Бастарды его величества

Размер шрифта: - +

Глава одиннадцатая

- Ты? – вскинулся Марк. – Ты расскажешь, о чём мы думаем? Молчи, деревенщина! Твоя магия наверняка поддельная, как и эти вызубренные наизусть дворянские речи. Признайся, Вилфрайд, это ты написал ему на листике, что говорить?

Кэранта это не остановило. Он поднял бокал, поднёс его к свече, изучая алую жидкость, плескавшуюся внутри, поднёс к губам и сделал маленький глоток, пробуя вино на вкус. Диана видела этот жест в исполнении Эдмунда, и ей всегда казалось, что он пьёт кровь и чужое счастье, сначала пытается понять, достоин ли этот человек того, чтобы стать частицей короля, а потом осушает до конца…

Кэрант откинулся на спинку своего стула, и теперь было хорошо видно, что он неправильно застегнул пуговицы и рубашки, и камзола, потому одежда так смешно торчала. А запонки на рукавах вообще держались на честном слове. Но в его позе, в надменном взгляде чувствовалось куда больше величия, чем в других.

- Вот, к примеру, ты, - он взглянул на Адриана, - мечтаешь, чтобы этот фарс поскорее закончился. Бастард или нет, а тебе надо вернуться к государственным делам, - пальцы Кэранта скользнули по ободку бокала, очерчивая едва заметную линию искр. – Ведь казначейство не будет ждать? Ты считаешь, что если станешь королём, то выгонишь своего начальника прочь. Казначей подворовывает, король Эдмунд не замечал этого – или хотел не замечать. Тебе никогда не нравился тот, кого теперь считают твоим отцом. Он был не слишком финансово грамотен, уделял много времени женщинам, а серьёзный брак решил заключить не с наррарской принцессой, а с какой-то маркизой из пограничного герцогства. Магия магией, а ведь денег этот союз не принёс и государство не укрепил. Зато у нас теперь есть прелестная королева… Но больше всего тебя смущала его жестокость. Ты рад, что сидишь не плечом к плечу с ним, - Кэрант перевёл взгляд на Марка.

Андриан был бледен, как стена. Очевидно, Кэрант озвучил его мысли, ещё и с такой лёгкостью, что даже возразить было нечего.

- У тебя мысли куда интереснее. В них нет прагматичного расчёта. В отличие от него, - он кивнул на Хордона, - ты не способен думать всё время о ране и ныть, что не можешь больше здесь сидеть.

- Хордон? – Диана повернулась к нему. – Может, стоит отправиться к себе?

- Он не так серьёзно ранен, - возразил Кэрант. – И не встанет, потому что каждый ловелас предпочитает получить побольше женского внимания. Его мысли примитивны. Он думает, насколько дорого обхаживать королеву и надо ли это ему. Или лучше сразу вернуться к делам? Возвращайся, Хордон, она всё равно твоя не будет.

Диана сглотнула.

- Сейчас, - продолжил Кэрант, - ты, - он кивнул на Тобиаса, - мечтаешь меня пристрелить и жалеешь, что у тебя нет соответствующего оружия. Его отобрали, когда привели тебя во дворец… Действительно, жаль. Мы могли бы избавиться от главной проблемы. Но, не буду отвлекаться. Марк?

- Закрой рот, крепостной! – прорычал палач, подаваясь вперёд.

- И вправду, - обволакивающий голос Даркена и голос его тёмно-карих глаз, кажется, могли образумить кого угодно. – Довольно.

Марк, подчиняясь этому приказу, действительно немного расслабился и откинулся на спинку своего стула, а вот Кэрант, кажется, проигнорировал чужие слова.

- Ты думаешь о Её Величестве, - безапелляционно произнёс он. – Ты представляешь её отнюдь не в тех позах, в которых положено быть королеве. Ты думаешь о том, какая на цвет и на вкус её кровь.

Кэрант поднялся на ноги, похлопал по плечу вскочившего было Вилфрайда.

- Сиди, брат, - хмыкнул он. – Сейчас не о твоих мыслях – тем более, ты просто жалеешь, что решил предложить свои услуги…

Седьмой сын остановился за спиной Марка и склонился к нему.

- Ты представляешь, - он шептал, но Диане казалось, что никогда ещё ничьи слова не звучали так отчётливо, - как ударишь её в вашу первую брачную ночь. Ты даже не предполагаешь, что она выберет кого-нибудь другого, потому что наравне с твоей жестокостью идёт и самоуверенность. Она – не дар королей, Эдмунд умел думать куда лучше того, кто назвался его вторым сыном. Ты думаешь: какую кровь ты увидишь первой?

Диана покраснела. Для того, чтобы возразить, ей не хватало дыхания. У стен стояла молчаливая стража, наблюдавшая за этим представлением, словно за чем-то само собой разумеющимся. Остальные братья молчали, словно набрали в рот воды, говорил только Кэрант, и каждое его слово обжигало её, словно ударяло по спине тяжёлым хлыстом.

А самое страшное, что она верила в его рассказ. И не только потому, что седьмой сын был убедительным, а она почти остановилась на мысли, что именно он – истинный сын Эдмунда. Выражение лица Марка было таким… Словно его разоблачили. Не следовало отрицать очевидное. Он действительно представлял себе это.

- В эту секунду, - продолжил Кэрант, - ты думаешь о другом. Кровь Дианы тебя интересует меньше моей. С нею так поиграть не выйдет. А вот с меня, крепостного, ты бы шкуру спустил. Ты представляешь себе, как сделаешь надрезы вот здесь, на запястьях, - он черкнул себя пальцем по руке, - и снимешь кожу с пальцев, как с перчатки…

- Довольно! – прокричал Даркен. – Замолчи! Ваше Величество, вы должны прекратить это, чем скорее, тем лучше!

- Ваше Величество? – Кэрант взглянул на Диану.

Она покачала головой.

- Я хочу, чтобы ты продолжил, - велела она. – Мне интересно.

- Коль уж так, - оживился Даркен, всё ещё не желая мириться с положением, - о чём сейчас думаю я?

- Ты? – Кэрант взглянул на него.

Более непохожих людей трудно было себе представить. И дело было не только во внешности, хотя, казалось, не повторялась ни одна чёрточка. Диана сейчас чувствовала их энергетику, хотя не знала, как правильно это объяснить. И ей казалось, что от каждого пристального взгляда буквально прошибает током. Это были абсолютно разные люди. Слишком разные, чтобы быть братьями, даже если их связывала только отцовская кровь.



Альма Либрем

Отредактировано: 06.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться