге

Валентин Волков 06.05.2019, 23:06:07

Спасибо!

катерина тельнюк 06.05.2019, 21:27:53

1, 6,7

Татьяна Мормуль (Рубан) 06.05.2019, 19:56:25

Третий

MariVi 06.05.2019, 19:51:15

Второй и третий!

Марина Данилова 06.05.2019, 19:50:46

О, сколько вкусняшек. Спасибо.

NATALI 06.05.2019, 19:48:58

Спасибочки)))))

Лидия Демидова 06.05.2019, 19:46:02

Спасибо)

Валентина 06.05.2019, 19:39:34

❣️❣️❣️

Books language: