Бастарды его величества

Размер шрифта: - +

Глава двадцать третья

- Ваше Величество, - баронесса повернулась к королеве, кажется, несколько умерив спесь, - соболезную вашему горю, - она присела в вежливом, но совершенно неискреннем реверансе. – И мне очень жаль, что наше знакомство происходит именно так. Но этот человек… - взгляд баронессы мазнул по Кэранту. Тот ответил равнодушной улыбкой. – Этот человек – беглый крепостной, кем бы ни назвался. Минимальное наказание, которого он заслуживает – публичная порка!

Диана медленно поднялась со своего кресла, расправила юбки и ступила навстречу гостье, всё ещё не проронив ни единого слова. Она пыталась изучить её, определить, кого именно видела перед собой, и только после позволять более острые суждения. Баронесса ван Бэйрст, впрочем, не понравилась королеве с первого взгляда, и не потому, что была безгранично груба. Существовало множество других причин. Уже то, что она без разрешения явилась в покои к Её Величеству, не свидетельствовало в пользу девушки… И, хотя Диана не хотела бы в этом признаваться, собственнический взгляд, которым баронесса одарила Кэранта, вывел её из себя. Наверное, это можно величать ревностью? Что ж, в таком случае, королева ревновала.

- Боюсь, наказание, которого вы требуете, невозможно, - сухо произнесла Диана, умерив свой пыл. – На принца Кэранта, как и на любого наследника престола, не распространяется право собственности.

- Принца Кэранта? – баронесса бросила взгляд на мужчину. – Так она зна…

Ван Бэйрст не договорила. Одно короткое незаметное движение пальцев – и слова застряли у неё в горле. Казалось, гостья даже дышала теперь с трудом. Было видно, как она напряглась, и изморозь, прежде опоясывающая только самый низ платья, теперь поднималась всё выше и выше вместе с её нарастающей силой.

- Баронессе ван Бэйрст не известно о том, что у Его Величества Эдмунда остались дети, - мягко промолвил Кэрант. – Полагаю, она прибыла на бал и случайно узнала о моём присутствии здесь? Ведь приглашения рассылались всем высокопоставленным особам?

- Несомненно, - подтвердила Диана. – Я надеюсь, баронесса не желала нарочно портить нам вечер… Бал только завтра, но я распоряжусь, чтобы для неё выделили соответствующие гостевые покои. Наверняка часть комнат уже подготовили для прибывших.

- Не беспокойтесь, Ваше Величество, - Кэрант в несколько шагов преодолел разделявшее их расстояние, коснулся руки королевы и мягко улыбнулся. – Я провожу баронессу, если вы не будете против.

Диана напряжённо кивнула и опустилась обратно в кресло. Тем не менее, она всё равно незаметно для других сжала руки в кулаки, сминая платье, и с трудом выдавила из себя улыбку, когда Андриан сел за рояль и принялся играть ту же весёлую мелодию о ведьме, запомнив, очевидно, мотив, но уже не подпевая. И хорошее настроение, царившее в королевских покоях, куда-то вдруг исчезло вместе с Кэрантом.

***

- Гостевые покои для вашей светлости, - Кэрант заботливо распахнул дверь. – Прошу, проходите, баронесса. Это лучшее из всего, что сумели подготовить слуги.

Девушка подобрала юбки, чтобы не запутаться в них, переступила порог и обернулась, несколько удивлённая. Слуга, как раз проходивший мимо, пожалуй, смог увидеть её утончённый профиль и изогнутые в гримасе отвращения губы, а после Кэрант и сам вошёл в комнату, и дверь с грохотом закрылась за его спиной. Баронесса вздрогнула, выражение её лица тоже переменилось из надменного, заносчивого и злого на испуганное, и ван Бэйрст даже рванулась к выходу, но не успела дотянуться до спасительной двери. Морозные узоры поползли по деревянной поверхности.

- Ваша светлость, - Кэрант ступил к ней. – Что ж вы? Вы ж хотели получить в своё безраздельное пользование бежавшего крепостного. Выпороть на площади, публично, - девушка прижалась к двери, беззвучно шепча заклинания. – Почему б не начать прямо здесь? Может быть, попросите слуг принести розги?

Он прижал ладони к стене по обе стороны от неё. Баронесса побледнела, всё больше вжимаясь в выросшую за спиной ледяную глыбу.

- Ты не смеешь!.. – выпалила она. – Ты не…

- Не "ты", - жёстко поправил её Кэрант, - а Ваше Высочество, уж извольте, баронесса. Или вы позабыли, как в нашем государстве быстро можно попасть на виселицу? Я могу напомнить!

Она сжалась.

- Я хотела… я… Ты даже не предупредил меня! – обвинительно выпалила ван Бэйрст. – Что я должна была подумать?

- А у тебя есть чем? – презрительно скривился Кэрант. – В двадцать два года, Лорейн, могла бы и научиться!

- Ты не смеешь приказывать мне…

Кэрант отступил назад, и глыба за спиной Лорейн осыпалась мелкими осколками ей под ноги. Баронесса пошатнулась, едва не упав, вскрикнула и взглянула на него с обидой.

- Ты всё ещё мой крепостной, - прошипела она, - и не имеешь права без ведома госпожи покидать её поместье, являться к королеве и тем более… Если б тебя убили, как беглого, я была бы только рада!

- Да что ты говоришь. Можешь быть, кто-то бы понял, что в мире существуют проблемы серьёзнее, чем расстройство законного наследника престола? Или что пора разочаровывать эту разжиревшую рыжую свинью? – Кэрант зло пнул ногой вазу, наверное, удивительно дорогую, и упал в единственное кресло.

В комнате было не слишком чисто. Эти покои ещё явно не приготовили к посещению гостей. Баронессу, кажется, должно было обижать подобное, но Кэрант не собирался с нею церемониться. Лорейн… Лорейн не менялась. Он был способен отличить жадность от злости, и именно первое вспыхнуло в её взгляде там, в королевской гостиной. К тому же, эта девчонка, не умеющая думать головой, могла разрушить всё одной нелепой, неловкой фразой. И за что небеса даровали ей сильный дар? Сколько лет убила леди Хлоя, чтобы обучить дочь не просто размахивать руками, не контролируя свою силу, а направлять энергию точечно, на достижение результата. То, что Диана постигла за неделю, не давалось Лорейн долгие месяцы.



Альма Либрем

Отредактировано: 06.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться