Академия для двух зол

Размер шрифта: - +

23.03

Вообще я часто завидовала призрачному другу. Он проходил сквозь стены, подслушивал чужие разговоры, мог заглянуть в учебник на экзамене, не пропалившись перед учителем. И что самое интересное, не помнил никаких незавершенных дел и не чувствовал привязанности к определенному месту. Продвинутый такой призрак, необычный.

Когда мы дошли до двери с табличкой «206» сбылся еще один кошмар.

– Курсанты Дубинина и Громова, – громко объявил Небулла. – Ваша комната.

– Нет! – захныкала я, закрыв лицо руками. – За что? Где я в прошлой жизни так сильно нагрешила, чем карму испортила?

– Сумочку под туфли подбирала неправильного цвета, – огрызнулась Дубинина и зашла в наш новый дом первой.

Ремонт сделать забыли. Нет, ничего ужасного, просто старое все. Две двухъярусные кровати с панцирной сеткой, встроенный шкаф, стол для зубрежки, стулья. А телевизор? А ноутбук? Черт, о чем я? Еще бы спросила, где кондиционер, джакузи и мини-бар.  

– Ну, здесь тепло, – попыталась найти что-то положительное Дубинина.

– Ага, светло и мухи не кусают, – продолжила я мысль и устало села на кровать. – Вот не дали нам собрать вещи, где теперь зубная щетка, смена белья, полотенце?

– Все есть в шкафу, – ответил Небулла. – Чего нет, вам не положено. Список разрешенных вещей приклеен на дверцу с задней стороны. Ознакомьтесь. До отбоя час, располагайтесь.

Я проводила Хеллбоя хмурым взглядом и рухнула на жесткую подушку.

– Громова, да у нас не форма, а просто праздник какой-то, – расхохоталась Дубинина, широко распахнув дверцы шкафа.

– Для солдат американской армии дизайн формы разрабатывали в Gucci, – блеснула я познаниями, – а для наших Валентин Юдашкин.

– Не, тут Юдашкиным даже не пахнет. Смотри.

Маленькая месть всех серых мышек нашей школы свершилась. Первую красавицу и гламурную диву Ксению Громову наряжали в пыльный мешок для хранения картошки. Рубашка, а-ля гимнастерка, ремень, юбка, говнодавы и пилотка.

– Блеск, – прокомментировала я  и закрыла глаза.   

Лера шуршала в шкафу не хуже мышей, потом грызла печенье, потом опять чем-то шуршала и щелкала зажигалкой. Сколько я знала свою чокнутую одноклассницу, она везде с ней таскалась. Не Zippo, конечно, но и не копеечная китайская поделка. Лера любила смотреть на пламя так долго, что оно отражалось в глазах и казалось, что рядом не эксцентричная зубрилка, а самый настоящий демон.

– Забавно, – захихикала она, шумно высекая пальцем искру, – пункт пятнадцать. «Студентам университета запрещается вызывать демонов и иные сущности, признанные зловредными, вне стен учебных аудиторий». А в классах, значит, можно. Сидишь такая на уроке, пентаграмму мелом на парте нарисовала, свечи из свиного сала зажгла и читаешь на латыни: «Фацием дурум какантис хабес».        

Лера заржала так, словно сказала жутко смешную шутку. Да тарабарщину придумала и выдала за латынь. Я уже собиралась сказать ей об этом, как одноклассница перевернула страницу и побледнела. Рожа у нее вытянулась, глаза округлились, а челюсть отвисла до пола.

– Смотри.

– Ну и что тут такого? – фыркнула я, а потом тоже стало не по себе. Красным маркером на всю страницу кто-то написал: «Через семь дней ты умрешь!» – Черт! Ты где взяла эту дрянь?

– Так методичка же, – хлопнула ресницами Лера. – «Правила проживания в ГУПМиК». В шкафу лежала. Небулла задал учить.

– Да прикололся кто-то. Бред.

Я отобрала методичку и сощурилась на надпись, всерьез надеясь, что померещилось и скоро все пройдет. День тяжелый. Сначала убили понарошку, потом пообещали убить по-настоящему, теперь вот письменно оформили угрозу. Надпись осталась. Лютый бред. Фильм “Звонок”, выползающая из колодца черноволосая Садако, кассета со зловещей рябью. Магическая Академия, да? А сценаристы её случайно с фильмом ужасов не перепутали? Декорации так точно оттуда. В такой общаге реально охота сдохнуть.

– Ты с призраком своим консультируешься? – ехидно спросила Дубинина. – Как его зовут? Познакомила бы хоть.

– Отвали. Ты не в его вкусе.

– Дан меня зовут.

Полупрозрачный предатель наивно полагал, что его услышали или издевался? Я не успела спросить. В коридоре раздался противный звук, будто вилкой по стеклу царапали. Мы с Лерой зажали уши и отшатнулись от двери, потому что в нее забарабанили изо всех сил. 

– Семь дней же еще, – прошептала Дубинина и вдруг  заорала на всю комнату: – Чего надо?

В ответ тишина. Ушли, что ли?

– Дан, – не выдержала я. – Это ты или твои друзья?

– Нет.

Мертвый друг сам сидел в испуге и таращил на дверь круглые, призрачные и очень большие глаза. Мда, призрак, который боится других призраков.



София Мещерская, Таша Книжная

Отредактировано: 20.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться