Баланс Темного

Размер шрифта: - +

Глава 13. Проводы

Всю дорогу думал - если я появлюсь в участке через пятнадцать минут после звонка, это будет указывать на мою невиновность? Я не побоялся явиться по первому требованию, значит - невиновен, так? Или, наоборот, они подумают, что, перенервничав, я ломанулся к ним, даже не почистив зубы?

Дверь в кирпичное здание с белой надписью «Полиция» на синем фоне я открывал трясущейся рукой. Представился дежурному, и тот показал мне кабинет капитана Алексеева. Я бы с удовольствием постоял перед дверью, чтобы отдышаться, но выглядело это слишком палевно.

- Добрый день! Меня зовут Трофимов Денис, вы звонили.

- Да, проходи, присаживайся! - капитан лет тридцати пяти показал пальцем на стул. - Так быстро пришёл. Не работаешь?

- Я-фрилансер, - усевшись в кресле, я несколько раз глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. - Работаю дома.

- Я знаю, кто такой фрилансер, - капитан улыбнулся. - Спросил бы, чем ты занимаешься, но времени совсем нет, так что - сразу к делу. Ты знаешь парня по имени Николай Маслов?

- Слышал, что его убили неделю назад, - я кивнул. - Этим завалена вся сеть. Но, вообще, я его не знал.

- А не расскажешь, что ты делал в прошлый четверг около десяти часов вечера?

Наверно, капитан думал, что поставит этим вопросом меня в тупик. Но - нет. Я же не совсем придурок, чтобы идти на разговор к следователю не подготовившись заранее. Стратегию показаний я выбрал примитивную и максимально приближенную к правде. Потому что запутаться в правде нельзя.

Я рассказал следаку всё и даже больше: про наш с Саньком проект, про покупателя, про Санины загулы и про то, как я пришёл к нему под подъезд, чтобы дать леща. Умолчал я всего два факта - что видел пробегающих во дворе мужчин и, что поднял с клумбы пульт. Вырезанный двухминутный эпизод из того вечера не сделал мою историю подозрительной или незаконченной.

Капитан Алексеев, услышав поток моего откровения, признался, что они вышли на меня по звонку. Полиция проверила все входящие и исходящие в прошедший четверг около десяти вечера из нашего района. Я как раз звонил Сане в то время.

Моя история удовлетворила капитана, и в его глазах я из возможного подозреваемого превратился в бесполезного чувака, который в холостую дышит воздухом в его кабинете. Алексеев уже собирался меня отпустить, а я решил понаглеть:

- Неужели не нашлось записей с камер? Их же сейчас ставят на парковках, магазинах, даже на подъездах вешают!

- С камерами там не так всё просто…, - уверенный в себе капитан начал мямлить. - Короче! Давай, Денис! У меня к тебе вопросов больше нет, можешь идти! Если что-то вспомнишь - вот моя визитка!

… … …

Над разговором с капитаном нужно было хорошенько подумать, но времени не было. Часовая стрелка добежала до девятки, день в деревне Ханто шёл в полный рост, а что со мной? Я вообще есть там - на Отре? Или моё тело просто растворилось в стогу сена?!

У подъезда я поздоровался с бабой Верой и получил лишнее алиби - Денис ещё не сдох и не разлагается, лёжа на диване. Щёлкнул дверной замок. Я попил воды, закинул в себя зачерствевший кусок хлеба и завалился на диван с пультом в руке:

Доступное количество переходов - 70. Хотите совершить переход?

Переход выполнен успешно. Доступное количество переходов - 69.

Открыв глаза, я ничего не увидел. Щипало в носу и пахло навозом. Поморгал, что-то склеило мне веки… Протянув руки к лицу, я вбухался в какую-то жижу. Лоб, глаза, щёки и рот - всё было залеплено какой-то вязкой воняющей массой. Я сгрёб её с лица в жменю:

Мазь для заживления открытых ран (слабая). Требуемый уровень Митры - 0.

Ускоряет заживление ран и увеличивает восстановление здоровья.

Изготовлена из полевых растений и древесной смолы. 

- Что за херня?! - ругнулся я, еле выговаривая слова, и понял, что этой хернёй набит и мой рот.

- А-а-а! - крикнул кто-то справа от меня. - Живой?! Денис, ты живой?!

Мина я чуть не прикончил. Не шучу! Этот придурок нашёл меня в стогу, не смог разбудить и не придумал ничего лучше, кроме как - измазать лицо заживляющей мазью. Травник подошёл к делу тщательно - напихал мази в ноздри, в щёки и на всякий случай промазал даже глаза.

- Ты не просыпался! - кричал Мин, выставив перед собой руки, когда я замахивался на него топором. - Что мне было делать!?

- Мин! Что бы ты не делал, в первую очередь - думай! - я потряс топором и получил наслаждение, глядя в его испуганные глаза. - Иногда же у тебя получается думать?! Как по-твоему долбанная заживляющая мазь поможет мне проснуться?!

- Откуда я знаю?! - травник развёл руки и перешёл в атаку. - Я хлестал тебя по щекам и водой поливал! Почему ты не просыпался?!

- Потому что у меня очень крепкий сон, - я опустил топор и вытер остатки мази с лица. - Новости какие-нибудь появились?

- Есть кое-что, - травник поправил одежду и взъерошенную прическу. - Старуха Ярия вырастила в этом году картошку размером с тыкву, а Марик вчера напился на охоте и сломал три пальца, когда ставил капкан…

- Ты чего несёшь?! - я уставился на Мина.

- Что? - тот невозмутимо посмотрел на меня.

- А есть что-нибудь важное?!

- Моряк Сидос сказал, что в этом году в реке очень мало окуней, - травник склонил голову, как бы спрашивая: «Это подойдёт?».

Я промолчал.

- А, понял! - он хлопнул себя по лбу. - Если ты спрашиваешь про Гана, то я ничего не знаю. Я всё время был с тобой в амбаре…

- Всё, умолкни! - я пригрозил ему топором и задумался.

Итак, если Акрота держала своё слово (а она его точно держала), то на улицах Хандо мне показываться нельзя. Уйти из деревни я мог без особых проблем - перескочить через забор или выломать из него пару брёвен. Но хотел ли я уходить?



Артем Кочеровский

Отредактировано: 07.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться