Баланс Темного

Размер шрифта: - +

Глава 14. В поисках имени

Примитивный трюк на проверку реакции, который когда-то провернул со мной Гойнус, я повторил с Ганом. Если бы я метнул в него браслет-ловушку, как бросают кинжал или ядовитый дротик, то торговец прижался бы к борту или спрятался за спиной Исилиса. Но я лишь легонько подкинул его в воздух, и Ган на автомате протянул руку. Я поймал Гана, на том, что он поймал браслет.

Был ли я уверен, что браслет сработает? Ни капельки. Всё это время серебряная штукенция пролежала у меня в рюкзаке без движения, и я не разу не видел, чтобы светились её глаза. Но она сработала. Ган дёрнулся, когда металлическая фигурка ожила, торговец попытался выбросить её за борт, но она обвилась вокруг кисти.

Корабль уносило течением, а торговец с выпученными глазами смотрел - то на меня, то на браслет. В его глазах поселились страх и непонимание…

Жители Хандо пошли обратно в деревню. Их не волновал спрыгнувший в воду негожий, этот придурок за последние два дня начудил столько, что удивляться было нечему. Лишь одна Акрота осталась на берегу. Она ещё долго сверлила меня взглядом и хмурила брови, прежде чем уйти.

Дождавшись, когда жрица скроется в лесу, я рухнул в воду. Левая рука горела огнём и болела. Сняв с себя куртку, я увидел, как чёрная кожа с предплечья заползает на локоть и расползается дальше ворсинками, похожими на корни. Я прочитал надпись:

Вы использовали ловушку-браслет Ратхари.

Уровень тёмной энергии повышен до 50.

Тёмная энергия 0/50.

Боль прошла секунд через двадцать, я выполз из воды и внимательно осмотрел руку. Страшно было не столько от того, что чернота расползается по руке, сколько от изменения кожи на предплечье. Она будто покрылась наростом. И этот нарост бороздили жилы, отдалённо похожие на вены, только вместо крови в них бежала тёмная энергия - магический кисель с вкраплениями светящихся звёзд.

Уровень тёмной энергии увеличился до пятидесяти единиц, но понять это можно было не только по полоске состояния, но и просто, посмотрев на руку. Она изменилась. В моём предплечье не осталось почти ничего человеческого. Я использовал артефакт, созданный Ратхари, и позволил тёмной энергии захватить ещё один кусочек моего тела. Если так пойдёт дальше, то я закончу, как те зомби, несущие службу Треулу на Проклятом утёсе.

Возвращаясь в Хандо, я размышлял - стоило ли использовать браслет - и пришёл к выводу, что стоило. Даже если бы я знал заранее, что использование артефакта сильнее зачернит руку, то всё равно подарил бы его Гану. Ублюдок заслужил. Я сделал всё, что было в моих силах, и, надеялся, что смогу спать спокойно.

Удивительно, но жизнь в деревне вернулась на круги своя в течение пары часов: пастухи погнали животину на пастбище, кузнец растопил печь, а жрица собрала совещание с охранниками. Отточенные механизмы вновь закрутились, и я почувствовал себя в Хандо ненужным.

… … …

- Помоги мне!

Уставшая после изнурительного рабочего дня, жрица смотрела на меня безразлично. В зале-совещаний горели две керосиновые лампы и пахло табаком, под потолком летала жирная муха.

- Как?

- Как мне получить имя?! - я постучал пальцем по лбу.

- Откуда я знаю?!

- Кто ещё может знать, если не ты?!

- Отра, всемогущая…, - пробубнила Акрота. - Я не знаю ни одного негожего, который получил бы имя. Я, вообще, не знаю ни одного негожего!

- Что на счёт заданий Отры?!

- О чём ты?!

- Ты же видишь надписи?! - я помахал рукой у неё над головой. - Очистить Медную пещеру от маугов - это было дополнительным заданием, а что такое задания Отры?!

- Я не знаю, - Акрота пожала плечами.

- Как это?!

- Я ни разу не получала задания Отры, - она опустила глаза. - Ни я, ни мой покойный отец, который тоже был жрецом.

- Вот как? - я почесал затылок. - Неожиданно.

- Жрецы умеют управлять Митрой, но задания Отры - это нечто большее. Иногда мать всего живого разговаривает с людьми, но такое происходит редко. Отец говорил, что многие жрецы умирают, так и не услышав её голос.

- Она даст мне имя, если я выполню её задание?

- Скорее, она даст мне крылья, чем задание - негожему! - Акрота размяла шею и убрала с лица локон волос. - Извини. Откуда мне знать?

- Ладно, - я поёрзал на стуле. - Но, должно же быть хоть что-то?

- В смысле?

- Есть способы с ней поговорить? Если Отра не хочет разговаривать со жрецом, то как жрецу достучаться до неё?

- Не знаю, - она встала из-за стола. - Попробуй поговорить с Дарпинусом - это наш главный травник. Когда-то давно они ходили с моим отцом к озеру Костров.

- Где живёт этот Дарпинус?

- Спроси у Мина, - улыбнулась Акрота и выпроводила меня из зала-совещаний.

… … …

Улыбка жрицы показалась мне странной. А ещё я вспомнил, как Мин бредил, когда его вырубил Денам. Он произнёс имя Дарпинус (оно звучит слишком необычно, чтобы его не запомнить), и он просил у него прощения.

- Не думаю, что это хорошая идея! - отставив банку с сушенными стрекозами, ответил Мин. - Может лучше выпьем?

- Мы не будем пить! - ответил я и всмотрелся в его глаза - Ты боишься к нему идти?

- Нет, конечно! - травник снова подвинул к себе банку и начал перебирать стрекоз.

- Тогда почему, ты просил у Дарпинуса прощение, когда я тащил тебя полумёртвого в амбар?

- Я?! - он ткнул себя пальцем в грудь. - Не помню такого.

- Мин? - я улыбнулся и потрещал косточками кулаков. - Мы всё равно пойдём к Дарпинусу.

- Почему это? - травник высыпал на стол сушёных стрекоз и начал по одной закидывать обратно в банку. - У меня сейчас очень много дел. Давай завтра?!



Артем Кочеровский

Отредактировано: 07.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться